Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / 5 наивных вопросов /5 наивных вопросов

О песнях протеста

Тэги:

Александр Кушнир, рок-журналист, директор музыкального агентства «Кушнир Продакшн»

Александр Кушнир, рок-журналист, директор музыкального агентства «Кушнир Продакшн»

1. Станет ли мода на протест коммерческим трендом, как это произошло в свое время с английским панком и русским роком?

Тут надо учитывать русский менталитет и аморфную энергетику в стране. Протест как таковой сейчас актуален и востребован, но насколько у оппозиции хватит сил и энтузиазма, сказать сложно. Главное, чтобы этот энтузиазм не привел к гражданской войне. Песни на политическую тематику сейчас поют бессистемно – что-то типа «Барто» или «Рабфака». Плюс ростовские рэперы, большая часть которых уже давно переехала в Москву. В кинематографе на тему протестной активности уже снимается фильм "Митинг" – прямо по горячим следам. Съемочная группа планирует процесс таким образом, чтобы успеть к Каннскому фестивалю. Вот это и есть ответ на ваш вопрос.

2. Возможно ли повторение ситуации конца восьмидесятых, когда группы, вышедшие из подполья, собирали стадионы и дворцы спорта?

Рок сейчас находится в глухой резервации, в гетто. Формы различны: месить грязь в 150 километрах от Москвы на «Нашествии» или прыгать под сценой в ночном клубе вместе с сотней-другой зрителей. При этом надо понимать, что множество групп, которые начинали с провокации, теперь превратились в игроков индустрии развлечений. Начиная от «Океана Ельзы» и заканчивая, страшно сказать, «Мумий Троллем». «Гражданская оборона» закончилась. Обожаю Борзыкина, но на его концерты ходит человек пятьдесят. ДДТ бьется в одиночку. Я музыкальный критик и стараюсь следить за процессом. Если я, как эксперт, не слышу в убедительном количестве современных песен протеста, настолько ли они массовые?

3. Песни протеста слушает молодежь. И исполняет тоже. Как изменился их язык за эти двадцать лет?

Молодежь давно не слушает песен протеста. Получается замкнутый круг. Песен нет – нет слушателей. И наоборот. «Песню дружбы запевает молодежь». Увы. На последнем «Пикнике “Афиши”» я послушал пятнадцать-двадцать групп. Немного песен протеста я там услышал. Возможно, музыканты почувствовали, что в нынешних условиях протест малоэффективен для завоевания аудитории. Редкое исключение – Нойз МС и Шнур. Но тут, как мне кажется, не обошлось без маркетологии. Рок в сильной стагнации, и, как следствие, такая же ситуация с одним из его подвидов – песнями протеста.

4. Может ли песня или музыкальная композиция в принципе изменить ситуацию в стране и в мире? Есть ли такие примеры в истории?

Разве что в шестидесятых – от Дилана и Джоанны Баез в Америке до «Битлз» и «Роллинг Стоунз»в Англии. В поствудстокские семидесятые этого уже не было. А в восьмидесятые и девяностые – и подавно. Был, безусловно, стадионный всплеск рейва и бритпопа. Но там движущей силой были совсем другие механизмы.

5. Кто из нынешних рокеров точно войдет в историю?

В зависимости от того, кто эту историю будет писать.

Анатолий «Джордж» Гуницкий, поэт, рок-критик, сооснователь группы «Аквариум»

Анатолий «Джордж» Гуницкий, поэт, рок-критик, сооснователь группы «Аквариум»

1. Станет ли мода на протест коммерческим трендом, как это произошло в свое время с английским панком и русским роком?

Русский рок в восьмидесятые-девяностые годы все-таки чисто коммерческим трендом не был. Да, конечно, ведущие группы и те, кто способствовал их раскрутке, не бедствовали. Но сама русская рок-музыка в наиболее любопытных своих проявлениях не была коммерческой. Тем более что в те годы еще не сложилось русского шоу-бизнеса в тех отвратительных и порою просто блядских его измерениях, про которые мы привыкли теперь говорить. А вспоминать можно не только англопанк, но и множество других стилей и форм. Но тут как бы и деваться некуда, коммерциализация – неизбежная обратная сторона любой популярной музыкальной луны.

2. Возможно ли повторение ситуации конца восьмидесятых, когда группы, вышедшие из подполья, собирали стадионы и дворцы спорта?

Повторения ситуации восьмидесятых я пока не предвижу. Старые добрые монстры по-прежнему собирают стадионы и прочие вместительные спортплощадки, а вот новым героям это пока не грозит. Быть может, это даже чем-то и хорошо. Для них.

3. Песни протеста слушает молодежь. И исполняет тоже. Как изменился их язык за эти двадцать лет?

Новые песни протеста скучнее по языку, чем прежние. Как и другие песни, не протестные. Вообще в языковой сфере почтенный отечественный рок-жанр в целом ощутимо деградировал.

4. Может ли песня или музыкальная композиция в принципе изменить ситуацию в стране и в мире? Есть ли такие примеры в истории?

Live Aids и Джордж Харриссон с его «Концертом для Бангладеш» точно способствовали множеству позитивных процессов и изменению критических ситуаций в лучшую сторону. Но вот войн или ублюдочных терактов музыкальные композиции пока еще не останавливали. Против лома нет приема.

5. Кто из нынешних рокеров точно войдет в историю?

Из нынешней рок-гвардии в историю уже вошли многие. В нашей совдеповской зоне. А в полный рост мы об этом могли бы узнать лет этак через... 

Обзор о песнях протеста – ПЕСНИ ПРО ТЕСТО. Под какие звуки рождается гражданское общество? – читайте здесь.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое