Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

СЕКСУАЛЬНЫЙ ХАРАССМЕНТ. Ловушка для мужчин глазами женщины

СЕКСУАЛЬНЫЙ ХАРАССМЕНТ. Ловушка для мужчин глазами женщины

Тэги:

За годы работы в американских корпорациях я изобрела великолепный способ расслаблять мужчин вокруг себя – в разумных, естественно, пределах. Никаких проблем с запуганными «секшуал харассментом» сотрудниками. Однажды, правда, система дала сбой.

Началось с малого: я пришла на работу в платье, и мне сделали комплимент. Потом опасливо спросили: «Ты ведь не возражаешь против комплиментов?» «Да нет, – говорю, – что вы, не возражаю». И тут же вспомнила: этим я еще не рассказывала. На старой работе все знали, а тут надо заново разъяснять. Ослепительно улыбнувшись, я разразилась заготовленной речью.

У меня, объяснила я, нет возражений против закона как такового, но есть серьезные проблемы с тем, что из него сделали на местах, с zero tolerance policies. Вот из-за этого «нуля терпения» все наши беды.

Тут стоит, пожалуй, сделать лирическое отступление и рассказать читателю то, что мои слушатели и так знали. Американский федеральный закон запрещает сексуальные домогательства. Ты мужику и так, и сяк показываешь, что не заинтересована, а он все лезет. Или, еще хуже, начальник пристает к подчиненной, ставя под угрозу работу и карьеру. Сам по себе закон нужный и полезный – ведь если такое происходит раз за разом, неделями и месяцами, то работать практически невозможно. Женщина страдает, предприятие страдает... В большинстве развитых стран есть похожие законы. Но их не доводят до абсурда.

Проблема тут не в законе как таковом, а в размытых определениях. Чтобы кого-то осудить, нужно доказать, что существовала закономерность. Конечно, когда начальник заявляет подчиненной: «Если ты со мной не переспишь, я тебя уволю», – или просто заваливает ее на стол, достаточно и одного раза, но случайный пошлый анекдот или неудачный комплимент под определение не подходят. Даже если три раза подряд – не подходят. Во всех, абсолютно всех случаях, когда кого-то признавали виновным в суде, женщина пыталась решить проблему месяцами, а то и годами. И во всех этих случаях ситуация была, прямо скажем, мерзкая.

Американские (да, наверное, и любые другие) компании не любят судиться. Во-первых, это стоит кучу денег. Во-вторых, это всегда вредит репутации, вне зависимости от исхода. Многие считают, что нет дыма без огня, и перестают покупать продукцию фирмы или не идут работать в компанию, где все «настолько запущено», что аж до суда дошло. Истицам чаще всего выплачивают приличную компенсацию, не шибко разбираясь, кто прав, кто виноват (да и поди докажи кто кому чего когда). К сожалению, для большинства выплата компенсации равнозначна признанию компанией вины. Поэтому сам по себе иск, пусть и не дошедший до суда, нежелателен, и откуп недешев.

Зная это, многие подавали, да и сейчас иногда подают, в суд «на ровном месте». Зачем пытаться решить проблему (это если предположить, что проблема была), если можно найти адвоката и заработать деньги? Адвокат тоже рад – скорее всего, компания откупится, они же не дураки – смотри выше. Более того, если с начальником отношения не складываются – допустим, дама плохо работает, и он не хочет ее повышать, – то можно избавиться от начальника, а заодно, опять же, подзаработать. Поди докажи, что ты не приставал. Конечно, совсем уж из пальца ничего не высосешь, но если каждый анекдот и комплимент идет в дело, то с миру по нитке...

sexual harassment

Фото: applesanity/www.flickr.com

Чтобы избежать исков, большинство фирм решило не связывается с определением харассмента по закону. Черт с ним, с законом. Если надо доказывать, что не было «закономерности», борьба уже проиграна. Что такое закономерность вообще? А три – это куча? А пять? И фирмы вводят свои правила, те самые печально знаменитые zero tolerance policies. Суть их такова: мы сексуальные домогательства в нашей фирме не потерпим, вообще. Один – это куча, то есть закономерность. За один раз, конечно, скорее всего, не выгонят (если это не совсем уж что-то из рук вон), но в личное дело запишут. За два вышибут наверняка. Во избежание.

Рисковать никому не хочется. Было много случаев, когда женщина стеснялась говорить мужчине прямо, что ей неприятно, и шла к начальнику. Или шли ее подруги. Или посланный кому-то по электронной почте анекдот пересылался в отдел кадров. Бог его знает, что может быть не так интерпретировано. Один мой хороший приятель в ответ на вопрос сотрудницы, может ли она позвонить ему на выходные, если возникнут технические проблемы, сказал: «Конечно, ты можешь позвонить мне в любое время». И улыбнулся. Это было в пятницу вечером. В понедельник утром его вызвала на ковер начальница. Сотрудница уверяла, что он сказал «Ты можешь позвонить мне в любое время». И подмигнул. Честно говоря, он не помнил, с какой точно интонацией сказал ту фразу и выделил ли «ты». И не подмигивал, а, скорее всего, моргнул. Отделался, к счастью, легким испугом. До сих пор не понял, почему сотрудница не могла поговорить с ним лично... Однако моргать теперь побаивается.

Нет, не все мужчины запуганы и боятся рот открыть, но большинство. Все же замечу, что страшные истории про то, как в Америке выгоняли с работы за вежливо открытую дверь или комплимент «ты сегодня хорошо выглядишь» – легенды. Двери придерживают повсеместно, улыбаются, невинные комплименты тоже делают очень часто.

sexual harassment

Фото: Christina Ung/www.flickr.com

Тем не менее, закон – не приговор. Все зависит от конкретных людей. Что возвращает меня в тот весенний день, в наш кафетерий.

– Знаете, – сказала я пятерым или шестерым внимательно слушающим меня мужчинам, – я обеими руками поддерживаю закон о недопустимости сексуальных домогательств на рабочих местах. Должны быть способы унять беспредел, если беспредел действительно имеет место быть, но вот на пресловутую zero tolerance policy у меня аллергия. Что значит «она стеснялась и поэтому пошла сразу к менеджеру»? Это повод портить мужику карьеру? Нет уж, давать мужчинам отворот поворот – обязанность женщин, а не отдела кадров. Опять же мы не говорим о случаях, когда вас облапали в коридоре или пригрозили увольнением. Но если вам что-то неприятно или не нравится, просто скажите об этом человеку.

Лично я готова дать мужчине три шанса. С комплиментами и шутками у меня вообще проблем нет, но даже если мне что-то неприятно, в первый раз я просто скажу об этом – вежливо и с улыбкой. Во второй раз уже жестче, так, чтобы недопониманий не было. Если не сработает, в третий раз предупрежу, что обращусь к начальству. На практике дальше первого предупреждения не доходило никогда. Поэтому не надо меня бояться: комплименты мне делать можно (и нужно!) и анекдоты рассказывать тоже. А если что не так, то я вам скажу, а не вашему начальнику.

sexual harassment

Фото: Rebecca Schmidt/www.flickr.com

Эта речь работает, как волшебная палочка. Все вокруг расслабляются, ведут себя нормально и моргают в свое удовольствие. В тот день все тоже выглядело прекрасно. Мне поулыбались, похвалили за мудрый подход к проблеме, отвесили еще пару комплиментов и разошлись.

Вечером я задержалась на работе – нужно было закончить проект. Со мной остались старушка-бухгалтер на другом конце офиса и один из выслушавших меня ранее менеджеров, назовем его Джим. Описывать его тут я не хочу, скажу лишь, что как мужчина он меня совершенно не привлекает, даже отталкивает. Впрочем, какая разница, он хороший специалист, и мы с ним прекрасно работали вместе.

Так вот, сижу я, пишу свой документ. Подходит Джим. «Бедная, – говорит участливо, – заработалась совсем. Небось плечи все в узлах». И с этими словами, не дождавшись ответа, кладет мне руки на плечи и начинает их массировать, захватывая шею и даже уши. Я сижу в некотором ступоре и пытаюсь сообразить, что делать. Комплименты мне нравятся, а вот руки на меня без разрешения класть не надо. При этом я отчетливо понимаю, что сама виновата, и жаловаться некому. То есть есть кому, но я же сама эту культуру секс-стукачества глубоко презираю. Надо что-то сказать. А я с этим человеком каждый день работаю, у нас несколько совместных проектов, не скажешь же ему: «Убери руки, слизняк». А хочется не просто сказать, хочется сбросить с себя эти жирные пальцы и завизжать.

Джим тем временем доходит до середины спины. «Я, – говорит, – очень хорошо делаю массаж. – Даже не говорит, а мурлыкает. – Я просто спец по этому делу». «И что, – обретаю я наконец дар речи, – ты всем сотрудникам с уставшими плечами массаж делаешь?» «Нет, – урчит, – массаж я делаю только людям, которые мне очень нравятся». Тут уж я не выдерживаю, слегка передергиваю плечами и вежливо говорю, что спасибо, мол, я уже расслабилась, мне надо дальше работать. Голову не поворачиваю. Просто утыкаюсь в свой документ.

sexual harassment

Фото: guy harlap/www.flickr.com

«Ну и что, – спросите вы, – в чем проблема-то?» Я никому не жаловалась, Джим все понял и больше не приставал. Казалось бы, инцидент исчерпан. Так-то так, но... Нам стало очень трудно вместе работать. Точнее, в течение примерно месяца мы не могли работать вместе вообще. Он избегал меня любыми способами. Е-мейл напишет, а сам не подойдет. Какие-то вещи нам надо обсуждать лично, но ни он, ни я смотреть друг другу в глаза не хотели. Работа страдала. Потом стало полегче, но нормальных, легких отношений уже не было никогда. Он носится со своей укушенной гордостью и общается со мной по минимуму, сухо и профессионально. Я чувствую себя неловко и отвечаю тем же. Офис у нас маленький, народу не так много. Заряженная взаимной неуютностью атмосфера производительности труда не способствует.

«Вот, – сказали мне подружки, которым я поведала эту историю, – в том-то и проблема. У тебя просто порог высокий, поэтому потребовалось “руконаложение”, чтобы ты испытала неловкость. Комплименты тебя не напрягают, даже совсем не невинные, да и шутки тоже. А у многих по-другому. Нам вот неприятны пошлые анекдоты – рассказывайте их дома друзьям. Разговоры на сексуальные темы создают ту же неловкость, что и у тебя с Джимом – потом с этим человеком просто сложно вместе работать. Почему бы на работе не быть профессионалами, а всем остальным в свободное время? А если женщине что-то нравится или по крайней мере не мешает, она даст это понять так или иначе».

В чем-то они правы. Вопрос ведь в том, какова атмосфера в офисе «по умолчанию». Стоит ли пускать сексуальность в офис (понятно, что совсем ее не выгонишь – но мы знаем, о чем идет речь, правда?), а уж дальше пусть каждый объясняет, что ему или ей неприятно, или пусть атмосфера будет профессионально-стерильной, а дамы сами дадут понять, что в их присутствии допустимо?

Возможно, мужчины придерживаются иной точки зрения, но большинство известных мне женщин предпочитают второй вариант. Знаете почему? Потому что те, кому не хватает комплиментов, обычно более открыты, чем те, кто хочет, чтобы их оставили в покое.

Перегибы были, есть и будут. Кого-то осудят за тик на глазу, а кто-то примет разрешение говорить комплименты за разрешение лапать без спроса. Это издержки несовершенности человеческого материала, который никакими законами и правилами не доведешь до идеала. Но одно безусловно: контролировать свою сексуальность проще, чем контролировать чужую. Подход «я буду вести себя, как хочу, а ты, если не нравится, скажи» перекладывает ответственность на плечи других. Когда каждый контролирует себя сам... Включить проще, чем выключить, правда?

И включают, будьте уверены. В Америке каждый год тысячи пар находят друг друга на работе – и это только те, которые в итоге поженились. Я сама наблюдала не один офисный роман и много чего другого. Вокруг нормальные, живые люди, а не политкорректные роботы. Надо просто знать, где у них кнопка.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое