Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Дмитрий Петров. Английский я выучил по «Голосу Америки»

Дмитрий Петров. Английский я выучил по «Голосу Америки»

Тэги:

Опубликовано в журнале «Медведь» №107, 2007

Фото: Сергей Величкин

Ток-шоу «Полиглот» на канале «Культура» быстро стало самой рейтинговой программой в этом непростом сегменте вещания (образование и просвещение нашего народа). Да и многим худфильмам оно даст большущую фору. Не говоря уже о программах новостей. И вот почему – Дмитрий Петров создал свою уникальную методику, которая интересна людям сама по себе, просто как увлекательная игра. Да и кто теперь не мечтает выучить английский или итальянский язык за пару месяцев в совершенстве! (Так, на всякий случай). Отрадно, что «Медведь» открыл Петрова за много лет до канала «Культура». И сделал это наш великий Игорь Свинаренко. Этот разговор мы и подвергаем фактически перепосту – читайте все, и фанаты, и не фанаты Петрова, и просто люди, которым по-прежнему, несмотря ни на что, интересно саморазвитие и самообразование. Читайте, ибо оно того стоит.

 

Дмитрий ПЕТРОВ: ПЕРВАЯ ДРЕВНЕЙШАЯ - ЭТО МОЯ

За две недели он может выучить любой иностранный язык.

За неделю научить основам любого языка другого человека. На этом фоне бледно выглядят те факты, что он в разной степени владеет 30 языками, преподает синхронный перевод в Лингвистическом университете им. Мориса Тереза и переводил для всех президентов, какие у нас только были... Этого могучего полиглота зовут Дмитрий Петров. С ним встретился Игорь Свинаренко, который, зная всего-то с пяток языков, несколько робел в присутствии такого сильного собеседника.

 

ВВЕДЕНИЕ В ЯЗЫКОЗНАНИЕ

 - Дмитрий! Вот скажи мне: почему люди, за редкими исключениями, не знают иностранных языков?

 - Тут все дело в мотивации. Большинство рассуждает так: «Да, надо бы выучить, а то некрасиво как-то...» Но это не работает. Выучить можно только по необходимости или по страстному желанию.

 - А, это когда человек уезжает жить в другую страну, или бизнесом занялся с иностранцами, или роман с заморской дамой...

 - И то и другое и третье - серьезные факторы, способствующие освоению языка. Хотя, как мы знаем, есть люди, которые годами и десятилетиями живут в стране и не знают ее языка.

 - Вот русские почти сплошь не знают языков бывших советских республик... А жители республик - знают русский, как правило...

 - Опять-таки дело в необходимости. Надо разделять эти две вещи: язык - и нацию, которая этот язык создала. Вот английский язык - глобальный. Но никто его уже не связывает с англичанами и с Англией как со страной.

 - А связывает с Америкой.

 - Да и с Америкой не особо. Китаец может общаться с французом по-английски, не вспоминая ни про Англию, ни про Америку. Они просто используют это язык для коммуникации, это удобно. Возьмем Индию: англичане были колонизаторами, потом они ушли, а язык остался, все им пользуются с удовольствием и не переживают. С русским языком та же история. Представим, что Россия как большая льдина отколется и уплывет - как будут разговаривать между собой Ющенко и Саакашвили? Вряд ли на английском...

 - А что Казахстан, куда ты зачастил в последнее время?

 - Русскоязычных казахов очень много. Больше 50% населения Казахстана - казахи, но, думаю, лишь меньшинство казахов прилично знают свой язык. И чувствуют себя нормально: в обеих столицах, Алматы и Астане, основной господствующий во всех сферах язык - русский. (Без казахского трудно обойтись только на самом юге, там да, надо знать...)

Я в путешествиях всегда прислушиваюсь к попсе: на каком она языке? Это важный критерий! Так вот на всем постсоветском пространстве включая Прибалтику звучит наша попса. Значит, русский язык тут надолго... Массовая культура, сериалы, КВН, газеты-журналы - и тут очень много русского языка.

Представим, что Россия как большая льдина отколется и уплывет - как будут разговаривать между собой Ющенко и Саакашвили? Вряд ли на английском...

А вот еще один мощный фактор: образование. В мире всего с десяток языков, которые могут угнаться за быстрыми изменениями, переварить весь объем информации, у которых есть потенциал и ресурс. Немного существует языков, на которых есть вся необходимая литература по науке и новым технологиям. Это особенно ярко видно в Интернете. 10 лет назад он был англоязычный практически на 100 процентов. Потом еще несколько языков отвоевали себе какое-то пространство. Русский в их числе. А еще китайский, японский, корейский, в Европе это французский, немецкий, португальский и итальянский. В последнее время еще арабский Интернет появился...

Язык - это вообще аполитичная и апатриотичная структура. Это как мобильная связь. Мы можем с тобой создать свою систему сотовой связи. И будем внутри нее перезваниваться, и еще с десяток наших друзей туда притащим. Для прикола это хорошо. Но функционально ли? Язык - это система коммуникации, тут тоже важно количество абонентов. Их много в английском, русском, китайском языках. Это многомиллионные армии абонентов, а это дает на несколько порядков больше возможностей в бизнесе, образовании...

 

МИФЫ

 - Вот ты сколько языков знаешь?

 - Это вопрос очень деликатный... Что это такое - знать язык? Знать на нем много слов? Но словарный запас – только один из параметров, далеко не единственный. И даже не самый главный. А еще любят так спрашивать: «Сколько ты знаешь в совершенстве?»

 - Даже меня и то спрашивают. И что ты отвечаешь?

 - Ни одного. Я и русского не знаю в совершенстве...

 - Да... Надо в детстве жить в стране, иначе никак не выучить. Как Виктор Суходрев, переводчик разных наших президентов, - тот детство провел в Англии. Когда заходит речь про совершенство, то люди часто вспоминают про Штирлица. Вот уж кто безупречно говорил по-немецки!

 - Ну, истории про Штирлица - это, конечно, сказки 1001 ночи. Если только он не вырос в среде...

 - Ну да. А если вырос в ней, то как тогда он мог пройти по анкете в чекисты? А можно сказать, что владеть языком в совершенстве - это значит все понимать, говорить бойко, грамотно и без акцента?

 - Да, вокруг знания языка столько устойчивых мифов! Вот говорят: некий человек говорит на языке без акцента. Но это абсурд, потому что каждый человек говорит на любом языке с каким-то акцентом. Что значит - говорить на английском языке без акцента? Без какого акцента? Без какого именно? Есть некий стандартный вариант, так называемый королевский английский. На нем говорят дикторы Би-Би-Си, некоторые депутаты парламента и королева, - в рабочее время. А так в той же Англии существуют десятки совершенно чудовищных диалектов, про которые у нас почти никто не слышал. Я уж не говорю про шотландский, ирландский и заморские варианты английского. И про лондонский диалект тоже молчу...

Хочешь говорить без акцента на языке - выбери какой-то акцент и научись говорить с ним. Тогда ты сможешь утверждать, что говоришь без акцента. Ты будешь говорить с настоящим английским региональным акцентом. К тому ж надо иметь в виду, что язык меняется каждый день. Ты ведь, наверно, замечал, что наши люди, которые уехали из страны лет 10 назад, говорят как-то странно и далеко не во все врубаются...

 

НАЧАЛО

 - Как ты сам учил свои первые языки? Какой сначала?

 - Первый, которым я в жизни занимался, был немецкий. Получилось это так. Я учился в обычной школе, в райцентре Новомосковск Тульской области. С пятого класса шел иностранный, в моем случае это был английский. Но со второго класса я стал ходить на уроки немецкого - в тот класс (пятый), где преподавала моя мама.

 - И вот что? Не знаю, как спросить-то... Ну, когда ты почувствовал, что уже уверенно себя чувствуешь? До какой степени ты владел языком через год, через пять?

 - Как бы тебе ответить? Это можно сравнить со спортом и с музыкой. Тогда будет понятней о чем речь. Вот ты можешь с ребятами погонять мяч во дворе и сыграть собачий вальс. Значит, ты умеешь играть в футбол и на фортепиано. Но есть же еще чемпионат мира и конкурс им. Чайковского, куда тебя и близко не пустят. С одной стороны, есть технология с жесткими схемами и алгоритмами, а с другой  -  живое поле со множеством оттенков.

 - Хорошо. Давай конкретней. Что ты умел к концу школы?

 - Я достаточно свободно читал книги на английском, немецком, французском и итальянском языках.

 - Так, ладно, два языка ты официально учил в школе. А еще два откуда взялись?

 - Дома было много книг на языках. Особенно на итальянском. Потому что мой отец, который рано умер, был по профессии переводчик с итальянского.

 - А, понятно! Вот откуда все!

 - Мои родители познакомились через дом отсюда (мы сидели в ресторане «Махараджа», на углу Покровки и Старосадского. - Прим. авт.), в общежитии иняза. Здесь я был зачат.

 - А, ну тогда все понятно! Ты вот почему такой полиглот! Потому что во втором поколении! В первом это едва ли было б возможно. Если б в первом, ты б сейчас в школе преподавал пару языков и все... База нужна, поколения нужны!

 - Вероятно, да, это важно для полиглотства. А вот моя бабушка, кстати, закончила гимназию аккурат в 1917 году. Она читала мне сказки на английском, французском и немецком языках. И постоянно переживала по поводу дискриминации: ее братья в мужской гимназии кроме этих языков учили еще латынь и греческий...

Немного существует языков, на которых есть вся необходимая литература по науке и новым технологиям. Русский в их числе

 - О, так ты не второе поколение, а вовсе третье! Можно только позавидовать.

 - Я родился, как только мама закончила пятый курс, 16 июля 1958 года. Родители по зову Насера на год уехали строить Асуанскую плотину, английский, разумеется, был у обоих, и они переводили инженерам. Меня они с собой не взяли, я был с бабушкой в Новомосковске.

 - И ты, значит, с малолетства стал читать книжки.

 - Да. Я быстро перешел к чтению книг в оригинале, на немецком и английском. Первая книга, которую я прочел на немецком, был роман Ремарка «Три товарища». Сейчас мои дети немецкий по «Раммштайну» учат, но тогда такой возможности не было. И еще я играл в детстве, начал лет в 9-10, в словари, тогда в магазинах их много было: чешские, румынские, венгерские и прочие социалистические. И я их листал, читал, пытался что-то понять. Меня пожирала эта страсть к чужим языкам... У нас в Новомосковске были, к счастью, не только словари, но и студенты техникума при знаменитом химкомбинате. Там, кроме наших, учились африканцы и кубинцы. И вот представь такую сцену. Идет по шахтерскому городку группа негров. И вдруг к ним подходит пацан и говорит: «Бонжур месье! - О, тю парль  Франсе! - Коман са ва?» И я шел с ними от техникума до общаги, и всю дорогу мы говорили. Более того, я после у них стал выяснять, какой у них родной язык в Африке. Оказалось - баконго. И я у них выспрашивал, как будет на баконго то-то и то-то.

 - Да ты просто маньяк!

 - Или - идет кубинец. Я к нему: «Буэнос диас, амиго. Ке таль?» Такая у меня была практика.

 - Как это тонко!

 - Значит, эти беседы, и еще чтение книг и разбор стихов. У меня тогда роились мысли типа: «Вот есть русский язык, на котором писали Толстой и Пушкин. А пацаны во дворе по-другому говорят, - интересно, почему?» Надо сказать, что в городе было много ветеранов разных зон, так что феня была в ходу. И это мне было тоже интересно, лингвистически. Меня завораживали эти формулы: «За козла ответишь». «Фильтруй базар». «Так говорить западло». Я видел магию слов! Я понял, что в словах может содержаться мощная энергия...

С иностранными языками я интуитивно натолкнулся на такую технику. Когда мы читаем по-русски, то через пару минут перестаем видеть буквы, уже не воспринимаем их как крючки на белом фоне - мы как будто видим кино, у нас появляются образы. Вот почему, когда мы видим экранизацию книги, то чаще всего недовольны: мы себе это по-другому представляли. Я постарался воспроизвести этот момент на других языках. В словарь лез только когда попадались слова, без которых уж совсем никуда, когда непонятно о чем речь. Все остальное там, где не понимал - додумывал, домысливал, старался поймать какие-то образы, картинки. Это такое расфокусированное восприятие.

 - А нашел ты в науке подтверждение этому методу?

 - Нашел, но только не в лингвистике, а в физике. В квантовой теории, в двойственной природе волны и частицы. Я понял, что слово можно сравнить с элементарной частицей. Слово как набор звуков и букв - это частица. Но слово с его множеством значений, нюансов,  эмоций можно сравнить и с волной. И когда ты выходишь на уровень волны, то там, на этом уровне, рождается понимание. Давай возьмем для примера простую ситуацию. Когда ты говоришь по телефону, на родном языке, а связь очень плохая, треск, - ты чего-то не можешь расслышать, но в целом понимаешь, ты настроен на контекст. Когда ты говоришь на малознакомом языке, ты тоже многого не понимаешь, - но вместо того чтоб догадываться, впадаешь в ступор, у тебя срабатывает комплекс: это чужое, это невозможно понять! А если б ты по-русски расслышал тот же процент слов, то врубился бы. Я недавно на одном мероприятии познакомился с нобелевским лауреатом по ядерной физике, это Роберт Лафлин. Я поделился с ним этой своей идеей. Так его это очень взволновало! Он теперь пишет мне, напоминает, что ждет от меня текстов на эту тему. Мне было интересно, что мои догадки подтвердил такой человек из такой сферы.

 

ИНЯЗ

 - Итак, значит, после школы ты знал пять языков.

 - Уточню: не то чтоб знал, но мог на них общаться. В институте как основной язык я учил английский (второй был французский), на котором я достаточно свободно говорил и читал. Это был не чужой язык: я, к примеру, слушал «Голос Америки» и Би-Би-Си. Был у нас фонетический курс, это очень сурово. Все тонкости: придыхание там, подъемы интонации... И я понимаю, что говорю ужасно. Что делать? Я в отчаянии. Но тут в мою комнату в общежитии поселяют Роберта Макдоналдса из Глазго. После первой его фразы на английском все мои комплексы по поводу фонетики слетели навсегда. Потому что он говорил куда хуже, чем я! Например that он произносил как «дат». А другой британец, из Йоркшира, muchчитал как «муч», а Russia как «Руша».

Хочешь говорить без акцента на языке - выбери какой-то акцент и научись говорить с ним. Тогда ты сможешь утверждать, что говоришь без акцента

 - В институте к твоим пяти еще добавились языки.

 - У меня была слава знатока латыни, но это все относительно, - потому что поговорить не с кем и не стажировку не съездить... А современные языки соответствовали тем людям, с которыми я общался. Чешский, словацкий, польский, венгерский - ну, соцлагерь. Сначала разговорный, а потом я это фиксировал, закреплял чтением. К примеру, на венгерском я, помня содержание, читал «Трое в лодке не считая собаки» (эта книжка у меня до сих пор есть).

 - А черные у вас тоже ведь  учились? У них какие были языки?

 - У черных обычно фиолетовые. Что касается африканских языков, то они у меня только в плане. Займусь еще. Там есть языки, где тон речи должен меняться в зависимости от темы, это тоновые языки.

 - У вас же там были девки отовсюду. Почему, кстати, именно девки?

В СССР считалось, что переводчик - это мужская профессия. А в большинстве других стран профессия считалась женской.

 - У нас мужская - потому что переводчики должны были работать с комитетом?

 - Ну, половина выпускников уходила по военному распределению. Оказывали типа интернациональную помощь в разных странах. Я тоже ее оказывал, но на месте, не выезжая из страны. Когда я после института в нем же преподавал, мне дали группу никарагуанцев. Люди только что вышли из джунглей, воевали против контрас. И их отправили в Москву. Мне сказали: «Делай с ними что хочешь, но чрез год они должны заговорить на русском и английском». Но фактически я учил их еще и письменному испанскому, потому что они на нем далеко не все буквы знали.

Это была экзотика. Я заходил в аудиторию, мои партизаны вставали в струнку и старший, который был командиром расстрельного взвода, говорил: «Компаньеро Дмитри, отряд никарагуанских революционеров на занятия по английскому переводу построен». А когда был зачет, я по-партизански командовал: «Так, Луис и Мануэль на шухер, Карлос за пивом, Андрес в буфет за закуской». А мы с командиром сидим заполняем зачетки.

 - Ну, при таких твоих международных интересах никак нельзя было ожидать, что ты женишься на русской. И ты женился на гражданке по имени Анамика. Которую в Москве теперь на каждом шагу тормозят менты, думая, что она - ваххабитская шахидка.

 - Да. Я уже преподавал, а она была студенткой. Ее отец работал в издательстве «Прогресс», переводил русскую классическую литературу на хинди. Он специализировался на Достоевском, причем после каждого переведенного романа у него был инфаркт, - до того он глубоко вникал... Чтоб прийти в себя, он делал перебивки Чеховым. Хинди я еще не знал тогда...

Мы вроде знаем из диалектики, что развитие идет от низкого к высокому, от простого к сложному. А в языке почему-то все наоборот! Все языки без исключений развиваются от сложного к примитивному

- Но вскоре жизнь заставила. Это был первый твой восточный язык?

 - Ну, не первый. У меня был уже опыт дари, были поползновения на советские языки - татарский, казахский, армянский... А еще я занимался языком лао, причем я его быстро освоил, там же грамматика нехитрая. Я даже сочинил несколько стихов на языке лао, которые в посольстве Лаоса были вывешены на почетной доске. И дальше естественно пришла очередь хинди. И урду, - это такой исламизированный вариант хинди. Ну, по структуре это вообще один язык - хиндустани, с единой грамматикой, но хинди ближе к санскриту, а урду имеет уклон в арабско-персидскую сторону.

- Да... Трудно переоценить роль личной жизни в лингвистике! Значит, желающим выучить язык лучше ехать в интересующую их страну и там какое-то время активно дружить с девушкой, так?

- Это только теоретически так. А практически мы опять возвращаемся к вопросу мотивации. Если мы говорим о секс-туризме с лингвистическим оттенком, то поневоле мы должны будем на чем-то сделать акцент: либо на сексе, либо на туризме, либо на языке. Очень мало кто доходит до языка (в лингвистическом смысле)...

- Потому что все-таки нужны усилия?

- Да. Нужны. Халявы нет в этом деле. 25-й кадр, изучение во сне или под гипнозом - все это сказки. Я никогда не видел людей, которые так выучили бы язык.

 

ИВРИТ

 - Так, так... Ага... Давай мы для примера возьмем какой-то язык и рассмотрим, как ты его учил и до какой степени ты им владеешь. Какой у тебя самый экзотический?

 - Ну, может, иврит. Дело было так. Несколько лет назад я месяц провел в Тель-Авиве, по работе. Переводил с английского на русский и проводил тренинг по деловому английскому для русскоязычных. На это уходило два-три часа в день. В остальное время я учил иврит. С нуля. К тому моменту я изучал - подчеркиваю, не знал, а именно изучал - порядка 30 языков. То есть не могу сказать, что на всех бегло говорю, но в структуре ориентируюсь. И вот я стал учить новый язык, используя наработанный опыт. Конечно, я обзавелся разговорниками и учебниками, - куда ж без этого. Много расспрашивал знакомых, носителей языка. Выучил основные глаголы, какие у них бывают времена, вообще составил свой базовый наработанный на предыдущих языках словарь. Я пытался уловить алгоритм этого языка, выучить как бы таблицу умножения, если сравнивать с математикой, - или гаммы, если с музыкой. Понял, в чем его суть, чем он отличается от других. После чего стал выходить в  люди. Потому что грамматика и слова - это далеко не все. Есть люди, которые наизусть знают словарь, а говорить не могут. И есть другие люди - которые знают пару сотен слов, но могут ими выразить все. Вплоть до метафизических понятий. Я старался вникнуть, в чем же фишка этого языка, в чем его цимус, что его отличает от других, на что он похож и чем. Я старался это прочувствовать на уровне спинного мозга. Для этого я за исключением трех часов работы все остальное время говорил только на иврите. Когда у меня плохо получалось и люди пытались мне помочь, переходя на английский или русский, я делал вид, что этих двух языков не знаю, притворялся, что я венгр.

 - А если б тебе попался венгероговорящий?

 - Не проблема, я ж ответить могу по-мадьярски. В общем, только иврит. Это было довольно мучительно. Но через два или три дня, как обычно в таких случаях, произошел прорыв. Значит, график такой: две недели мне понадобилось на подготовку к прыжку, на копание в учебниках, а потом я сделал прыжок. И дальше я уже худо-бедно умел общаться. К концу своего месячного пребывания в стране я достаточно прилично говорил на иврите. Ну, не профессионально, - но я мог, пусть примитивно и коряво, поговорить даже о философии. Я, конечно, не могу назвать этот язык рабочим, более того - сейчас я на нем и двух слов не свяжу. Но если мне скажут, что через три дня надо ехать в Израиль, то через эти 3 дня язык будет на том же уровне, что тогда.

 - Во, во. Понимаю. Я по этой схеме говорю на испанском и итальянском.

 - То есть ты понимаешь, что это не просто - ответить на вопрос о количестве выученных тобой языков! Чтоб о каком-то языке говорить, что ты его знаешь, надо этот язык задействовать хотя бы по часу в день.

 

ПОЧЕМУ ОН ПОЛИГЛОТ?

 - Вот эта твоя могучая способность к языкам - что это? Аномалия? Мания?

 - На самом деле все очень просто. Любой человек изначально полиглот. Есть же сословный язык, социальный язык, есть даже язык семейный. Дома на одном языке говоришь, на работу приходишь - на другом. Пришел к пацанам - однозначно еще один язык. На переговорах всяко четвертый язык. Так что переводчик, не в обиду проституткам будь сказано, первая древнейшая профессия. Могу обосновать. Как только уровень общества поднимается чуть выше пещерного, появляется потребность в коммуникациях. Первый позыв, конечно, был такой: дать по башке. Но потом люди доросли до того, что стали договариваться. Сколько ж можно...

 - Да и самок же надо было брать из другого племени, чтоб не вымереть от генетических болезней. Так что это был вопрос выживания!

 - Ну да. Так что все древние были полиглотами. И сейчас на земле много точек, где люди естественным образом владеют множеством языков, взять тот же Кавказ. И самое странное, что эти люди не считают себя полиглотами! Вот в Амазонии полно неграмотных туземцев, говорящих на десятке наречий. Это явление пытались изучать. Брали индейца и спрашивали: Как ты научился зыку того племени? Он не понимает вопроса. Ну, как на языке того племени «топор»? Не знаю. Как, ты же с ними  говоришь! О, чтоб я заговорил, мне надо прийти  в ту деревню, посмотреть на их дома,  на их хари, подышать их воздухом - и тогда я снова начинаю говорить на их языке. У них там есть  ощущение целостности языка! Язык - это не набор каких-то правил, это поле, это вся совокупность запахов, цветов, эмоций в этой среде. И в этом я вижу основной механизм естественной полиглоссии. Вот почему меня ставят в тупик вопросы типа: «Сколько ты знаешь языков?» На данный момент - один, тот, на котором сейчас говорю. А на других я буду говорить, когда выйду в другое пространство, в другую систему образов. У тебя не бывает такого, что, когда ты приезжаешь в другую страну, то тебе хочется пить и есть все местное?

 - Естественно, бывает.

 - Вот! Приехать в Италию и там заказывать водку с селедкой - глупо. Вот я в России пью водку, а в Германии или Чехии я непременно пью пиво, с кнедликом или там с братвурстом. Погружаешься в местную атмосферу, в музыку, запахи, ловишь настроение – и начинаешь замечательно говорить.

 

КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА

 - Дмитрий! Больше всего в тебе потрясает то, что за неделю ты берешься обучить новичка любому языку.

 - Тут надо оговориться: я действительно могу научить человека с нуля достаточно свободно говорить на иностранном языке, но это будет примитивный, базовый уровень. 300-400 слов, в том числе 50 глаголов, вся система местоимений (личные, косвенные, притяжательные), служебные слова, прилагательные. Конечно подход тут индивидуальный, в зависимости от профессии ученика и его интересов. В итоге через неделю человек сможет рассказать о себе и поговорить о том, что его интересует.

 - Так, хорошо, 300 слов - это первая неделя. Дальше вторая, это будет продвинутый уровень, так?

 - Да. Еще примерно столько же слов.

 - И третья неделя, для желающих - это у тебя называется специальным уровнем, так?

 - Да. То есть говорит на интересующие его, в том числе профессиональные темы. Всего за эти три недели человек запоминает около тысячи слов.

 - По этой схеме ты можешь учить людей тем 30 языкам, которые знаешь - то есть, извини, учил - сам. А если заказчик хочет, чтоб ты его научил языку, который ты сам пока не учил никогда, то, насколько я знаю, ты берешь неделю на подготовку?

 - Нет, недели мне мало. Две надо. Чтоб я сам овладел языком на базовом уровне.

 - То есть ты сам эти 300 слов учишь за две недели, а другие их усваивают за неделю?

 - Не, не! Чтоб преподавать на уровне 300 слов, надо самому знать 1000.

 - Ну вот в чем смысл, в чем суть этой твоей методики?

 - Главное - убрать комплекс, который говорит: Я тупой, я неспособен.

- То есть ты работаешь с подсознанием.

- Обязательно. 90 процентов людей, которые начинают со мной заниматься, говорят: «Да я тупой, я неспособен, я 10 лет учил и ничего не выучил, вот и сейчас ничего не поможет». У людей к ноге прицеплена тяжелая гиря. Они пытаются взлететь. Моя задача не в том, чтоб человек взлетел с этой гирей - а в том, чтоб ее отцепить. У меня есть своя методика. Я всегда спрашиваю закомплексованного человека: «Где тебе трудно, когда учишь язык?» Люди показывают либо на горло, либо на голову, либо на живот - словом, на какую-то физическую точку. Комплекс возникает, когда нет свободного потока энергии. Я использую работу с образами, дыхательные упражнения, и это помогает...

Но и с сознанием, конечно, тоже работаю. Человек должен напрячься, сконцентрироваться и запоминать необходимые структуры.

- Давай рассмотрим одного из твоих учеников, нашего с тобой знакомого бизнесмена, которого ты по своей методике начал учить языку с нуля. Неделя уже давно прошла... И что? Какой результат?

- В этом случае не было чистой недели, такой как положено. По моей методике, желательно провести очень компактный и интенсивный курс в течение недели по нескольку часов каждый день. А он мог заниматься только по часу раз-другой в неделю. Потом он часто и надолго уезжает. Эти перерывы, паузы между занятиями не идут на пользу делу. Но он сам доволен. И продолжает со мной заниматься - когда у него есть время.

Я заходил в аудиторию, мои партизаны вставали в струнку и старший, который был командиром расстрельного взвода, говорил: «Компаньеро Дмитри, отряд никарагуанских революционеров на занятия по английскому переводу построен»

- Так сколько вы в итоге занимаетесь?

- Ну, почти год. Но, повторяю, нерегулярно.

- Прогресс заметный?

- Да. Главное, что он сам его замечает. Мы с ним читаем литературу уже достаточно серьезного уровня: историческую, экономическую. А беда вот в чем: он часто бывает в странах изучаемого языка, но не говорит там на нем. А это важно. Очень важна психологическая составляющая, открытость, эмоциональная раскрепощенность.

- В таких случаях, знаю по опыту, выручает алкоголь. Я как выпью, так бойчей говорю на малознакомых языках.

- Выпивка, несомненно, способствует. Целое поколение студентов иняза начинало говорить именно по пьянке! Люди приходили в пивную и после второй раскрепощались и начинали друг с другом говорить на языках, которые изучали. Нужна встряска, нужен альтернативный взгляд на реальность!

- Теперь вот ты своей методике обучил казахов.

- Да. И теперь они будут учить казахскому своих соотечественников.

 - Говорят, казахи хотели перейти на латиницу, но ты их отговорил. Было такое?

 - Если серьезно, с этим переходом очень неустойчивый баланс. Достаточно легкого дуновения... Я дал интервью казахской газете и там предложил свое видение. Им казалось, что латиница приблизит их к Европе. Но вот туркмены и узбеки перешли, и что - стали ближе? А болгарам кириллица не помешала войти в Европу... И потом, у казахов нет 50 000 преподавателей, которые должны уже уметь преподавать казахский на латинице. Этих людей самих еще надо выучить. А старое поколение, которое испугается этой латиницы? Но главным аргументом стали, думаю, огромные расходы, которых потребовала бы эта реформа...

 

ГЛАВНАЯ ЗАГАДКА

 - Хочешь, расскажу тебе про самую главную загадку в языковой науке? Которой почему-то никто не занимается?

 -  Конечно, хочу!

 - Ну слушай.

Мы вроде знаем из диалектики, что развитие идет от низкого к высокому, от простого к сложному. А в языке почему-то все наоборот! Все языки без исключений развиваются от сложного к примитивному. Древние языки - латынь, древнерусский, санскрит - значительно сложнее современных версий (итальянский, русский, хинди). Казалось бы, интересы древних людей должны были сводиться к тому чтоб пожрать, выжить, размножиться. Так зачем им тогда очень сложные языки? Обладающие огромным количеством временных форм и падежей? В санскрите есть, например, такая форма: «Я бы хотел, чтоб ты это сделал, при условии, чтоб это не противоречило Божественным установлениям». Это форма глагола такая, это все одним словом выражается! И вот в древности люди это не то что писали, а говорили! Значит, им это для чего-то надо было! Почитай вон древнерусскую грамматику. Казалось бы, темные мужики, в лаптях, - а язык у них был на порядок сложней нашего... Почему, зачем? На хера? Есть бесписьменные языки в Африке и на Кавказе, которые обладают десятками форм отношения к действию, разветвленнейшей системой местоимений в зависимости от нюансов. Зачем носителям арчинского языка, которых всего тысяча и которые все живут в одном дагестанском селе, 16 падежей и 8 классов существительного, 17 видо-временных форм и 10 наклонений глагола? Сами-то они об этом богатстве и понятия, скорее всего, не имеют, но ведь пользуются им! Зачем и откуда это в языках, которые, казалось бы, должны обслуживать примитивные бытовые нужды? Зачем им эта избыточность, нефункциональность?

- Может, поиски божественного как-то влияли? А сейчас все по-простому... Ну, не томи, давай свою версию!

 - Думаю, это вот отчего: тогда у людей восприятие мира было более цельным, во всей совокупности. Я сторонник взрывной теории возникновения языка. Не было никакой эволюции в тысячи лет, язык возник быстро, в течение нескольких поколений. Я уже говорил о сходстве слов с элементарными частицами... Похоже, сначала доминировала волна, то есть общее расплывчатое восприятие понятий и предметов, со всем набором эмоций и переливом чувств. Со временем начинала доминировать частица. И единство восприятия было утеряно. Потом культура становилась все более и более технологичной. - Пошла фрагментация. Мы встали на технологический путь развития. А сейчас вон клиповое мышление. Не надо полагаться на интуицию. Зачем думать, если можно позвонить и узнать? Все есть в базе данных... В общем, это отдельная и очень увлекательная история.

А еще я занимался языком лао, причем я его быстро освоил, там же грамматика нехитрая. Я даже сочинил несколько стихов на языке лао, которые в посольстве Лаоса были вывешены на почетной доске

- Да... Зачем запоминать, что ты рассказываешь? Вон послушаю после запись на диктофоне, и порядок...

 - Странно, почему науку это не интересует?

 - Поди знай...

 

СИНХРОН. БОЛТАЯ С ПРЕЗИДЕНТАМИ

 - Нам, непрофессионалам, со стороны кажется, что самое страшное - это синхронный перевод.

 - Ну в общем да. Есть великолепные переводчики, которые никогда не сядут в синхронную кабину. Это особое искусство. Тут нужно знание нюансов языка, таких, чтоб можно было играть словами. И еще требуется умение войти в некое особенное состояние...

- Типа в транс?

- Не в транс. А в эмоциональное равновесие. И нужны такие качества как несклонность к панике, умение выкрутиться, быстро вникнуть в новую тему. Сегодня ты переводишь конференцию Центробанка о финансовых инструментах, завтра - симпозиум по информационным технологиям, послезавтра - что-то про политику. На подготовку дается вечер, и надо быстро понять «мантру», - мы так называем это. То есть надо напрячься и постараться осознать: зачем люди собрались тут, чего хотят, в чем смысл этой встречи? Если обсуждаются технологии, то надо понять, чем одна лучше другой.

- А как это понять?

- Навык плюс интуиция. Плюс, конечно, умение работать с материалом. Ночью посмотреть присланную тебе презентацию темы, а утром переводить. Надо просто въехать... Ну вот как ты читаешь речь какого-то политика и между строк выискиваешь какой-то интересный тебе нюанс, спрятанный в воде. Вот и мы ищем эту крупицу, мы с нее кормимся. Кроме владения языком и психологической уравновешенности, очень важна и манера речи. Практика показывает, что 90 процентов недовольства переводом - это претензии не к содержанию, но к манере речи. Например, человек мычит. Или заикается. Или голос противный. Или коряво по-русски говорит. Поэтому, условно говоря, если ты хорошо владеешь языком, на который переводишь, тебе простят массу грехов перевода.

 - Вот какой у тебя самый высокий уровень работы? Ты переводил Горбачеву...

 - Да, устный и синхронный перевод. И несколько телемостов. В частности, после ГКЧП, когда он вернулся из Фороса. Ельцину переводил синхронно, Путину - устно, то есть в ходе переговоров. Был смешной случай. Я с кем-то поспорил, что заставлю Ельцина кивать головой. А там схема такая, что он меня слышит, а я его не слышу. И вот я говорю в микрофон: «Борис Николаевич, это синхронный переводчик. Если слышимость нормальная, пожалуйста, качните два раза головой». Он качнул! Я выспорил ящик пива. Или мне как-то звонят из Атланты, из логова CNN, и просят сделать перевод на английский с армянского. Ладно, говорю, присылайте. Что, мало в Москве армян? Переведем как-нибудь. В последний раз спрашиваю: «А какая тема?» Ну, беженцы. Карабахские? Нет, косовские. Они давали интервью на армянском. Может, на албанском? Ну да, говорят, албанский, армянский, это разве не одно и то же?

Любой человек изначально полиглот. Есть же сословный язык, социальный язык, есть даже язык семейный. Дома на одном языке говоришь, на работу приходишь - на другом

- А вот ты еще часто переводишь с одного иностранного на другой, - это как?

- Помню, я работал в португальском посольстве  и там переводил отчеты с  португальского на английский. А еще было интересно, когда я переводил выступление президента Италии на английский для дипкорпуса в Москве. Или вот бывают поездки с послами европейских стран на Кавказ, в Чечню, к примеру. Они, зная мое пристрастие к разным языкам, говорят каждый на своем, а я перевожу на русский. А с русского, чтоб всем было понятно, перевожу на английский. А вот с греческим послом мы по-гречески рубим. Я забыл упомянуть греческий, это один из моих любимых языков.

 - Ну да, чего ж тут мелочиться, одним языком больше, одним меньше, плюс-минус... Всего ж не упомнишь. В самом деле...

  

РУССКИЕ ЧАСТУШКИ  В ПЕРЕВОДЕ ПЕТРОВА

 

Как у нашего Мирона       En la pinga de Miron

На х...ю сидит ворона.        Esta sentado un gorrion

Как ворона запоет -             Cuando canta el gorrion

У Мирона х... встает.         Miron tiene una ereccion

                                                                         (исп.)

 

Уронилвпи...дучасыя,     J'ai laisse tomber ma montre

Тикают проклятые.            Danslecondemonamie

Яихх...емзавожу        Je la remonte avec mon membre

Вполовинупятого.        A quatre heures et demie

                                                                          (фр.)

Шеляполесуипел,        Through the forest did I walk

Соловей мне на х... сел.   A nightingale sat on my cock

Яхотелегопоймать,        I tried to catch him, but in vain

Улетел, е...ена мать.         Thefuckingbastardflewaway

                                                                           (англ.)

Перее... я всю деревню,

Вот ведут меня на суд,

Впередигармоньиграет,

Сзадие...аныхведут.

 

I have screwed the whole village

Now I stand before the court

To the sound of the accordion

All my victims have been brought

                                     (англ.)

Мимо тещиного дома

Я без шуток не хожу.

То ей х... в окно засуну,

То ей жопу покажу.

 

Kolemdomamoje  tchine

Bezlegractnechodim

Bud’ jiptakastrcimoknem,

Neboprdeljinastavim

                                   (чеш.)

Komm, mein Lieber, an die BAM

Um ficken auf der Eisenbahn.

Wenn du kommst, mein Lieber, nicht

Andre werden ficken mich.

                                    (нем.)

Приезжай ко мне на БАМ,

Я тебе на рельсах дам.

А не приедешь, дорогой,

Меня вые...ет другой. 

 

Владимир Григорьев, зам. руководителя Федерального агентства РФ по делам печати - однокурсник Петрова по инязу:

«Бывают люди просто талантливые, чрезвычайно талантливые, а бывают богоизбранные. Последнее как раз про Петрова. Все что бы ни делал Дима, даже не прикладывая к этому видимых усилий, получается у него лучше, чем у других.

Он никогда не учился композиции, но писал хорошие рассказы. Никогда не учился музыке, но хорошо ее сочинял. Мог неделями проводить время в пивной (мы все находились на грани вылета из комсомола и из института, и это самая легкая формулировка, описывающая наш тогдашний образ жизни) - и быть лучшим студентом лучшей группы института. Однажды он на спор выучил за две недели венгерский. Очень простым способом: он читал на венгерском книгу «Трое в лодке, не считая собаки», известную ему по английскому оригиналу. Приблизительно так же он учил идиш, иврит, хинди и урду, а немецкий, английский, французский, словацкий, македонский и прочие давались ему безусловно очень легко.

Он умеет дружить одинаково безупречно с олигархами и бомжами. Он никогда не был прилежным учеником - если под прилежанием понимать приход в офис вовремя, так что он никогда не смог бы работать в присутствии. Он должен чувствовать полетность и иметь воздух для творчества, чтоб что-то содеять».


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое