Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КАК «СКОЛКОВО»? Собянинское расширение Москвы: плюсы и минусы на примере Троицка

КАК «СКОЛКОВО»? Собянинское расширение Москвы: плюсы и минусы на примере Троицка

Тэги:

То, что отношения между Москвой и областью не урегулированы, было ясно давно, но предложенный двадцатилетний план гигантского увеличения площади столицы переплюнул самые масштабные прожекты сочинской Олимпиады и пока слабо понятно, как это все будет выглядеть на практике. 

Присоединяемый к столице район немноголюден – около 250 тысяч жителей. Сорокатысячный наукоград Троицк – единственный город, который Москва должна будет поглотить. В Троицке довольны, что сюда придут серьезные деньги, но от обещаемого исходит легкий флер Нано-Васюков.

Учитывая, что за двадцать лет в России что угодно может измениться как угодно, многие горожане надеются: может, рассосется. Тем более что расширение уже один раз перенесли: новые границы столица планировала заиметь 1 января 2012 года, а по новому плану – с 1 июля.

Троицк

 

Межгородская молодежь

В основном на территории «новой Москвы» между Варшавским и Киевским шоссе располагаются небольшие поселки, бывшие совхозы, военные городки. Те из них, что поближе к столице, постепенно превращаются в многоэтажные пригороды. Так как Троицк – единственный город в этом регионе Московской области, в последние годы он был центром притяжения стихийно появлявшихся поселений: в троицкие школы их жители отдавали учиться детей, городские магазины, фитнес-центры, салоны во многом также ориентировались на обитателей окрестностей. Строятся новые элитные поселки из таунхаусов и особняков. Новые богатые жители – люди с автомобилями, что дополнительно нагружает Калужское шоссе, на котором расположен город. Без пробок от метро «Теплый Стан» до Троицка ехать минут двадцать, с пробками – час или больше.

Примерно тогда же, когда начали появляться элитные поселки, ранее неизвестный госслужащий Михаил Фрадков стал премьер-министром. Дача Фрадкова находится недалеко от Троицка, и его возвышение привело к росту количества светофоров и присутствующих на шоссе дорожных милиционеров. Перекрытия в духе рублевского беспредела случаются нечасто, но скорость движения на Калужском шоссе все-таки упала – потому Фрадкова троичане не любят. В Троицк не ходят электрички, так что заселение в регион все новых автомобилистов может привести к транспортному коллапсу. Разговоры о том, что надземное метро из Бутова дотянут до Троицка, велись еще до кризиса 2008 года, с расширением Москвы они возобновились. Но дальше разговоров пока дело не идет.

Одна из серьезнейших проблем Москвы и области – двух разных субъектов Российской Федерации – дефицит нормальных рабочих мест в Подмосковье. Зарплаты в области, в том числе в Троицке. существенно ниже столичных. Огромные массы «замкадышей» вынуждены каждый будний день ездить в Москву, тратя по три-четыре часа на дорогу. Это дает серьезную дополнительную нагрузку всем столичным транспортным артериям (которые были бы переполнены и без жителей Подмосковья), а у области забирает доходы: значительная часть жителей московских пригородов отправляет своих чад в школы региона Бориса Громова, а налоги платит в регионе Сергея Собянина.

Если троичане получат возможность работать рядом с домом за достойные деньги – одно это обеспечит позитивное отношение к расширению Москвы, даже если по другим показателям процесс не будет идти идеально. Но даже если молодой троичанин и работает в своем городе, интересы его обычно все равно завязаны на расположенную поблизости столицу. Потому что вузы – в Москве, и за годы обучения студент находит круг общения там же. И живет между Троицком и Москвой.

Дизайнер Руслан Валиханов – музыкант нескольких столичных панк-групп. Несколько лет проработал в городском издательстве в Троицке, переехал в Москву к подруге и нашел там работу. Руслан пока не решил, как относиться к расширению столицы: «Вопрос чрезвычайно двоякий. С одной стороны, я за. В Троицке работает моя мама, в больнице. Как мне кажется, после присоединения к Москве условия у нее улучшатся: сейчас не хватает финансирования для покупки препаратов, деньги ей приходится выбивать. В московской больнице все это будет проще. Также, мне кажется, улучшится дорожная ситуация. Но есть и минусы. Если недалеко от нас обоснуется госаппарат, жизнь подорожает, в город придет московская суета, людям станет хуже».

Александр Цатуров работает в московской гостинице, он победитель троицких соревнований по поднятию тяжестей и штанги. В Троицке регулярно бывает в гостях у матери и продолжает интересоваться его развитием: «Приезжали заместители Собянина, в школе искусств с ними была встреча, я на нее ходил. Мне нравится то, что они говорили: все, что в Москве, будет и у нас; я доволен. Москва хочет вкладывать в город хорошие деньги – в школы, больницы, науку. Троицкий бюджет уже в 2012 году увеличится в три-четыре раза. Троицк будет инновационным центром Москвы. Все льготы у нас будут, как у москвичей. Наше Калужское шоссе будет теперь центральной улицей Москвы, его будут реконструировать.

На нем сделают выделенную линию для общественного транспорта, будет обновлен автобусный парк, снизят цену за проезд: сейчас это шестьдесят рублей, а будет меньше тридцати. Постепенно протянут надземное метро. У нас, короче, будет передовая столица. Обещают оставить лес в виде огромных лесопарковых зон, продажа земли и новое строительство сейчас будет жестко контролироваться. Строительство обещают в основном малоэтажное».

Троицк

 

Научные сотрудники

Название «Троицк» происходит от села Троицкого, в котором с XVIII века существовала камвольная фабрика. Но город не состоялся бы без десятка академических институтов – первые из них начали работать перед Великой Отечественной. В СССР в них было трудоустроено порядка десяти тысяч человек, сейчас – около пяти. Любимый троичанами городской памятник – «младшему научному сотруднику»: металлические очки на каменном кубе.

«В основном в Троицк ехали выпускники московских вузов. Здесь они получали сначала общежитие, потом квартиру и работали по институтам. “Троицк” – позднее название. Сначала научный городок называли “Пахра” – по имени ближайшей речки и соседней деревни. Постепенно город разрастался и дошел до фабрики», – вспоминает писательница Нина Соротокина, известная всей стране романами о гардемаринах, живущая в Троицке с 1963 года.

«Разница в контингенте» между фабрикой и институтами в прошлые годы нередко выливалась в массовые молодежные драки. Сейчас она сглаживается: квартиры в Троицке покупают самые разные люди со всей России, воспринимая город просто как спальный район недалеко от столицы. Рядом с Троицком планируют строить один из центров «Роснано», открыть филиал Высшей школы экономики, но все равно ученые – в основном старшее поколение жителей наукограда. Наиболее опасающееся расширения.

«Мне расширение Москвы не нравится: Троицк вполне мог решать свои проблемы самостоятельно, жизнь показывает, что у москвича куда меньше возможностей влиять на развитие своего города, чем у троичанина», – считает Сергей Скорбун, бывший депутат городского совета.

Нет теплых слов в адрес Собянина у Илья Мирмова, одного из руководителей городского издательства «Тровант»: «Как расширение повлияет на троицкий бизнес – черт его знает, предсказывать здесь ничего невозможно. Практика показывает, что люди, не имеющие интереса в подобных проектах в нашей стране, страдают от них всегда. Я считаю, это неразумное решение, хотя сейчас организаторы прикладывают массу усилий, чтобы задобрить троичан, и это может быть нам полезно. Москве нужно развиваться? Так, как она развивалась последние лет пятнадцать, ее, скорее, надо взорвать и закопать и построить новый город на другом месте. Нам тут такого счастья не надо. А так еще Ходжа Насреддин знал, что можно пообещать за двадцать лет научить ишака говорить…»

И Мирмов, и Скорбун не просто люди из местной власти и бизнеса, много лет они отработали в институтах. В Троицке подобное – обычное дело: депутаты, предприниматели еще и бывшие ученые, или даже люди, находящие время продолжать заниматься наукой.

Позиционирование Троицка как второго «Сколково» не особо обрадовало горожан. «Сколково» в наукоградах воспринимается как символ неуважения чиновников к научному потенциалу своей страны. Все девяностые в Троицке институты были в раздрае, их штаты сократились в разы, зарплаты платили копеечные. В нулевые ситуация начала постепенно выправляться, в институты пусть понемногу, но приходит молодежь. Миллиарды, потраченные на «Сколково», очень бы помогли наукоградам.

Троицк

«Я очень огорчена. Мне здесь удобно, все в шаговой доступности, народу мало, рядом лес. И это все наверняка изменится. Троицк – единственный город в треугольнике “новой Москвы”, и сюда обязательно хлынет народ. “Новая Москва” – это огромный живой кусок, где не было промышленности и железной дороги. Земли тут давно скуплены спекулянтами, и сейчас государство за бешеные деньги эти земли будет выкупать – на наши налоги», – считает Соротокина.

«Я живу в Троицке тридцать лет, – рассказывает Инна Каганова, бывшая сотрудница академического института. – У нас в городе все всех знают. Выйдешь на улицу – с одним поздороваешься, с другим, настроение поднимается. Внук, когда приезжает, меня спрашивает: “Что такое? Ты ходишь и здороваешься…” Вокруг Москвы было построено несколько научных городков, связанных в первую очередь с Академией наук, а с не оборонкой: это Троицк, Черноголовка, Пущино. Когда моя семья переселялась в Троицк, я очень боялась, что будет “гарнизонный эффект”: закрытое небольшое общество, в котором люди занимаются только сплетнями, жены переходят от одного мужа к другому… Как мне кажется, из-за близости к Москве такого у нас не было. Троицк заселялся с пятидесятых годов молодыми активными учеными-физиками. В городе возникали очень интересные, веселые, свободолюбивые компании – удивительная была атмосфера. В Троицке никогда не было горкома КПСС, партийные ячейки в институтах относились или к Подольску, нашему бывшему райцентру, или к Курчатовскому институту в Москве».

Физикам в СССР позволялось несколько больше, чем обычным гражданам, поэтому в Троицке постоянно выступали Жванецкий, Юрский, Залыгин, Тарковский, Эйдельман, Ким, Высоцкий, Искандер, Битов, Самойлов, Окуджава, Чудакова. В семидесятые-восьмидесятые культурная жизнь Троицка была чуть ли не сравнима со столичной. На троицкие концерты и вечера ездили из Москвы. Да и до сих пор уровень городских учреждений культуры заметно выше, чем в среднем по Подмосковью.

Троицк

 

Лесная проблема

Наиболее волнующий троичан вопрос: приведет ли расширение Москвы к уничтожению оставшегося вокруг города леса или нет? На гербе Троицка изображено зеленое дерево: лес любим абсолютным большинством горожан. «Судя по спилам, некоторые деревья в нашем лесу помнят Наполеона. Лес находится в чудовищном состоянии – он весь гнилой, сильно заражен. Там стоят дубы, которые умерли еще сорок лет назад, но просто не падают. Чистить его начали только после пожаров прошлого лета, какие-то лесники в форме даже появились», – рассказывает Соротокина.

Станислав Тихонов – один из лидеров городского экологического движения, отчаянно сопротивлявшегося строительству за счет леса все последние годы: «Совет Федерации только летом 2012 года утвердит план расширения Москвы, так что еще посмотрим, что и как будет. В городе сейчас есть ряд строительных проектов, предполагающих вырубку леса в черте Троицка и вызывающих протесты жителей, но с ними пока ничего не происходит, деревья не рубят. Пока нам обещают все, что только можно, при этом утверждается, что в городе останется лес. Новые строительные проекты, вероятно, будут подвисать в воздухе – я не знаю, как тогда иначе столько всего обещанного можно построить в Троицке, не вырубая лес.

Экологи дают не самые оптимистичные прогнозы перспектив урбанизации «новой Москвы». «Граница совершенно очевидно проведена так, чтобы захватить как можно больше незаселенных территорий, где много лесов и сельхозугодий, – говорит Алексей Ярошенко, руководитель лесной программы “Гринпис”. – Работает принцип подмосковного развития: захватывать под застройку самое бесхозное. Прежде всего это находящиеся в государственной собственности леса. МКАД – это не удавка для Москвы. В реальности и так все последнее время основная застройка шла в ближнем Подмосковье. Вопрос изменения административных границ – это не вопрос городского развития, а вопрос о том, кто будет отвечать за него, через чьи руки пойдут деньги. То есть проблема – в общем сверхинтенсивном развитии Московского региона».

Троицк

«“Новую Москву” так или иначе превратят в асфальтированную площадку – другого опыта у нас нет, скорее всего, ситуация пойдет по худшему варианту. Идет процесс расползания мегаполиса на окружающую природную территорию, и не так важно, будет ли это происходить под руководством столичных властей или областных. Наилучшим решением проблем Москвы было бы не ее расползание, а развитие других российских городов», – уверен Святослав Забелин, сопредседатель Социально-экологического союза.

Правда, рубкой леса власти могут заниматься еще достаточно долго: «Последствия изменений природы человеком наступают с очень большой отсрочкой – речь может идти о десятках лет, – рассказывает Ярошенко. – При активной урбанизации нас ждет ухудшение качества воды, воздуха. Также всегда есть сильная задержка между принятием решения и его реализацией. Принципиальное решение по строительству химкинской трассы было принято шесть лет назад, а проблему люди осознали недавно. И менять что-то уже поздно: все предварительные процедуры, проекты пройдены.

Основной природный каркас “новой Москвы” – это лес. Лес и сейчас находится в условиях жесткого стресса – старые ельники, например, губит жук короед-типограф. Любая застройка провоцирует это: чем более мелкие участки оказываются между асфальтовых дорог, тем сложнее им сохраниться. Вообще в мире есть примеры, когда город вписывается в лес. Но это требует очень умного подхода и очень больших денег. Так, например, сделано в Хельсинки. В России удачно был спланирован Новосибирский Академгородок, но лес вокруг него уже разрушает точечная застройка».

«Экологической катастрофы не будет, но качество жизни будет снижаться – аллергий будет больше, сердечно-сосудистых заболеваний, еще чего-нибудь... Уже возникла популяция граждан, не могущих жить без выхлопной трубы. Я часто езжу по Щелковскому шоссе, все время забитому. И дорогущие особняки строят вплотную к нему! Кто-то и Нью-Йорк считает прекрасным городом, а мне он кажется ужасным», – считает Забелин.

В общем, делать из покрытого лесом небольшого наукограда центр столицы – идея действительно столь же размашистая, как проведение зимней Олимпиады в Сочи. И не совсем понятно, зачем нужно расширять Москву – например, можно было бы перенести часть финансовых и властных центров в другие крупные города. Россия и так слабо заселена, и повышенная концентрация населения в мегаполисах не идет на пользу сохранению РФ своих территорий.

Но пока все это не навредило: Троицк получает новые финансовые вливания, а местные строительные прожекты, под которые планировалось порубить леса, застопорились – ведь непонятно, кто будет этой территорией управлять, с кем и что согласовывать.

Троицк


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое