Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / 5 наивных вопросов /5 наивных вопросов

О Герцене

Тэги:

Юрий Буйда, писатель

Юрий Буйда, писатель

1. Исполнилось 200 лет А. И. Герцену. Как вы считаете, будут ли в России диссиденты и политэмигранты спустя еще двести лет?

Надеюсь, диссиденты будут и через двести, и через пятьсот лет. Но Герцен не был диссидентом, тем более революционером, в том политическом смысле, который вкладывается в это слово последние полвека. Бытовало когда-то в литературе выражение «человек, страстно ищущий истину». Вот таким человеком, на мой взгляд, и был Герцен, который во всех своих идейных поисках шел или пытался идти до конца, даже если результат оказывался разочаровывающим. Славянофил, видевший ограниченность славянофильства, западник, смеявшийся над Западом и западничеством, гегельянец, издевавшийся над Гегелем, он был подлинно свободным и бесстрашным человеком. Может быть, именно эта его черта и была близка Кафке, для которого Герцен был одним из любимых писателей. В каком-то смысле оба были нигилистами. Но если Кафка своими «нет» описывал искомого бога, жестокого, но необходимого, то Герцен, мне кажется, своими «нет» описывал пустоту.

А политэмигрант – это совсем другое явление, и тут уж все зависит от того, какой будет политика через двести лет и будет ли она вообще в нынешнем смысле этого слова.

2. Почему и Березовский, и Герцен выбрали Лондон – это тенденция или совпадение?

Я бы не стал сближать Березовского и Герцена даже притом, что оба они идеалисты, плохо представляющие реальную Россию. Герцена выгнали из Парижа по политическим причинам, в Швейцарии ему было скучно, появилась возможность перебраться в Лондон – перебрался.

Но вообще в связи с Герценом Лондон – место любопытное. Герцен по воспитанию, по интересам, по типу мышления принадлежал к мыслителям французского типа, то есть к людям, которые выше интересов реального, конкретного человека ставят интересы человечества и готовы жизнь положить за всеобщее счастье. Мечтатели с легкостью становятся убийцами. Этот тип мышления принес катастрофические результаты и во Франции, и в России. В Англии иной тип мышления. Если утрировать, то англичанину плевать на человечество – ему важен реальный, конкретный человек (отсюда и традиции британской благотворительности). Не случайно же с середины XVII века Англия не пережила ни одного потрясения, сопоставимого с революциями французскими и русскими. И не случайно также, что Адам Смит, именем которого клялись революционеры, был не только экономистом, но прежде всего – доктором моральных наук, автором трактата, в котором предлагал ставить себя на место другого человека, чтобы лучше понимать смысл, цель и последствия исторической деятельности. Этот английский тип мышления был в целом чужд Герцену, но сближение Лондона и Герцена в этом смысле интересны и даже поучительны для нас нынешних.

3. Нужен ли нам сейчас журнал «Колокол»? Какое издание может претендовать на эти лавры?

Мне не нужен. Особенно поздний «Колокол», который выступал с антирусских позиций, какой бы любовью к «чистой» свободе эти позиции ни маскировались.

4. Кто сейчас для России важнее – обличители или созидатели?

Это вопрос типа «кого ты больше любишь – папу или маму?». Если обличитель не созидает, он болтун и негодяй. Если созидатель не обличает (то есть бездумно выполняет указания сверху), он дурак, который не способен на великие дела.

5. Что бы вы сказали Герцену, если бы случайно встретили его на улице?

Если бы мы были знакомы, то ничего. Или, пожалуй, улизнул бы куда-нибудь: мучительное это дело, поверьте, разговаривать с плохими прозаиками, которые убеждены в своей миссии. А с публицистами я вообще предпочитаю не вступать в разговоры или, боже упаси, в споры. Но это личное: я стараюсь избегать общества литераторов и людей окололитературных.

Александр Хургин, писатель

Александр Хургин, писатель

1. Исполнилось 200 лет А. И. Герцену. Как вы считаете, будут ли в России диссиденты и политэмигранты спустя еще двести лет?

Диссиденты и политэмигранты в России будут существовать столько, сколько будет существовать Россия. Если через двести лет будет такая страна, будут и диссиденты.

2. Почему и Березовский, и Герцен выбрали Лондон – это тенденция или чистое совпадение?

Я бы не ставил эти фигуры рядом. Всё разное. Причины, цели, методы. Всё. Кроме того, если я не ошибаюсь, Герцен был всё-таки гражданином Швейцарии. А в Лондоне просто газету делал. Пока его оттуда не попросили власти. Так что это не только не тенденция, но даже и не совпадение.

3. Нужен ли нам сейчас журнал «Колокол»? Какое издание может претендовать на эти лавры?

В стране всегда есть те, кому необходим «Колокол». Вопрос лишь в том, сколько их, что они собой представляют и зачем им этот самый «Колокол». Сегодня ощущение, что задача его была бы простой – прозвонить на всю Ивановскую, а там хоть трава не расти.

Кто может претендовать на эти лавры? Отвечу вопросом на вопрос: «А кто сегодня в России может претендовать на лавры Герцена?» Вот газета, которую делает этот гипотетический претендент, и может претендовать на эти гипотетические лавры.

4. Кто сейчас для России важнее – обличители или созидатели?

Созидатели важнее не сейчас. Они важнее всегда. И для всех. Хоть для России, хоть для Мозамбика. Обличители, несмотря на то что существуют всегда, публика временная. То есть призванная временем. А уходит их время, и они оказываются не у дел. Хотя смириться обычно с этим не могут и продолжают обличать до победного или любого другого конца.

5. Что бы вы сказали Герцену, если б случайно встретили его на улице?

Я бы приподнял шляпу, слегка склонил голову и молча пошел бы своей дорогой.

Алексей Слаповский, писатель

Алексей Слаповский, писатель

1. Исполнилось 200 лет А. И. Герцену. Как вы считаете, будут ли в России диссиденты и политэмигранты спустя еще двести лет?

Я не уверен, что через двести лет будет Россия. Как, впрочем, и другие страны. А может случиться и так, что через двести лет диссиденты будут прятаться на Луне...

2. Почему и Березовский, и Герцен выбрали Лондон – это тенденция или совпадение?

Англия нас не любит, вот и привечает тех, кто вредит России (как Березовский) или режиму (как Герцен).

3. Нужен ли нам сейчас журнал «Колокол»? Какое издание может претендовать на эти лавры?

А у нас в рунете и так все есть: и колокола, и бубенчики, и колокольчики. И даже рында. Многие, конечно, звонят попусту, но некоторые весьма эффективны.

4. Кто сейчас для России важнее – обличители или созидатели?

Важнее не делить на тех и других. К примеру, предприниматель созидает: строит дороги, дома, заводы. А честный журналист обличает жуликов и воров, мешающих строить дороги, дома, заводы, да еще вводящих предпринимателей в грех. Так что, как видите, в данном случае у созидателей и обличителей один враг – коррумпированная государственная система. Я имею в виду, конечно, не пустобрехов и не тех бизнесменов, которые сами жулики.

5. Что бы вы сказали Герцену, если б случайно встретили его на улице?

Надо меньше пить. Не ему, а себе.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое