Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Литература

Один час Сергея Борисовича

Один час Сергея Борисовича

Тэги:

Откликаясь на просьбы читателей, писатель Альфред Кох наконец сочинил литературное произведение о жизни миллионеров. Другой растянул бы эту фактуру на толстенный роман, а вот Кох, последователь Чехова, уложился в четыре странички. Получилось емко, убедительно и пронзительно.

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

 

…и не принял моей оферты. А мог бы и согласиться. В принципе я предлагал ему вполне приемлемую доходность - 15% по доллару. И не в России. Он, с его миллиардами, не всегда имеет такие предложения. Но в конце концов это его деньги. Не хочет - не надо. Что же я еще забыл? Ну вспоминай, давай, вспоминай! А, вспомнил - жена звонила! И? Что она хотела? А? Нет, не вспомнить, забыл…

Вчера в церковь охранник за мной поперся с пистолетом. Господи! Стыдобища… В Божий дом с оружием. Как монголы… Не забыть позвонить Виктору, он обещал дать команду ускорить работу над контрактом. Там столько дополнений (по-ихнему - аппендикс) - целый роман. Типа «Войны и мира». Писать и писать. Банковские юристы затрахали. За каждым чихом - давай лигал эпиньон. Им везде ландри мани мерещится. Господи, как хорошо было в конце восьмидесятых! Кэш в сумках таскали - и никаких проблем.

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

Стреляли, правда, много. Да и в девяностых… Мишку застрелили. Потом Ивана. Ну Ивана-то я не сильно хорошо знал, а вот Мишка… И потом еще в «Прибалтийской». Точно как в Чикаго. Двенадцать трупов. Валентайн дэй. А еще одного штымпа из гранатомета. А этого питерского парня, ну, который инвалид, - бомбой. Голова разлетелась на мелкие кусочки…

Дочка из Лондона звонила. Говорит, все нормально. А где нормально-то? Это ненормально - так редко видеться! Надо соорудить себе командировочку в Лондон. Есть о чем поговорить с ребятами из Сити. И с Николаем, и с Алексом. Да и за квартирой присмотреть. А то в прошлый раз приехал, а за электричество уже год как не плачено и муниципальный налог висит. Чуть не выселили. А деньги-то гроши - пятьдесят тысяч фунтов. Говно вопрос. Всегда себе говорю, что мелочей не бывает. Сколько людей погорело из-за мелочей. Дьявол кроется в деталях. Какая банальность…

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

Короче, надо съездить к дочери. И презентации с собой прихватить. Хотя чего там презентовать. Они сами сейчас хрен без масла доедают. Кризис, б…ь, ликвидности. Слова напридумывали - фиг поймешь. Феня какая-то. «Волатильность». Тьфу, похоть антихристова! Правильно, что кризис. Всех этих московских чистеньких мальчиков поганой метлой на улицу. Бездельники. Умные морды делают, жизни учат, когда все хорошо. А как рынок вниз, так волатильность. П…дарасы.

Ох уж эти мне московские мальчики из хороших семей. А одиннадцать лет по питерским коммуналкам? А? Ху-ху не хо-хо? А с маленьким ребенком на первом этаже списанного дома? Студентом? Волатильность им подавай. На шабашку, свинарники строить! Бегом марш. Или вон как Леня с Витей - на БАМ. Костыли забивать. Кувалдой намахаешься - и будет тебе волатильность. С самогоном.

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

Как там, кстати, Ходор в Краснокаменске? Варежку, наверное, сейчас шьет. Голову склонил, язык от усердия высунул - х…ярит без продыху. УДО зарабатывает. Бедняга. А скажи ему еще шесть лет назад, что Аннушка уже масло пролила - засмеет. Хозяин жизни был. О-го-го как шагал. У людей кости хрустели. А теперь? Сик транзит, так сик транзит настоящий. Гордыня все. А не высовывайся.

Вон динозавры какие были: загляденье. А выжили только крысы. Некрасивые, но, сука, адаптивные. Так и в бизнесе - выживает не гора мышц, а приспособляемость к изменчивой среде. Азы, чего уж тут. Противно, блевать хочется. Но такова ви. Испытание нам Господь послал с этим нашим двуглавым орлом. По Рублевке теперь вообще не проехать. А приспосабливайся: мигалочка, непроверяйка, прикормленные гаишники. Выезжать позже, выезжать раньше. По Минке, по Новой Риге. А не нравится, у…бывай в Лондон. Ах, вообще не нравится? Тогда в Краснокаменск. Варежки шить. Скажи спасибо, что не на лесоповал.

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

Чего же жена звонила? Забыл. Сыну обещал «Лего» купить. «Полицейский участок». О, и этого на ментов потянуло. Тоже адаптируется. Интересно, когда «Лего» выпустит конструктор «Застенок ФСБ»? Для пущей адаптации. Барбумбия кергуду. Шутка, товарищ генерал. Гы-гы…

Сейчас буду с Семеном разговаривать. Толковый дядька. Старый сибирский еврей. Вот так вот. Это только пролы думают, что жиды дальше Москвы не ездят. Ан нет. Есть и такая разновидность - сибирский еврей. Сколько он на нефтепромыслах проработал? Лет тридцать? Побольше бы таких. Конкретный, без б…дства. Но и без душещипательностей. Короче, все как надо. Если все получится, как задумали, будет нам счастье. Бабло попрет, только мешки подставляй. Лепота… Размечтался. Опять какой-нибудь правоохранитель или державник влезет и все испортит. Типа, а где тут моя доля? Я тут о родинке пекусь, а вы, космополиты безродные, лавэ косите? Некрасиво. Делиться надо. Нет? А проверочка? А на допросик? Не хотите? Ну вот видите, какие вы понятливые. Вот и ладушки. Дело такое: держава, б…ь! Да за державу я кого угодно в дугу сверну…

Да я вообще соль земли. А меня с говном равняют. Говорят, мироед. Забыли они, как при совке жили. А ведь и правда забыли. Как жрать было нечего

А вот если тот офис, ну где двадцать тысяч «квадратов», заложить в банк и взять кредит? Это как раз будет где-то сорок лимонов евро, если дисконтировать. И вложиться в бумаги. Они как раз сейчас на дне. Авось вырастут? Херня. Не вырастут. Да и банк денег не даст. Нету их, денег-то. Все в «Сбере». А до Германа пойди доберись. Значит, так и будем кризис переживать: без денег. Хорошо хоть я все бумаги еще весной скинул. Жопой чуял. Значит, так - денег нет. Зато есть активы - реал эстейт. Это лучше, чем сидеть в этих сраных бумагах и смотреть, как улетучиваются твои миллионы. «Все, что нажито непосильным трудом». Хе-хе…

Чикаго 30-х

Фото: cvorhisphoto/www.flickr.com

Давеча хорошая телка была. Задница - орешек, сиськи - крепкая двушка. Мой размерчик - сбитенькая такая и спортивная. Зассал я трахнуть ее. Боялся, что камеры кругом, спалюсь. Да и простата просемафорила - стоять! А телка знатная была. Увели. Прямо из-под носа. Эх… Старость. Полтинник-то вот он, в прошлом году разменял. Старость подступает. Господи! Как все быстро. Сколько мне было, когда я в Москву приехал? Тридцать? Да… Ни кола, ни двора. Одни амбиции. Тогда здесь все только начиналось. А вот уже простата требует паузы. Что ж, подумаем о вечном. Вот, например…

Нет, постой, а я вернул звонок Мишане? Не вернул! Нужно срочно позвонить. Нет, сейчас, из машины, не буду. Лучше когда до офиса доберусь, а то у меня и бумаг-то этих под рукой нет. Надо напомнить секретарю, чтобы не забыла соединить. Фантастика, какая у него интуиция. И у Ромы тоже. Чудеса, да и только. Кио отдыхает. Им нужно салоны черной магии открывать. Предсказание будущего. А я вот живу по писаному: не забочусь о завтрашнем дне… Хотя нет, конечно, забочусь. Как умею. Как говорил дон Корлеоне, «нельзя быть беспечным. Только женщины могут быть беспечными».

Вся моя недвижимость приносит от силы двадцатку в год. Значит, берем мультипликатор десять. Итого двести. Плюс все остальное - еще сто. Скорее всего, кризис переживем. Как сказал Боек, подравняемся. А дальше? Когда все пойдет вверх? Через четыре года? Через пять? Когда же я куплю себе самолет и яхту? Затрахали меня эти чартеры. Похоже, что зажрался. А вот на Уолл-стрит говорят, что если компания покупает самолет, то нужно ее акции продавать. Значит, пока у тебя нет самолета - ты развиваешься, а как купил, то все, загнил. Красиво. Хотя экспериментально не подтверждается. С самолетами пацаны тоже развиваются. Да еще и как.

Чикаго 30-х

Фото: depthandtime/www.flickr.com

Двадцать лет я строил свой бизнес. Сейчас уже полторы тысячи на меня работает. Или я на них? Всем даю работу. Плачу зарплату. А с мусорами и чиновниками - еще больше. Да я вообще соль земли. А меня с говном равняют. Говорят, мироед. Забыли они, как при совке жили. А ведь и правда забыли. Как жрать было нечего. Какая грязища на улицах была. Ночью - темень. В ресторан пойти - мест нет. Хотя я и сам с удовольствием вспоминаю, как это было. Тогда простата не мешала. Вот в этом вся проблема и есть: тогда простата не мешала.

Капри - красивое место. Стоишь на вершине, на развалинах виллы Тиберия, и любуешься Неаполитанским заливом, Сорренто, Везувием. Вода синяя-синяя. А у самого берега - светло-зеленая. Вот и решай, что лучше? Здоровая простата или Капри? А что тут решать: и то и другое вместе. Но это сочетание уже только для наших детей, а не для нас. Лишь бы уродами не выросли. Или на кокс с герычем не подсели. Сколько я видел этих барчуков, шмыгающих носами. Страх. Все такие деловые, а потом раз: «Ты слышал, у Пупкина сын умер?» Господи, прости меня, грешного, обереги моих детей. Ничего не надо, только чтоб у них все в порядке было. Врешь. Все равно, что-то надо. Хотя дети, конечно, приоритет.

Вспомнил! Жена звонила, чтобы узнать, смогу ли я утром поехать с сыном на теннис. Я помню. Я обещал. Ведь завтра же суббота. Раз обещал - значит, смогу. Отодвину встречу и назначу ее в «Уорлд классе» в Жуковке. Гуд идея! Может, ее и отодвигать не нужно будет. Кстати. у Олега, по-моему, дочка тоже туда же ходит. Заодно и пообедаю в «Перце». Там чебуреки классные и народу мало. Не то что в «Веранде».

Завтра истоплю баню. Пива нужно купить немецкого, настоящего, не лицензионного. Лучше всего «Шпатен». Холодненький. И вяленой корюшки. И еще после бани водки выпью. Обязательно. Надо Славку позвать. Вдвоем веселее. С женой уже не бухнешь, как раньше. Теперь стала вся на спортивном. Жилистая, как чертенок. Спать буду в бане. Там хорошо. Сруб смолой пахнет, вениками. Папаша баню любил. И меня приучил. Эх, папа, папа. Царство тебе небесное. Хоть ты и некрещеный. Помню, как ты меня машину чинить учил. Колеса менять, фильтры, свечи. Прикуривать от чужого аккумулятора. Как маленький плавал я на твоей спине в Анапе. Как в парке на лыжах ходили. У тебя спина вспотела, и на ней выступил иней. Интересно, сколько еще мне осталось? Двадцать лет? Тридцать? А, все равно не узнаешь…

Может, ему предложить 18% процентов? Тогда у меня еще останется два. А на трехстах его денег мне будет шесть лимонов. Типа, менеджмент фи. Что ж, во время кризиса и за шестерочкой не грех наклониться. Мечталось, конечно, о пятнашке, но, видно, не судьба. Надо переделать оферту и снова послать. Конечно, хотелось бы его послать, а послать придется ему. Смирение и терпение, господа. И еще приписать опцию на выкуп…

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №125, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое