Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Анатолий Карпов: «Не понимаю, почему меня не пустили в тюрьму к Каспарову»

Анатолий Карпов: «Не понимаю, почему меня не пустили в тюрьму к Каспарову»

Тэги:

Чемпион мира по шахматам навещает в тюрьме другого чемпиона мира, который сидит там за политику. В какой еще стране возможна такая красота? А вот у нас – пожалуйста! Карпов и Каспаров снова дружат – вот вам еще одна сенсация. Человек, который в советские годы возглавлял Фонд мира, откровенно рассказал, как правительство не давало положить ему в банк огромную сумму собранных с населения денег и получать проценты на добрые дела. Вот вам третья сенсация. И таких в этой беседе наберется с десяток, если не больше. Уж больно человек интересный. Чемпион мира по шахматам. Он им стал впервые, когда ему исполнилось чуть больше двадцати. А сейчас ему шестьдесят, но планов – громадье. О второй мужской молодости с легендой мировых шахмат беседовал наш обозреватель Игорь Свинаренко.

 

ЮБИЛЕЙ

Скажите, Анатолий, а 60-летний юбилей еще страшней 50-летнего?

Чемпион засмеялся и сказал:

–Я еще не почувствовал.

Да, может, это потому, что вы молодой отец, молодой муж, признанный во всем мире профи и ко всему еще состоятельный человек.

– Как десять с прошлого юбилея пролетело – не заметил. Это я точно могу сказать, – все-таки признается он.

А, значит, время еще быстрей летит! Уже не как реактивный самолет, а…

– …еще быстрее.

А еще у вас скоро дата хоть и некруглая, но важная – 45-летие трудовой деятельности.

– В следующем году. В 1967-м, еще школьником, я стал инструктором второй категории по спорту.

 

ШАХМАТЫ И ЖИЗНЬ

В прошлом году, когда вы были еще молодым 59-летним горячим парнем, вы боролись против Илюмжинова – который в итоге победил – за пост председателя Международной шахматной федерации.

– Против команды, которая руководит шахматами, – за управление шахматным миром, я бы так сказал.

По итогам той войны мы с вами все-таки в прекрасных отношениях с Дворковичем. Вот, мы с вами ходили к нему в шахматный клуб, все улыбались друг другу…

– Да, было дело… Он тогда горячился. Вне зависимости от моих отношений с Российской шахматной федерацией я по-прежнему занимаюсь открытием шахматных школ. Вот совсем недавно открыл еще одну – на севере Томской области. В городке Белый Яр, где когда-то жили политзаключенные.

А почему выбор пал именно на Белый Яр?

– Да потому, что там к шахматам интерес большой. И некоторое время назад местные власти вышли с инициативой – проводить широкомасштабные соревнования. Под именем Карпова. Я согласился. Потом началась эта война внутри Шахматной федерации. И на местные власти очень крепко надавили. А те сказали, что в международной шахматной политике ничего не понимают, но в России лучшего имени, чем Карпов, для них нет. Поэтому ничего они отменять не будут. Вот только пришлось немножко отложить реализацию. Но, думаю, в этом году мы начнем проведение этих соревнований. Мне не все нравится, что происходит… Вот меня Российская шахматная федерация активно вытеснила из «Белой ладьи» (знаменитый турнир для юных шахматистов. – Прим. ред.), которую я вообще начинал при советской власти, я ее опекал и был ее президентом все эти годы… И совершенно неожиданно меня исключили из оргкомитета. (Бареев – есть у нас такой гроссмейстер.) Думаю, что этим нанесен страшный вред делу. Я отстаивал интересы шахматистов, как мог. А сейчас я не знаю, как они проведут «Белую ладью». В общем, я с ними, с Шахматной федерацией, ни в коей мере не пересекаюсь.

Совершенно неожиданно меня исключили из оргкомитета. Думаю, что этим нанесен страшный вред делу. Я отстаивал интересы шахматистов, как мог

Сегодня главное у вас – не стать еще раз чемпионом, не поднять уровень славы, не заработать еще денег, а, как мне представляется, просто продвигать шахматы. Отдавать, а не приобретать. Так?

– Ну в свое удовольствие, когда хочется, играю. А за звание чемпиона мира я уж десять лет не борюсь, даже больше!

Значит, теперь только общественная работа по продвижению шахмат.

– Да. Да.

Это благодарная задача – помогай себе, и все дела. Не надо ни с кем сражаться, никаких войн…

– Итогом – одним из – этой войны стало и то, что хотя поста председателя федерации я не получил, зато – не все ж было бессмысленно – я сейчас являюсь официальным представителем ШФ в крупнейших международных организациях: ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и МОК. Я думаю, что с первыми двумя мы в этом году сможем подписать соглашения, которые позволят нам продвигать шахматы по всему миру более активно. А вот МОК – там все сложнее, там тенденция другая – расчистить олимпийское поле. Мы хотим добавиться, а они сейчас, наоборот, убавляют. На фоне всех принятых решений добавиться сложно. Вот если, скажем, немножко изменить Олимпийскую хартию зимних игр, то очень легко можно влиться в программу зимних олимпиад. Мы никому бы там не помешали! Есть же окно! Летние игры – там заполненность с утра до позднего вечера, бокс или самбо могут продолжаться до полуночи. А в зимних играх совершенно четко виды делятся на утренние и вечерние. И с 14.00–15.00 есть окно до 18.30–19.00. Это окно можно легко отписать интеллектуальному виду спорта.

В эту уже зимнюю?

– Нет, это длинный путь.

К следующему юбилею?

– К следующему юбилею, да, можно будет принять решение. Это очень долгая история… К тому же если раньше у страны-организатора были какие-то права и они были почти абсолютными… Страна имела право…

Сдавать карты.

– …предложить внести в программу два вида спорта. С условием, что они должны культивироваться не менее чем в двадцати странах мира и иметь там национальные федерации. А сейчас у страны-организатора это право отняли… В последний раз шахматы потеряли такое право – входа в олимпийскую программу – на Пекинских играх. Тогда еще у организаторов было право свои два вида пропихнуть.

Ну Китай не может похвастать уважением к правам человека. И в этой связи я вспомнил слова, пардон, Каспарова. Он сказал что-то вроде: «В России не любят шахматы и не продвигают их потому, что русская власть не любит интеллект».

– Не помню такого.

Было в прессе; красиво звучит! И еще насчет интеллекта. С этим есть проблемы: вот та же утечка мозгов. Ученые уезжают. Бизнесмены валят. И сколоченные ими и их интеллектами капиталы – тоже. Или вы не видите связи с шахматами, с отношением к ним?

– Не вижу связи между отъездом ученых и отношением к шахматам. Но у нас как-то обезьянничанье выходит на первый план. Чем занимается руководство – тем и широкая публика. Не могу сказать, что Ельцин не любил шахмат – но теннис он любил больше. Путин занимается борьбой – и все туда. Или – или.

Вот стал бы Каспаров президентом! Все б изменилось.

– Появится там, наверху, кто-то из шахматистов – и шахматы будут в чести. Губернаторы очень внимательно смотрят на то, что делает президент. Или премьер.

А если сравнивать шахматы с другими видами – по влиянию, по количеству у нас чемпионов – какая получится картина?

– У нас ситуация последних лет парадоксальная. В личном зачете мы гегемонию потеряли, хотя все равно позиции неплохие.

До какого времени она была, гегемония эта?

– До того, как мы с Каспаровым играть перестали. Примерно в одно время мы закончили, он и я, хотя разница в возрасте у нас большая. А до этого мы доминировали. Хоть и с трудом, но сборную мира мы обыгрывали! В последний раз мы, правда, матч по быстрым шахматам проиграли. Но надо учесть, что за сборную мира играла немалая часть Советского Союза… И проиграли мы потому только, что в тот раз неудачно играли те, на кого мы рассчитывали: провалились тогда Каспаров и Крамник. И мы из-за этого уступили два очка. Которые все и решили. Конечно, мы такого не ожидали. Мы думали, что проиграем хвостом, а выяснилось, что проиграли головой. А до этого мы же не раз обыгрывали сборную мира – и в 1970-м, и в 1984-м! Ну в каком еще виде спорта мы такое могли?

Да… Где-то строят материальную культуру – делают ракеты, например, – а где-то чисто думают. Чистый разум. Йоги, шахматы. Кто-то общается с инопланетянами, как наш большой шахматист Илюмжинов. И вот один путь враждебен другому. Материальный против духовного.

– Безусловно. Когда готовили визит Ельцина в Японию, то там был такой пункт плана: «Созерцание сакуры – полтора часа». Кто-нибудь может представить, чтобы Ельцин сидел полтора часа и занимался созерцанием сакуры? Протокол тогда долго хохотал. Ракеты мы делаем – но Россия не дала миру даже второсортного философа.

Ну почему, а Ильин? Его даже Путин уважает, он даже прах философа перевез в Россию и перезахоронил за свой счет.

– Нет, философия в России не такая, как во Франции или в Древней Греции. Почему, кстати? Вот это удивительно. Учитывая колоссальную культуру и достижения в других областях, философия у нас как-то не очень…

Зато у нас, думаю, первое место в мире по количеству преподавателей и докторов философских наук. Пусть это марксистско-ленинская наука – но все же! Вас часто, наверно, спрашивают про то, до какой степени шахматы развивают мозг, насколько они помогают жить, решать вопросы… Вот и Познер у вас этим интересовался.

– Это неизвестно. Может, дуракам жить легче? У них проблем меньше. Но если хочешь активную жизнь вести, то тогда, конечно, шахматы помогают.

Помогают заводить знакомства?

– Это вторично. Но то, что шахматы развивают умственные возможности, повышают интеллект, укрепляют память – это точно можно сказать. У человека более осмысленная жизнь получается.

Не могу сказать, что Ельцин не любил шахмат – но теннис он любил больше. Путин занимается борьбой – и все туда. Или – или

Вот в бизнесе, кстати, часто говорят: это двухходовка, а вот то многоходовка. Это образ или правда просчитывание? Сколько тут образа и сколько практического смысла?

– Мне трудно сравнивать. Шахматисты, да, понимают, какую информацию надо подобрать, как ее анализировать для того, чтоб принять правильное решение, но по жизни ведь то же самое требуется. Если вам предстоят переговоры, вы проходите тот же путь. Мы проходим это на шахматной доске или с помощью компьютера, а бизнесмены проходят по-своему. Но методы одни и те же, и подходы.

Вот Индия – родина шахмат. Сегодня это что-то значит? Что можно про это сказать?

– А кто знает: Индия ли? Может, ее еще не было, когда шахматы появились? Точно ли это случилось на территории сегодняшней Индии? Думаю, это было где-то ближе к Тибету… Чей это был Тибет – индийский или китайский? По-моему, историки еще окончательно все-таки не определились.

Вот так даже!

– Но ясно, что откуда-то оттуда шахматы пришли.

 

КОМПЬЮТЕРЫ ПРОТИВ ЭКСТРАСЕНСОВ

Когда появился арифмометр, потом калькулятор, компьютер – разговоров о том, что бизнес кончился, не было. А про шахматы стали говорить, что компьютер нанес им страшный вред, пришлось даже менять правила проведения соревнований. По переписке играть нет смысла – все стали залезать в компьютер...

– Переписка практически отмерла. Но, с другой стороны, компьютер и интернет способствуют популяризации шахмат. Множество людей играет с компьютером, не имея возможности с кем-то встретиться. Вы можете в любой момент сыграть с компьютером партию, выставив ему любой уровень.

Ну да, поставить ему низкий – и радоваться выигрышам.

– Например. Или ваш уровень поставить, или чуть повыше – и учиться играть. Для учебы, как известно, лучше играть с более сильным шахматистом, тогда подтягиваешься до его уровня, а потом переходишь на следующий. А совсем уж с сильным играть неинтересно и бессмысленно. Потому что он будет колотить вас. Так что в целом компьютер, думаю, играет скорее положительную роль. А в спортивных шахматах компьютеры просто дают возможность мошенничать – так надо с этим активно бороться!

А вы участвовали в знаменитой истории, когда 55-летний любитель играл и выигрывал на турнире, а потом его разоблачили? Который по подсказкам компьютера играл?

– А, в Германии! Я знаю про эту историю. И сейчас скандал с гроссмейстером во Франции, до суда дошло. Не знаю, чем закончится этот суд. Поначалу обвинение казалось надуманным, а потом мне сказали, что просто сразу не стали обнародовать всей информации, которая была. Было доказано, что у кого-то со стороны француза был мобильный телефон, в памяти которого и обнаружили сообщения с подсказками. Ему давались рекомендации по ходам. Во время партии. Это все случилось на Олимпийских играх, что следует подчеркнуть! В других видах спорта есть проблема допинга, а нас – вопрос информационной техники.

А еще был экстрасенс, который во время матчей мог действовать не столько на пользу Каспарову, сколько во вред вам. Помните?

– Ну конечно. Так они и действуют. Положительно вряд ли можно повлиять! Я не верю, что экстрасенс может внушать мысли. Он не может мной управлять. Вот если сейчас я сяду против любого экстрасенса – он ничего мне не внушит. В нормальном состоянии. Но если ты играешь партию, то в какой-то момент ты можешь оказаться открытым для подобного воздействия, человек «открывается», и защита, которая у каждого стоит – она может в момент напряжения мысли…

…когда вся энергия уходит на поиск решения…

– Да-да! Защитная энергия может ослабнуть или вообще уйти. И если экстрасенс поймает этот момент, если у него мощная энергия, он, может быть, и сумеет что-то сделать.

И вы думаете, что такое с вами и было?

– Думаю, да. Шахматная партия длинная… В какой-то момент ты можешь потерять концентрацию и, не осознавая этого, принять решение – вот оно и может быть ошибочным. Может, этим и объясняются мои грубые ошибки. Вот у меня в партии с Каспаровым в Севилье было что-то похожее: в выигрышной позиции я зевнул качество – и проиграл партию. Совершенно выигранную!

Может, это и был удар экстрасенса?

– Ну кто знает… Не могу сказать. Но это было удивительно – что я такое проглядел.

А если говорить об ухаживании за дамами, можно тут провести аналогии с шахматами? Конфеты, цветы, торт, третий ход – поход в кино, и надо дождаться момента, когда у нее ослабнет концентрация, и заставить ее сделать неправильный ход, она зевнет – а он улучшит свою позицию.

– Думаю, это натянутое сравнение.

Жалко. Я думал от вас получить какие-то сведения.

– И потом, ситуации разные. Когда вы с девушкой встречаетесь и общаетесь, то в конечном итоге здесь стремления одинаковые у обеих сторон – развивать отношения. А если мы говорим о шахматной партии, то там вы боретесь с человеком. С девушкой же – это всего лишь игра.

Игра, в которой из пешки, когда ты такой, как все, и незаметный, хочется выйти в ферзи.

– Но все равно климат общения – благожелательный, иначе же вы не будете встречаться. А в шахматах – жесткое противостояние.

 

КОРЧНОЙ. ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Самым ярким проявлением такой борьбы и такого противостояния мне кажется ситуация, когда во время холодной войны вы играли с Корчным. В какой-то момент вы демонстративно не подали ему руки.

– Не подал: он занимался постоянным оскорблением членов моей делегации.

Это было самое острое и жесткое противостояние в шахматах, через которое вы прошли?

– Да.

Что и дало вам мощный заряд – вы тогда запели песню «День Победы».

– Ну да. Это правильная песня. Она и сейчас одна из моих любимых.

Корчному руки не подал: он занимался постоянным оскорблением членов моей делегации

Это была импровизация или вы приготовились?

– Импровизация.

Слова помнили?

– У меня память хорошая.

Кстати! Кстати. Я про это как-то не подумал… Возвращаясь к теме жесткости шахматного противостояния: Таль говорил, что его даже могли посадить, если б вы проиграли Корчному.

– Это все выдумал Таль. Выпил, видимо, лишнего. Ему вообще ничего не могли сделать.

А что могли? Обойти орденом? Не пустить на Запад?

– Ничего. Ему – ничего. Что он решал? Решал все я. Вся ответственность была на мне. Я бы, может, что-то потерял – ограничили бы мне количество турниров.

 

ДОМ

У вас не так давно был юбилей у дочки, так? Это я в плане промежуточного подведения итогов и семейных круглых дат…

– Дочке этим летом двенадцать будет.

Сейчас у вас в семье, как я понимаю, покой и взаимопонимание?

– Все в гармонии не бывает…

По-прежнему в разъездах? Как обычно всего три месяца в году проводите дома?

– Да. Перед Новым годом я поехал куда-то по делам, а дочь говорит: «Слушай, тебе за границу съездить, как мне в Москве на трамвае прокатиться». Она очень любит троллейбус и трамвай, одним словом, общественный транспорт. А на автомобиле не любит. Как собираемся за город, говорит: «А давай на электричке!»

Цитата из Карпова, про первую жену: «Семья шахматного профессионала – это не обычная семья. Постоянно разъезжая по турнирам, я по полгода не бывал дома. Естественно, при этом психологический контакт в семье утрачивается. К тому же семья постоянно проходит испытание на прочность из-за стрессов, которые испытывает шахматист. Когда я играю – это предельное напряжение сил, когда готовлюсь – тоже, а если еще при этом проигрываю... Как бы любой профессиональный шахматист ни владел собой, ему ведь надо освободиться от накопившегося психологического груза. И все эти стрессы принимают на себя жены шахматистов. …Когда я почувствовал, что в наших семейных отношениях что-то неладно, взял жену на матч на первенство мира в Италию. Через какое-то время – на турнир в Аргентину. По дороге в Южную Америку мы остановились в Париже, а на обратном пути неделю путешествовали по Италии. Но это лишь отсрочило кризис. Я старался убедить Ирину сохранить семью, но она решила, что мое внимание к ней должно принять формы чуть ли не ухаживания. Такое, увы, оказалось мне не под силу. Я надеялся на внутреннюю гармонию, а жене важны были внешние проявления моих чувств».

 

ДВОЕ РЫЖКОВЫХ

Известно, что вы дружите с обоими Рыжковыми – со старым и с молодым. Расскажите, пожалуйста, про это, дико же интересно!

– Интересно?

Конечно. Вот Егор Гайдар, помню, говорил, что ему трудно было общаться с Николаем Рыжковым…

– Потому что Николай Иванович – профессионал, и он не уважал любителей.

Я с вами тут, разумеется, не буду дискутировать, а буду только выслушивать, потому что мне очень интересно ваше мнение по этому поводу и любые подробности. Я только уточню, что Гайдар описывал свои отношения с Рыжковым, само собой, иначе, он про Николая Ивановича выражался в том смысле, что тот хорошо командовал заводом, а про экономику в целом мало что понимал.

– После завода Николай Иванович работал в Госплане. Потом он был секретарем ЦК КПСС по экономике. И только потом стал премьером. В отличие от Гайдара, который был никем, а потом стал премьером.

Все ж таки Егор Тимурович был кандидатом наук. Экономических.

– До того как Гайдар стал премьером, у него в подчинении было максимум девятнадцать человек. А еще он отделом в «Коммунисте» заведовал. Это все печально. Ельцин, насколько я знаю, премьер-министром предлагал стать Бочарову и Рыжову, который был в то время депутатом, а до этого ректором МАИ. Замечательный специалист и серьезный человек. И, конечно, тогда б Россия по другому пошла б пути, если б кто-то из этих двоих стал премьером. Не было б всяких шоковых терапий и прочей дряни, которая пришла в экономику.

Тогда я на свою зарплату инструктора второй категории ЦСКА мог купить два килограмма черной икры. Сейчас два кило черной икры, если она не левая, в Европе можно купить за 10 тысяч евро

Очень интересно ваше мнение по этому поводу.

– Я свое мнение и высказываю. Николай Иванович – глубоко знающий человек, специалист. Но его на съезде чуть не освободили от должности премьера! За то, что он в 1989-м обосновывал необходимость небольшого повышения цен на хлеб… Я с Николаем Ивановичем давно знаком.

Еще по Уралу? Вы ж все оттуда.

– Нет, позже. Когда он стал премьером. А познакомился я с ним вот как. У меня – у Фонда мира – в Сбербанке находилось четыре миллиарда рублей на счете. И нам с этого не платили никаких процентов. И более того – были ограничения! Я должен был согласовывать траты свыше двух миллионов рублей – настоящих рублей, тех еще, а не гайдаровских. И вот я тогда впервые принял участие в заседании Совмина. Мною были поставлены два вопроса. Первый: я сказал, что, поскольку мы независимая общественная организация, надо с нас снять эти ограничения! Понятно, особый контроль нужен, если деньги выводятся за территорию Союза – к примеру, мы слали деньги в Перу, восстанавливали дома после землетрясения, боролись с голодом в Эфиопии… Но если деньги тратятся внутри СССР, то непонятно, зачем нужно это согласовывать. И Рыжков с этим согласился! Второй вопрос – проценты. Их нам таки стали начислять, пусть полтора процента, но все же с огромной суммы что-то набегало. Как говорил Остап, лед тронулся, господа присяжные заседатели!

Он же, кстати, шахматистом был, Бендер.

– И с тех пор у нас с Рыжковым установились добрые отношения. А с Рыжковым-молодым мы познакомились, когда он активно был в политике.

С какого бока?

– Да просто как известные люди. А дальше я от него получил поддержку на выборах в Госдуму от Тулы. Когда я с Коржаковым там бился. Причем Рыжков в НДР занимал серьезное положение, во внутрипартийных делах он был, может, даже определяющим человеком. (Черномырдин представлял партию на внешнем рынке, а внутри – Рыжков.) С тех у нас возникли какие-то отношения, они укрепились, когда мы вместе пошли к Каспарову.

В тюрьму. (Об этом – позже. – И. С.)

– Да.

Наше совместное с Каспаровым решение было – перечислить эти деньги на чернобыльский счет. Столько денег никто из спортсменов не перечислял

Я щас подумал про Коржакова, что он, наверно, запомнился своей трехходовкой. Было три главных хода, которые он свершил в жизни. Первый – это когда он низложенного Ельцина возил на своем «Москвиче» или на «Ниве», не помню. Второй – когда предложил отменить выборы 1996 года. И третий – когда он написал про своего бывшего начальника Ельцина книжку, в которой его обругал.

– И еще был один жуткий ход, который определил его политическую судьбу, – это коробка из-под ксерокса.

Да, это же он поймал! В ходе второго эпизода, который я обозначил.

– Но не успел с этой коробкой добежать до Ельцина первым.

Да, не успел… Вот я слушал про Николая Рыжкова и думал: и где теперь тот ЦК и где ихний Госплан? В которых он ударно трудился? Нету их, как не было никогда. И никто про них не вспоминает. Семь лет мак не родил – и голоду не было. Можно ли считать полезным опытом работу в организациях, которые упразднены за ненадобностью и забыты?

– Я уверен, что Госплан нужен в каких-то рамках развития госкапитализма, которым мы занимаемся. Теперешнее Минэкономики в подметки не годится тому Госплану, который был! А по идее Минэкономики должно выполнять функции Госплана, частично, но в каких объемах – другой вопрос. Госплан решал грандиозные задачи. На своем уровне. Другое дело, что политические решения принимались не всегда в интересах граждан… Большей частью – против интересов граждан. (Заметьте, не я это сказал. – И. С.) И по использованию ВПК были вопросы… и по повышению обороноспособности… Но если бы перед Госпланом поставили задачу обеспечить развитие автопрома точно так же, как обеспечивали развитие космоса, то у нас были бы машины, и не обязательно мы сейчас покупали бы немецкие или японские автомобили. Никогда не ставилась такая задача – обеспечить потребности советских граждан в должной мере и в должном качестве! Всегда был остаточный принцип, который Госплан и реализовывал, поэтому у нас были и дефициты многие, по тем же магнитофонам и по чему угодно. А что, Россия не сделала бы нормальный видеомагнитофон? Если бы направила средства? Но Госплан же не определял политику! Он просто реализовывал решения. Которые принимались Политбюро – которое уже не существует, и справедливо не существует. Потому что они там на протяжении многих лет не учитывали интересы граждан. А Госплан – это чисто техническая организация на высоком уровне…

 

СПАСЕМ АВТОПРОМ?

Вот вы говорите, что Госплану не удалось поднять отечественный автопром. А вы на эту задачу замахнулись. Вы, помню, несколько лет назад взялись за проект народного легкового автомобиля в Туле. Как он идет?

– Медленно развивается. Непонятно, почему в развитии автопрома помогают только избранным…

Может, дело в названии? «Ё-мобиль» – это звучит, ё-маё и прочее в том же духе. А у вас как называется?

– «Мишка». Я считаю, тоже неплохо – у «Единой России» ведь какой зверь?

Неважно какой. Мишку, в смысле Михаила Сергеича, уже давно отправили на воздух. Нельзя как-то в «Вовку» переименовать? И все пойдет…

– Гм… Наш проект очень важен! Дело в том, что уже несколько лет в России не выпускают автомобили для инвалидов. А мы можем в течение года наладить производство авто с электроприводом для инвалидов – и закрыть эту проблему.

Коротко опишите ваш автомобиль.

– Движок украинский, какой на ДЭУ ставят. Корпус пластмассовый. Современная по дизайну машина, отдаленно напоминает «Оку», с широким дверным проемом. Мы сделали сиденья машины и инвалидной коляски на одной высоте, очень удобно пересаживаться. Продажная цена – около от 170 тысяч до 190 тысяч. (Притом что самые дешевые «Жигули» за 212 тысяч рублей уже сняли с производства.) Автомобиль подойдет не только для инвалидов, но и для малого бизнеса. Удобно перевозить грузы. Пиццу доставлять.

Я давно окупил все расходы, в которые ввел государство. Тратили на меня в лучшем случае 50 тысяч рублей в год – а я сдал миллионы долларов

И что вам мешает наладить производство?

– Денег не хватает. Я уже вложил 180 миллионов рублей, надо еще 250 миллионов на условиях коммерческого кредита.

Ну так возьмите.

– А банки не дают без залога. Притом что у нас уже есть промышленные образцы, машины бегают с госномерами!

 

MERCEDES11-11

Вот ваш тульский автомобиль называется «Мишка». А помните, у вас была еще одна машина на букву М – мерседес с госномером 11-11.

– Да!

Для множества советских людей ваш тогдашний рейтинг мерился не победами и не кубками, и даже не призовой валютой – а вот этим мерсом. Который вы получили в 1977 году как приз за матч в Германии. Такой был еще только у Высоцкого…

– …и у Брежнева.

Ну Высоцкому привезла Влади. Брежнев тоже не на школьных завтраках сэкономил. Может, Леонид Ильич хотел мерс, как у Карпова? Или Высоцкий хотел?

– Нет, я третьим получил. Брежневу, кажется, машину подарил Вилли Брандт.

И вы же были, кстати, с обоими знакомы – я имею в виду Брежнева и Высоцкого.

– С Брежневым виделся, а с Высоцким, конечно, был знаком.

Ну да, все знаменитые люди знакомы друг с другом и общаются.

– Ну почему, с Высоцким я был знаком по Театру на Таганке.

Которому вы симпатизировали. И ходили на все спектакли.

По телефону могу говорить на русском, английском, сербском и испанском. И даже могу пытаться говорить по-итальянски и по-французски

– Я одно время жил в Ленинграде в квартире Маши Полицеймако, актрисы, она училась в одной группе с Высоцким. В группе, из которой потом создался Театр на Таганке. Так вот я у Машиной мамы снимал комнату.

Этот мерс вы потом перепродали кому-то.

– Да. Но я сделал ошибку, что его отдал. Меня просто напугали, что пройдут годы, и он потребует такого сервиса… Мне немецкие техники, которые приезжали в московский сервис и осуществляли контроль, говорили, что по качеству у меня потрясающий экземпляр. Даже на уровне высочайшего качества мерсов того времени мой был одним из лучших, они сами удивлялись, так что напрасно я испугался и продал его.

А где вы в те годы брали запчасти?

– Так была же станция ТО мерсов на ВДНХ, для дипломатов.

А вы там официально обслуживались?

– Да, написал заявление. Его рассмотрели… Сервис там был хороший. Но все же я старался дождаться приезда немецких техников, я все-таки больше им доверял. Раз в полгода они приезжали.

 

ЧЕРНАЯ ИКРА

Да что там раз в полгода – вы их могли в любой момент вытащить, пообещав ужин с икрой.

– Ну тогда это было не в диковинку.

Это у нас не было. А там – было. Вон Кончаловский рассказывал, как он торговал икрой в Голливуде и с этого жил. Неплохо причем.

– Килограмм черной икры стоил 48 рублей. В любой расфасовке. Красная стоила раза в три дешевле. Я прекрасно помню, потому что когда я получил мастера спорта в Ленинграде, то, чтоб отметить, пошел и совершенно свободно купил икры. В «Елисеевский» на Невском я пришел, постоял пять минут в очереди – и купил.

А сейчас вы могли бы себе такое позволить – устроить банкет с черной икрой?

– Ну разница огромная. Тогда я на свою зарплату инструктора второй категории ЦСКА мог купить два килограмма черной икры. Сейчас два кило черной икры, если она не левая, в Европе можно купить за 10 тысяч евро. У нас сейчас только левая, запрещено же. А в мире продается только иранская икра. И азербайджанская.

И наша под видом иранской.

– Таких тонкостей не знаю.

 

УРАЛ. НИЩЕТА. НОСТАЛЬГИЯ

И для контраста тут к юбилею уместно вспомнить бедность, в которой жила семья, когда ваш отец учился в Москве в Бауманском училище. А вы жили на Урале, и он присылал вам 350 рублей старыми из своей стипендии в 700 рублей. И мать ваша вынуждена была шить по ночам…

– Да. Кстати, в те годы черная икра бочками продавалась на Урале. По-моему, она стоила 200 рублей. И на те небольшие деньги, что присылал отец, можно было почти два кило купить. В общем, жили мы бедно, но на черную икру хватало. (Смеемся.) Я помню, как тогда мы жили на Урале: мяса не было. Идиотская реформа Хрущева привела к голоду – он в 1960-м или 1961-м запретил в личных хозяйствах держать крупный рогатый скот. А 70 процентов поставок мяса – из личных хозяйств. Никита Сергеич это мясо ничем не заменил, оно просто пропало.

После чего получил Новочеркасск.

– В том числе Новочеркасск. Мяса не было. И в городе все магазины были завалены чем? Черной и красной икрой, в бочках. И из бочек же еще продавалась потрясающая селедка – иваси, которая редко, но появлялась. Одна из самых интересных селедок! Еще, я помню, капусту мы заготавливали на зиму. Рубил отец, когда приезжал, или дядя приходил. Одна бочка на всю зиму на семью. Когда рубили, очень нравилось нам с сестрой кочерыжки поедать. А еще у меня две бабушки были, они жили в своих домах с огородами. Мы там что-то сажали. Особенно картошка мучила, когда приходило время ее собирать. Мы всем семейством с мотыгами – вперед!

Фактически у вас был родоплеменной строй…

– Да.

И этот прогрессивный строй вам организовали Госплан и ЦК.

Он смеется. 

Значит, бюджет семьи – 350 рублей от отца, и на столько же приблизительно мать нашивала. Платья вы за сестрой донашивали – но дома.

– Да.

Я сам донашивал за отцом пальто, и его еще перелицевали.

– Когда я пошел в школу, мы уже в порядке были, отец работал главным инженером Южно-Уральского совнархоза, уже не было необходимости за ним пальто поднашивать. Потом расформировали совнархозы, и мы переехали в Тулу, он стал там работать на оружейном заводе.

С ростом благосостояния тема кочерыжек, наверно, закрылась?

– Кочерыжки исчезли, как только мы перестали квасить капусту. Это случилось после переезда в Тулу. Там, кстати, это не так распространено. Тула вообще от Урала отличалась сильно. Нам было трудно привыкнуть: отношения между людьми жестче, нету той открытости. Тула – очень закрытый город. На Урале в дневное время мы не запирали квартиры, особенно если кто-то был дома.

А в Туле меня шокировало, что там двери запирают; звонишь в дверь – сначала расспросят, кто такой и кто тебе нужен, потом отпирают дверь, а она на цепочке. Ничего себе! А у нас в Златоусте двери запирали только летом, когда там становился цыганский табор: воровали… А еще гадали и ковали лошадей.

 

ДЛИННЫЙ РУБЛЬ

Анатолий! Вы знамениты, кроме всего прочего, так же и тем, что от вас государство получило огромное количество денег, чуть ли не рекордное, если говорить о спортсменах. Я помню, что в какой-то момент был зафиксирован счет в 3 миллиона долларов в пользу властей – столько вы передали государству в виде налогов и разных пожертвований.

– Да. Это было еще при советской власти.

Вот это да! При советской еще!

– Почему я вспомнил? Мне недавно, накануне 25-летия чернобыльской трагедии, Клара Шогеновна (мама Каспарова. – И. С.) сказала, что у нее до сих пор квиток хранится, за наш чернобыльский взнос.

Да-да, помню, 650 тысяч долларов.

– Нет, фунтов. Это призовой фонд лондонского матча. Наше совместное с Каспаровым решение было – перечислить эти деньги на чернобыльский счет. Клара Шогеновна говорит, что никто про это уже не вспоминает. Столько денег никто из спортсменов не перечислял. Я давно окупил все расходы, в которые ввел государство. Тратили на меня в лучшем случае 50 тысяч рублей в год – а я сдал миллионы долларов.

В добровольно-принудительном порядке.

– Почему? И в чисто добровольном тоже сдавал. Помнят о том, что вы сдаете деньги государству только когда вы идете к кассе. А когда от нее отходите – никто уже не помнит…

 

КАСПАРОВ. ТЮРЬМА

А вот еще была упоительная история про то, как менты вас не пустили в тюрьму, когда вы шли навестить арестованного Каспарова. А было какое-то продолжение этой истории? Извинения? Объяснения хотя бы?

– Они не обязаны были пускать. Было решение суда, по которому Гарри потерял свободу на несколько дней. Хотя по здравому смыслу я считал, что они могут пустить.

Чемпиона мира к брату-шахматисту.

– Да…

Может, по закону вас и не стоило пускать. Ну тогда надо исправить закон! Вписать туда фразу типа: «Если ни за что сажают в тюрьму человека, составляющего славу России, то к нему разрешено с визитом пускать чемпионов мира и прочих замечательных людей, а также Героев Советского Союза без очереди».

 

ЯЗЫКИ

А вот ваша замечательная память влияет на изучение языков?

– Да. Словарь, газеты читаю – и много чего запоминаю. У меня зрительная память хорошая.

И сколько вы языков освоили?

– Я особенно не осваивал, но по телефону могу говорить на русском, английском, сербском и испанском. И даже могу пытаться говорить по-итальянски и по-французски. А по телефону же непросто говорить! Если можешь это – значит, уровень достаточный. А вообще я достаточно прилично понимаю испанский и сербский. Английским почти свободно владею.

 

BOBBYFISHER

Анатолий! Расскажите про Фишера.

– Он считал себя человеком планеты и из-за этого заполучил проблемы.

Много на себя взял?

– Нет, просто считал, что ему никто ничего не может диктовать. Америка ему запрещала играть матч в Сербии, а он не понимал, какое отношение имеют Соединенные Штаты к его матчу в Сербии. «Где хочу, там и играю» – такова была его позиция, что совершенно правильно. Я его в этом поддерживаю.

Бобби Фишер умер в больнице. У него была мания недоверия, он не доверял врачам, считал, что его хотят отравить

Тогда у него был американский паспорт, так?

– Да. И вот американская администрация настоятельно рекомендовала ему не ездить в Сербию, потому что у Америки были с ней плохие отношения. Не ездить – потому что это-де опасно. Но ему-то опасность не грозила. Сербия его всегда уважала и хорошо принимала. И Бобби не мог понять, почему он не может ехать в Сербию. И поехал. Дальше ему рекомендовали в Сербию не ездить, совсем настоятельно. И тогда он разорвал официальное письмо с этой рекомендацией. И еще на него наплевал. Администрация стала с ним судиться, обвиняя его в том, что он не уважает органы власти. И они его обвинили в том, что он занимается коммерцией в Сербии, несмотря на эмбарго.

Что за коммерция такая?

– А он придумал тогда новые шахматные часы.

Новые? Там, наверно, деньги щелкали на табло, как в такси?

– Нет. Эти часы не просто тупо отсчитывали время, а вели комбинированный учет, двойной, в зависимости от сделанных ходов – долго рассказывать. Во время матча часы рекламировались и продавались. В итоге его заочно осудили – за оскорбление властей и за нарушение эмбарго, приговорили его к какому-то сроку и к штрафу тыщ в двести долларов. И в Штаты он решил не возвращаться.

И эти люди запрещают нам ковыряться в носу! Подумаешь, на письмо плюнул! Сейчас вон американский суд пришел к выводу, что человек, если хочет, может сжечь флаг США и ему ничего за это не будет. Можно сказать, что Фишер плохо кончил?

– Конечно. Он не должен был уйти тогда из жизни. Он умер в больнице. У него была мания недоверия, он не доверял врачам, считал, что его хотят отравить. У него был приступ почечной недостаточности, ему выписали лекарство – а он отказался его принимать и помер от этого. А если б взял таблетки и принял их, не выкинул бы, то его жизнь не оборвалась бы в 63 года. Во всей этой истории с Фишером совершенно фантастически повела себя Исландия. Отличились тогда депутаты исландские.

Которые приняли его как родного.

– Да! При всем давлении со стороны США, от которых Исландия полностью зависит – и в военном отношении, и в экономическом. Исландские депутаты проголосовали, если мне память не изменяет, единогласно – с одним голосом против.

А вы решительно живете в России. Знаю, что это ваша позиция. Тем более вы не занимаетесь политикой. А вон ваш коллега Каспаров, оппозиционер, уже в тюрьме сидел – ему в случае чего тоже дадут убежище в Исландии?

– Думаю, что не только в Исландии – в половине стран мира дадут.

 

ЭКОЛОГИЯ: КТО УБЕРЕГ БАЙКАЛ?

Вы активно занимаетесь экологией.

– Да, есть у меня еще направление экологическое. Я создал центр независимой экспертизы. Уже некоторые дела по нарушению природоохранного законодательства переданы нами в суды. Мы, например, провели экспертизу аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Работали над ней почти полтора года.

И кто ж там виноват?

– Кто виноват – суд решит. У нас есть свое мнение, но его пока рано оглашать.

А Байкал?

– Я принимал участие в его защите. На том этапе мы спасли Байкал.

Это когда маршрут прокладки трубы перенесли?

– Да. Нас было двое самых активных в Общественной палате – председатель Российского фонда охраны дикой природы Игорь Честин и я. Четыре раза мы Велихова атаковали, он слушать нас не хотел! Очень не хотел, чтоб было принято обращение Общественной палаты по этому вопросу. Мы были первыми, кто поднял шум! Еще до того, как на местах начались протестные движения! Еще никто не знал о подготовке решения по старому маршруту, а мы уже протестовали.

А как вы узнали?

– Разведка работает. А как начались митинги, мы второй раз зашли. Велихов опять не пустил тему на обсуждение. Лишь с третьей попытки Общественная палата подключилась.

Надо их по сусалам, бюрократов, а если не бить и не душить изо всех сил – то ничего не будет.

– Да. Точно. Согласен.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое