Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

  • 13.03.2012
  • смотрели: 1006

Тэги:

На нашу анкету отвечает Матвей Крылов, политический активист, художник

 

Матвей Крылов. Политический активист, деятель культурного сопротивления. Родился в 1989 году в г. Гай Оренбургской области. Закончил художественную школу. С 2003 года стал сторонником Эдуарда Лимонова. Участник многих акций «прямого действия». В частности, мирного захвата здания Никулинского суда в Москве, здания Минфина под лозунгом «Народу вклады верните, гады!», офиса РЖД в поддержку профсоюза железнодорожников. За попытку проникновения в здание Государственной думы был арестован на восемь суток. В октябре 2009 года был осужден по статье 282.2 («Участие в деятельности организации, признанной экстремистской») за мирный захват приемной Министерства иностранных дел и приговорен к одному году лишения свободы условно. Инициатор возрождения «Маяковских чтений» (традиции чтения стихов у памятника Маяковскому на Триумфальной площади) и ряда других культурных акций, выставок и концертов. Организатор и участник выставки «Поколение художников, пожелавшее остаться неизвестным».

Участник «Маршей несогласных» в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самаре и Воронеже. После оглашения приговора по «манежному делу» окатил прокурора водой со словами: «Не забудем, не простим!». При задержании был сильно избит ОМОНом. 29 декабря 2011 года после двух месяцев ареста и массовых митингов в его защиту освобожден. Исповедует идеи straight edge, vegan и ненасильственных методов борьбы по заветам Махатмы Ганди.

 

1. У вас есть план жизни на ближайшие годы? Хотя бы на пару лет? Или на десять лет вперед? Какой он?

В тюрьме у меня было много свободного времени, но не было регулярного доступа к информации, и вместо событий сегодняшних дней я размышлял о прошедших. Например, я понял, что не являюсь профессиональным оппозиционером и вся моя деятельность вынужденная, ее нельзя назвать ни хобби, ни бизнес-проектом. Последние девять лет, с момента вступления в НБП, я занимался тем, что пытался как-то приспособиться к жизни в полицейском государстве.

Перед мартовскими выборами в стране появились новые оппозиционеры, которые в чем-то «быстрее, выше, сильнее» прежних и для которых гражданская активность является чем-то новым и вдохновляющим. Безусловно, я и сам продолжу заниматься протестной деятельностью, но это уже не будет для меня смыслом жизни. Митинги, политика – это лишь малая часть того, что формирует общество. Есть масса других проблем: помощь больным, бездомным, заключенным и наркозависимым. Возможно, этим я и займусь.

 

2. Как вы считаете, будущее предсказуемо? Стоит ли государству, как раньше, рисовать пятилетние или десятилетние планы на развитие страны? Или все настолько зыбко, что год прошел, и слава богу?

О будущем России при Путине я могу судить по годам его правления. В эти годы продолжился путь от стабильности к стагнации: качаем нефть – продаем – покупаем – качаем газ. Государство превратилось в одну большую нефтегазовую корпорацию, а население ее обслуживает и вскармливает будущее поколение обслуги. Для того чтобы быть президентом в таком государстве, не нужно быть гением, философом или даже просто политиком – роль президента может выполнять старший менеджер. Можно, конечно, строить планы на будущее, но кто гарантирует продавцу помидоров, что в следующем году будет хороший урожай? Никто. Техногенные катастрофы, террористические акты, падения на финансовом рынке, с одной стороны, не зависят от властей, но одновременно эти проблемы могли бы быть решены грамотными специалистами. Глобальная проблема как раз в отсутствии грамотных людей, в России все занимаются не своим делом. Посты раздают неспециалистам, а друзьям, знакомым или знакомым знакомых. Нас окружают непрофессионалы на всех уровнях, начиная с полицейских участков и ЖЭКов и заканчивая высшими эшелонами власти.

Что касается будущего, то власти по-прежнему будут получать прибыль от экспорта природных ресурсов и делиться какими-то минимальными процентами с населением, продолжая пугать нас голодными девяностыми. Их риторика такова: «Стало лучше, чем было», «Не дай бог!» – и население, в отсутствие альтернативного мнения, идет на выборы и отдает свой голос мнимой стабильности.

Чтобы началось реальное развитие, в стране, вероятно, должна произойти революция – полная отставка правительства и нынешних чиновников с последующей люстрацией. А еще в условиях экономического и промышленного тупика поймать баланс, что видно по опыту других государств, помогает война. Мне ближе первый вариант развития событий, однако Система, скорее всего, выберет второй.

 

3. Если бы вы были Путиным-Медведевым и верили в планы, какой план вы бы лично одобрили? Что нужно сделать прежде всего, вот прямо сейчас, в ближайший год-два?

Очень трудно представить себя в роли Путина или Медведева, так как я вообще не чувствую себя частью Системы, но если помечтать, то я бы первым делом отменил итоги выборов и назначил новые, отпустил политических заключенных и полностью снял цензуру с официальных СМИ. Упростил бы порядок регистрации политических партий и вернул графу «против всех». Отправил бы в отставку весь судейский корпус, все полицейское начальство и ввел бы выборность руководителей этих структур. Объявил бы широкую амнистию. Дал бы кислороду местному самоуправлению, малому и среднему бизнесу. Отказался бы от роли сырьевого придатка и восстановил промышленность за счет иностранных инвестиций и капиталовложений.

Но все это мне самому напоминает те предвыборные обещания, которыми нас кормили все эти годы. Все это неосуществимо, пока у власти находятся люди, не желающие каких-либо кардинальных изменений.

Важно поменять не двух-трех человек, а всю вертикаль и сделать из нее горизонталь, чтобы каждый мог позволить себе участвовать в развитии государства.

Так что, если б я был Путиным-Медведевым, первое, что я сделал бы – подал в отставку.

 

4. Какой сценарий вам представляется самым оптимистическим для России: сохранить единое государство, добиться экономического подъема, сплотить нацию вокруг идеи нового евразийского союза (возродить экономический СССР), стать снова мировой империей (конечно, добра, а не зла) или просто выжить? Поставьте галочку или добавьте что-то свое.

Для нынешнего государства единственной гарантией целостности и экономической безопасности является Владимир Путин. Крупнейшие компании в стране и большая часть капитала принадлежат либо государству, либо близким друзьям Владимира Владимировича. Получается, что в данный момент судьба страны зависит от одного человека – выдерни его из этой пирамиды или цепи (как угодно), и она развалится. Вчерашние друзья ВВП начнут растаскивать все, что есть, в спешке вывозить деньги за границу и продавать все свое имущество за копейки. Я не специалист в экономике, но мне кажется, все это чревато серьезным обвалом цен и в дальнейшем экономическим кризисом. Однако это не значит, что систему не нужно менять. Иногда нужно рисковать, идти ва-банк и не бояться перемен.

Ни для кого не секрет, что в стране очень сильно развит сепаратизм, например в национальных республиках и областях Сибири. Мой знакомый, художник Артем Лоскутов, в прошлом году снял документальный фильм про одну из главных проблем России – дороги, и не где-нибудь, а в одном из ключевых регионов страны – в Сибири. Отсюда идет основной экспорт нефти, но каких-то серьезных дотаций регион не получает. В итоге люди сидят и думают: «Зачем нам нужна какая-то Москва, которая живет за наш счет, если мы сами можем торговать нефтью и обеспечивать себя?» Вспомним Кавказ, который в год получает половину всего бюджета страны, – это якобы цена мира и спокойствия в регионе. Сохранить целостность такого большого государства, как Российская Федерация, в будущем очень трудно, и, боюсь, нынешняя оппозиция вряд ли сможет решить эту проблему.

Одна моя знакомая на днях возразила одному человеку в споре об империи: «Я не хочу жить в империи, я хочу жить в современной европейской стране». Да, я тоже хочу жить в современном, цивилизованном и развитом государстве.

 

5. Наступит ли в ближайшие годы необходимость подумать об эмиграции: временной, постоянной или внутренней? Вообще, какие у вас предчувствия – больше хорошие или больше плохие?

Я уже несколько раз публично заявлял, что в течение года покину Россию. Для себя этот вопрос я решил. Помню день, когда эта тема стала для многих актуальной – 24 сентября 2011 года. Тогда многие мои знакомые начали обсуждать возможный отъезд за границу. Уже тогда все понимали, что в декабре победит «Единая Россия», а в марте – Путин. И если раньше из моих знакомых уезжали только политические, подвергавшиеся здесь преследованию, то сейчас стали уезжать рядовые граждане, и я их понимаю.

Почему я уезжаю? Вряд ли по политическим мотивам. Просто хочу понять, как это – жить в другой стране. Сравнить жизнь там с жизнью в России, где я провел все свои 23 года. Уезжаю, возможно, для того, чтобы разрушить стереотип «где родился, там и пригодился».

 

6. Если будет совсем плохо, нас спасут: а) инопланетяне; б) американцы; в) никто уже не спасет.

Наверное, сами себя и спасем. Это только принято думать, что в России политически безграмотный и пассивный народ, а на самом деле в каждом из нас сидит маленький оппозиционер. Один уважаемый мной художник на мои реплики о нашем аполитичном обществе очень верно подметил, что в России борются все, каждый по-своему: кто-то дает взятки гаишникам, кто-то отмазывает сына от армии, кто-то уклоняется от уплаты налогов и т. д. Люди знают, что с властью они по разные стороны баррикад.

Со мной в камере сидели двое мужчин, обвиняемых во взяточничестве. Так вот, они мне говорили, что тоже борются с Системой, разрушая ее с экономической стороны. Посмотрите хотя бы на митинги последних трех-четырех месяцев, кто выходит на них – ранее якобы аполитичные люди. Хотя, казалось бы, Путин не свалился на нас с неба, уже двенадцать лет сидит на троне. Или вот выборы, разве они были когда-то честными? Людей переполняют эмоции, и уж если все станет совсем плохо, то от тоски и печали, выпив свои сто грамм, народ выйдет на улицу и спасет себя сам.

 

7. Говорят, что скоро окончательно исчезнут бумажная литература (книги) и периодика (газеты-журналы), уйдут в прошлое авторские права. Никто не будет покупать новые фильмы и музыку, все можно будет скачать в сети. Закроются кинотеатры. Сгинет ТВ. Какие еще неожиданные вещи могут произойти?

С развитием технологий какие-то вещи становятся менее актуальными. Но это не значит, что их в одночасье все забудут и перестанут ими пользоваться. Я много раз ловил себя на мысли типа: «Зачем кто-то покупает газеты, если все новости есть в сети?» или «Зачем люди покупают музыку?». Но, вспоминая, где я живу в данный момент, понимаю, что есть еще жизнь за МКАД, где нет почти никаких альтернатив. Несмотря на широкое распространение интернета, люди продолжают смотреть ящик, покупать газеты и CD. Должны пройти годы, чтобы все эти вещи забылись и потерялись во времени. А самыми стойкими на этой войне окажутся книги.

Что касается авторского права, то оно будет жить еще долго, пока будет существовать коммерция. Сегодня, в эпоху интернета, копирайт стало труднее сохранить, но можно подстроиться под новые веянья и придумать новые способы контроля.

Мне очень интересна судьба денег. Какую роль они будут играть в будущем, продолжат ли вдохновлять людей на преступления и обман, станет ли доллар новой церковью? Или вот, например, грамотность. Будут ли люди через пятьдесят лет уметь писать грамотно, и если нет, то как это повлияет на развитие человечества?

 

8. В ближайшем будущем России предстоит: а) революция; б) перестройка; в) ничего не предстоит, все останется, как сейчас.

Ничего не предстоит, а если что и случится, то все равно не сможет моментально изменить мышление наших соотечественников. Проблема не только в Путине и чиновниках, проблема в нас с вами. Что тут говорить, если мы даже не знаем своих соседей по лестничной клетке и легко можем оправдать дачу взятки, когда нам что-то срочно понадобится.

Недавно я впервые побывал в Минске. Прогуливаясь по огромным пустым проспектам, я чувствовал людской страх и безнадегу. Вернувшись в Москву, ощущаю и нашу тревогу: то, чем дышит и живет Беларусь, ждет Россию в ближайшем будущем. Это и есть то самое «ничего», или забвение.

 

9. Героем новой эпохи станет: а) оппозиционный политик; б) бизнесмен; в) президент (премьер); г) кто-то совсем другой.

Сложно сказать. Вот, например, есть Путин, он, безусловно, герой эпохи, правда, негативный. И есть какой-нибудь сельский врач, который вчера вытащил ребенка с того света. Вообще сейчас очень трудно найти героя, это понятие стало слишком размытым. Я верю в теорию малых дел, и для меня герой, как в песне «Moscow Death Brigade», – это спасатель, пожарный, врач или учитель. Для меня герой эпохи – человек своего дела.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое