Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

i-РЕВОЛЮЦИЯ. Сиэтл, Египет, Филиппины, Белоруссия, далее везде

i-РЕВОЛЮЦИЯ. Сиэтл, Египет, Филиппины, Белоруссия, далее везде

Тэги:

Можно ли поднять революцию из интернета или экспортировать из других стран? Вообще революция – это сумма социальных технологий или результат нарастания внутренних противоречий в обществе?

 

Египет-2011: фейсбук-революция

Февраль 2011-го. Сотрудник египетского подразделения Google Ваэл Гоним в интервью американскому телеканалу CNNпоблагодарил социальную сеть Facebook за произошедшую накануне революцию в Египте, в ходе которой действующий президент Хосни Мубарак подал в отставку. Отвечая на вопрос телеведущего, какая страна следующей последует примеру Туниса и Египта, Гоним ответил: «Спросите Facebook… Я надеюсь когда-нибудь встретиться с Марком Цукербергом и поблагодарить его… Я говорю от имени всего египетского народа. Эта революция началась в интернете. Эта революция началась на Facebook. Она началась в июне 2010 года, когда сотни тысяч египтян начали общаться в сети… Я всегда говорил: если вы хотите дать свободу народу, просто дайте ему интернет».

Летом 2010 года кто-то создал в Facebook группу, в которой предложил устроить революцию. Неожиданно для всех эта группа набрала больше 2 млн участников. Был создан план действий, определены дата, 25 января, и место выступления. Более 90 тыс. пользователей Facebook подтвердили свое участие. На площадь Свободы в Каире 25 января сначала пришли несколько сотен человек. Полицейские их быстро разогнали по окрестным улицам. Началась цепная реакция: люди видели из окон своих домов тех, кто не побоялся выступить против правительства, бросали дела и выбегали на улицу. Спустя час с небольшим на площадь Свободы пришли уже десятки тысяч человек. Растерянная полиция долго ничего не предпринимала, потом в ход пошли водометы и слезоточивый газ. По сообщениям прессы, было трое погибших и десятки раненых. Власти Египта заблокировали Twitter, через который координировались действия восставших, уже 25 января. Однако египетским пользователям Twitter был доступен через мобильные приложения, SMSи сетевые «зеркала». На следующий день власти Египта заблокировали доступ к Facebook. Но оказалось, что эти запреты несложно обойти, например, через инструменты Google, и фейсбук-страницы некоторых египетских СМИ обновлялись ежеминутно. В Египте отключили интернет и сервис SMS. Египетские власти объясняли это неполадками в сети, а мобильные операторы – перегрузкой. Впрочем, акции протеста остановить было уже невозможно. Через две с половиной недели ,11 февраля, президент Египта Хосни Мубарак подал в отставку. Революция победила.

Летом 2010 года кто-то создал в Facebook группу, в которой предложил устроить революцию. Неожиданно для всех эта группа набрала больше 2 млн участников

Явных лидеров у бунта не было. Самоорганизация десятков тысяч человек оказалась возможна без какого-либо иерархического руководства и в явно враждебном окружении – в столицу было стянуто от 20 до 30 тыс. полицейских, власти явно готовились к акции протеста (они тоже читали Facebook).

Египетские события имели последствия. Так, в Белоруссии, по сообщениям собкора The Moscow Post, в середине февраля 2011 года был заблокирован доступ к сетям Facebook, Twitter, «ВКонтакте», «Одноклассники», отключены почтовые сервисы GMail и YahooMail (только для соединений вне границ страны). А российский вице-премьер Игорь Сечин выступил с очередным предложением ввести некие новшества в интернете, чтобы усилить борьбу с терроризмом.

 

Первая цифровая...Битва за Сиэтл-1999.

Революция через социальные сети стала реальностью. Хосни Мубарак – первый президент, свергнутый Facebook. Давайте посмотрим, как все начиналось. Многочисленные группы антиглобалистов, каждая со своей программой и способами действия, решили сорвать встречу Всемирной торговой организации в Сиэтле. Информацию передавали через телефоны оператора Nextel, дающие возможность радиосвязи по сотовому с восемью абонентами. Эти ячейки из восьми человек эффективно действовали по цепочке: один из восьмерки поддерживал связь по вертикали с руководством, руководство – с другими группами и т. д.

 

Филиппины-2001: SMS-революция

Филиппины – страна бедная, и мобильных телефонов там было мало: в 2001 году около 5 млн штук на 70-миллионное население. Для продвижения мобильной связи операторы предоставили возможность бесплатной отправки SMS. Ежедневно отправлялось более 70 млн текстовых сообщений – в среднем 14 SMSна одну трубку в день (нам в России такое до сих пор и не снится). Когда разразился политический кризис, эта связь сработала как по волшебству.

Разбирательство в парламенте по импичменту президенту Филиппин Джозефу Эстраде было внезапно прекращено близкими к Эстраде сенаторами. После чего лидеры оппозиции немедленно разослали текстовые сообщения своим сторонникам: «Все на EDSA, одетые в черное» (EDSA– бульвар Эпифанио-де-лос-Сантос).

Всего через 75 минут (!) на EDSAсобралось более 200 тыс. человек. За четыре дня там побывало более миллиона. 20 января 2001 года президент Филиппин Джозеф Эстрада стал первым в истории главой государства, потерявшим власть из-за действий умной толпы.

 

Классический флешмоб: забавы ради

Флешмоб – заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей (моберы) внезапно появляется в общественном месте, проводит пятиминутный митинг, выполняя заранее оговоренные действия (сценарий), и затем одновременно расходится.

В июне 2003 года американец Роб Зазуэта из Сан-Францискосоздал первый сайт для организации подобных акций – flocksmart.com.

Первый флешмоб был намечен на 3 июня 2003 года в Нью-Йорке, но сорвался: помешала заблаговременно предупрежденная полиция. Организаторы избежали этой проблемы при проведении второго флешмоба, который состоялся 17 июня 2003 года. Участники акции пришли в заранее определенное место, где получили инструкции по поводу окончательного места и времени проведения флешмоба прямо перед его началом. Приблизительно 200 человек (по другим источникам – 150) собрались вокруг дорогого ковра в мебельном отделе универмага Macy’s и стали говорить продавцам, что живут вместе на складе в «пригородной коммуне» на окраине Нью-Йорка и пришли купить «Коврик Любви». Уже через несколько дней волна акций прокатилась по Америке и Европе, захватив Россию и Украину.

Такие сайты и акции существуют и в России. Вот, например, оригинальная трогательная акция, которая была проведена на площади Маяковского в Москве. Человек в белом с белым шариком появляется на площади. Рядом с ним в шеренгу выстраивается сразу несколько сотен человек. Они передают друг другу белый шарик, загадывая про себя желание. И когда этот шарик возвращается обратно к человеку в белом, тот пускает его, наполненного желаниями, в полет. Когда зритель, проследив за шариком, опускает глаза – на площади уже никого нет.

В Томске в день голосования по законопроекту, повышающему оплату проезда в маршрутках, граждане подошли к зданию городской думы и бросили в нее мелочь. Типа, «нате, подавитесь...»

Никакого понятного зрителю содержания такой флешмоб не несет. Это просто популярная забава. И в силу своей популярности такая забава не могла остаться бессодержательной. Ее подхватили самые разные группы интересов. Например, фан-мобы. Знаменитый фан-моб Thrilltheworld, прошедший по десяти странам мира (и в Москве тоже, на одной из площадей ВВЦ): моберами исполнялся танец живых мертвецов по известной песне Майкла Джексона. Существуют арт-мобы (связанные с какой-то художественной акцией), Date-мобы (необычные способы знакомства), экстрим-мобы (например, бой подушками в Токио), i-мобы (интернет-кампании) и т. д. Возникли флешмоб-туризм и Мобфест – всемирный флешмоб-фестиваль. И, конечно, появились политмобы.

 

Политмобы: шаг от забавы до революции

После выборов в Белоруссии в 2006 году десять человек, собравшись в центре Минска, стали рвать на мелкие кусочки газету «Советская Беларусь». Во время трансляции выступления прокурора Белоруссии по экрану, установленному в центре Минска, около 30 человек завязали себе глаза и отвернулись от экрана. Такого рода флешмобы собирали до сотни участников. Белорусская милиция выбрала тактику задержания 20–30 человек на каждой такой акции, и популярность политмобов в Белоруссии упала.

В Томске в день голосования по законопроекту, повышающему оплату проезда в маршрутках, граждане подошли к зданию городской думы и бросили в нее мелочь. Типа, «нате, подавитесь...».

Флешмоб партии «Яблоко» против цензуры в интернете, ограничения Skypeи уголовного преследования блогеров заключался в том, что одетые во все черное и в черных очках «агенты Смиты» ходили вокруг стеклянного купола подземного торгового комплекса на Манежной площади, будто вокруг земного шара.

 

i-революция: интернет-технология или уличный бунт?

Сами по себе интернет-кампании остаются в интернете и пока еще не сильно пугают власти. Впрочем, голосование в интернете (тоже i-мобы) иногда не кажется просто забавой. Особенно когда собирает больше 70 тыс. подписей. Мне известны уже три таких акции: сбор подписей под требованием освобождения Бахминой, по поводу реформы бюджетной сферы и под лозунгом «Путин должен уйти».

Массовые выступления на Дальнем Востоке в 2008 году против повышения импортных пошлин на иномарки собирались и координировались по мобильным телефонам. У них не было четкого лидера, они были действительно стихийны, основаны на самоорганизации людей. Местная власть просто пасовала перед ними. Милиция оказывалась абсолютно бессильной (еще и потому, что сочувствовала лозунгам). Приходилось импортировать репрессии (ОМОН) из Центральной России. Даже далекая центральная, московская, власть вынуждена была пойти на частичные уступки, введя многочисленные льготы на покупку и транспортировку отечественных автомобилей, чтобы успокоить эти выступления.

Несанкционированное собрание националистов/футбольных фанатов в Москве на Манежной площади в декабре 2010 года. Тысячи людей пришли на площадь по призывам из интернета, с фанатских и националистических сайтов. И милиция их уже ждала там, также прочитав призывы в интернете и подготовившись. Это собрание (даже митингом его назвать нельзя, настолько оно было стихийное и без лидеров) реально испугало российские власти. Милиция была изысканно вежлива, давая собравшимся выпустить пар. Даже Путин снизошел до разговора с фанатами и публичной поддержки некоторых националистических лозунгов.

Смартмобы уже реальность российской политической жизни. Почти обыденность. Движение «синих ведерок» (автопробеги против мигалок) привычно созывает свои акции через интернет. И на них действительно собираются десятки и сотни абсолютно не знакомых друг с другом людей.

А властям все труднее. Вот, например, у «Стратегии-31» есть лидеры, которых можно посадить или попробовать как-то взнуздать (подкупить, скомпрометировать, расколоть и т. п.). А у волнений на Дальнем Востоке в 2008-м, выступлений националистов в 2010-м, «синих ведерок», защитников химкинского леса и т. д. никаких лидеров нет. Более того, эти люди сознательно избегают какой-либо политической окраски. Как воевать с конкретным врагом – понятно. Но как воевать с пургой, метелью?

Будет в ближайшее время обострение экономического кризиса или нет, но очень может быть, что выборы президента в 2018-м будут выиграны именно в интернете

Все описанные выше политические интернет-акции становились проблемой для властей в основном тогда, когда призывы выходили за пределы интернета и народ выплескивался на улицы. И не так важно, что было спичкой – интернет или нет. Интернет – это всего лишь один из информационных каналов. Не более.

Революции сегодня, как и сто-двести лет назад, делаются на улицах. По сути, мало что изменилось. За одним, но очень важным исключением – крови стало меньше. Теперь революции, даже в весьма бедных странах, а это большая часть бурлящего ныне арабского мира, становятся «бархатными», ненасильственными. Потому что власть не рискует вступать в открытую войну с бунтарями.

Очевидно, причины революции гораздо глубже и не так-то легко ее поднять (экспортировать), как это кажется защитникам властей. Революция – это не просто набор технологий по разжиганию вражды к власти. Но и не просто стихийный бунт.

 

12 признаков революционной ситуации

На каждом из этих этапов роль интернета может быть очень значительна, однако не стоит забывать о том, что революция – это все-таки уличное действо. Причины революции могут быть самые разные, но объединяет их то, что все они сводятся к массовому недовольству граждан страны властью.

Без революционной ситуации внутри страны никакой революции возникнуть не может. Ее нельзя импортировать из-за рубежа или заразиться ей, как гриппом.

Массовое недовольство властью – первоочередная заслуга в этом принадлежит, конечно, самой власти. При этом не имеет значения диктаторская она, монархическая или внешне демократическая. Важно другое. Власть отделяется от народа, противопоставляет себя ему, приобретает другой образ жизни, чем у основной массы населения, перестает понимать и реализовывать народные чаяния. Вот некоторые признаки такого положения дел:

 

 

 

 

 

Иллюстрации: Александр Котляров

1. Рост социального расслоения. Вопрос не в том, что много бедных. Вопрос в том, что при множестве людей, считающих себя бедными, появляются сверхбогатые с демонстративным роскошным потреблением.

2. Раздражающе-высокомерное поведение госчиновников – на дороге или в быту, при случайном столкновении и т. д.

3. Откровенное лицемерие или ложь власти.

4. Необоснованно высокие доходы госчиновников, основанные на коррупции или госбизнесе, взаимодействие крупнейшего бизнеса и госчиновников.

5. Становящиеся известными факты сверхбогатства чиновников.

6. Власть кажется несменяемой. Изменения кажутся невозможными. Попытки либерализации быстро затухают.

7. Резкий рост недоверия силовым структурам государства и судебной системе.

8. Создание «мучеников», несправедливо преследуемых государством. Неважно, за что – за борьбу за свободу и права человека, за борьбу с конкретными коррупционерами, за политическую позицию, за «наглую» художественную выставку или арт-инсталляцию.

9. Нарастание проблем у людей, которые не решаются государством. Наоборот, попытки государства решить проблемы за счет людей – за счет роста цен и тарифов или налогов, за счет сокращения бюджетных расходов или ужесточения законодательства. Но только не за счет сокращения коррупции, не за счет госчиновников, госкорпораций или сверхбогатых.

10. Поведение интеллигенции, особенно творческой (она прекрасно чувствует настроения публики, непосредственно общаясь с толпой): переход от сотрудничества с властью к пониманию того, что это – «западло». Рост фрондерства интеллигенции.

11. Потеря управляемости государством и экономикой. Она может выражаться как по горизонтали – в расколе властной верхушки (как это было в 1917-м и 1991 году), так и по вертикали – в тихом саботировании лозунгов высшей власти средним и низшим чиновничеством.

12. Зажим общегосударственных СМИ и «зона свободы» в интернете и/или маломасштабных СМИ.

 

Ситуация в России

Считается, что в России нет готовности народа к социальному действию, перерастания бессильного «почему они» в нетерпеливое «доколе?». Что «народ безмолвствует». Это совсем не так.

Давайте сравним признаки революционной ситуации не с сегодняшним днем, а с концом 1980-х и началом 1990-х годов. И снова обнаружим почти их все (тогда, правда, власть обвиняли не в коррупции, а в льготах). Что добило СССР и компартию? Финансовая катастрофа, приведшая к денежной реформе, резкому повышению («реформе») цен и ГКЧП – попытка ужесточения общественной жизни. Эти три удара в 1991 году «достали» людей, вывели их на улицы. Всего за семь месяцев. Власть и государство не устояли. Мирная, «бархатная» революция 1991 года свершилась. Парадокс, что нынешняя власть, берущая свое начало в «бархатной» революции, теперь боится «бархатных» революций...

Мы уже видели обострение социальной борьбы во время кризиса в конце 2008-го – первой половине 2009 года. Экономические трудности были кратковременными, а цена на нефть даже на полгода не задержалась на низком уровне. Однако мы видели, что люди достаточно быстро переходят к решительным действиям, когда их действительно «достанут»: с помощью мобильной связи, как на Дальнем Востоке в конце 2008-го, без помощи технических средств, как в Пикалеве в 2009-м, или с помощью интернета, как в Москве в декабре 2010-го. А если цена на нефть упадет даже не до 10 долларов за баррель, как в начале 1990-х, а хотя бы до 50 долларов, то экономика России очень быстро – за полгода-год – придет в состояние, схожее с состоянием экономики СССР в 1991 году.

Народное недовольство уже розлито в воздухе. Ощущается, как озон. Достаточно нескольких сильных ударов по доходам и условиям жизни людей – и вспышка становится вполне реальной. Но нынешняя власть не чувствует опасности: пусть снег лежит вокруг, но пока нет пурги, он воспринимается как вполне мирное явление. Даже при нынешних 100 долларах за баррель власть не перестает повышать тарифы на ЖКХ и транспорт, увеличивает налоги, в том числе планирует введение грабительского налога на недвижимость, обсуждает повышение пенсионного возраста и т. д. Повышение цены на нефть каждый раз отодвигает социальные проблемы. Но стоит цене хотя бы остановиться – и проблемы постепенно догонят власть.

Не стоит переоценивать влияние интернета на социальные процессы. Интернет не создал новых социальных закономерностей и не создает революций. Он только проводник. Смартмоб – это просто красивый фантик на том, что уже давно существовало – на стихийной самоорганизации людей. Но не стоит и недооценивать интернет. Он дал возможность существовавшим закономерностям заработать быстрее и эффективнее. Будет в ближайшее время обострение экономического кризиса или нет, но очень может быть, что выборы президента в 2018-м будут выиграны именно в интернете. 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое