Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Певцы ночного столика. Ксения Ларина – о дефиците личностей на российском ТВ

Певцы ночного столика. Ксения Ларина – о дефиците личностей на российском ТВ

Тэги:

Автор – обозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

После смерти королевы стиля Элизабет Тейлор с новой силой вспыхнули дискуссии о тотальном дефиците личностей в киноиндустрии. 

Прекрасное фарфоровое лицо Лиз, кочевавшее из эпохи в эпоху, долгие годы служило эталоном красоты и стиля для всего мира. До сих пор продюсеры и режиссеры, отчаявшись найти новое свежее лицо, нет-нет да и произнесут что-то вроде: мне нужная молодая Тейлор, или молодая Роми Шнайдер, или молодая Одри Хепбёрн, или молодая Валентина Серова. Поколение моих родителей обмирало от кукольных головок и кошачьих темных глаз Татьяны Лавровой и Анастасии Вертинской, благородной умной красоты Маргариты Тереховой, Аллы Демидовой, Ирины Мирошниченко, Натальи Фатеевой, Татьяны Самойловой – все они были абсолютными символами эпохи застоя, воспитанными и взращенными в светлые романтические шестидесятые.

Тогда появление телевидения, совпавшее по времени с нахлынувшей оттепелью, во многом изменило привычный образ советской женщины – ткачихи переквалифицировались в министров культуры и перестали быть ткачихами, в моду вошел образ свободолюбивой и независимой интеллектуалки. Феминизм уже вовсю бродил по Европам, дети цветов обнажали тела и души.

Наши первые дикторши буквально вошли в каждый дом и стали членами семей. Валечки и Анечки в аккуратных модных прическах и сшитых по последней парижской моде строгих платьях низкими суровыми голосами сообщали о трудовых успехах советского народа, грозили американской военщине и зачитывали ноты ТАСС. В воскресные и праздничные дни они принимали знатных доярок и космонавтов за пластмассовыми столиками «Голубого огонька» и задушевно улыбались в камеру. Героиней первого советского сериала стала отважная Аня Морозова («Вызываем огонь на себя» Сергея Колосова) в исполнении Людмилы Касаткиной. «Ах, девочки, весна, весна идет аж до Урала! Ах, девочки, война, война, а молодость пропала!» – неслось из каждого окна во время праздничных застолий.

Постепенно телевизор стал транслировать не только идеологические мантры, но и создавать новых медийных героев, которые шагали в народ прямо с экранов домашних черно-белых приемников. Однако телевизор очень долго оставался мужским миром: вести большие программные передачи дикторшам не позволяли. Вершиной женской телекарьеры были «Спокойной ночи, малыши!». Поэтому каждое появление женщины-ведущей в кадре становилось сенсацией. Героини проходили тщательный отбор, хотя, по сути, от них требовались лишь хорошие, но не слишком вызывающие внешние данные и умение артистично читать текст с листа. Но именно на телевидении в глухие советские времена родился новый тип героини – интеллектуальной красавицы, эрудированной личности, способной не только читать чужие тексты, но и вести диалог с аудиторией и приглашенными гостями. Личности, от которой с телеэкрана шли волны женского обаяния, мягкой иронии и незаурядного ума, что гораздо позже критик Ирина Петровская объединила в формулу «обаяние ума».

Несмотря на кажущееся обилие женщин, наше телевидение – это абсолютно мужской мир, в котором женщине отведена роль декорации, красивой инкрустированной мебели с фальшивыми книжными корешками

Перестройка, августовская революция 1991 года и ранний период нарождавшейся демократии окончательно избавили средства массовой информации от государственной цензуры. Вместе с цензурой ушли в прошлое худсоветы и комиссии, и наступило романическое время всеобщего дилетантизма, которое смело одних, возвысило других и определило новые критерии отбора. Способность к личностному высказыванию оказалась во главе угла, эпоха талантливого исполнительства завершилась. Это было самое продуктивное и самое азартное время в истории нашего телевидения, когда новая искренность прямого эфира взорвалась сотнями идей, открытий и человеческих возможностей. Символом этого времени стала Светлана Сорокина, соединившая в себе все черты идеальной ведущей заново рожденной страны: честность, неравнодушие, внутреннее достоинство и абсолютная естественность. Сорокина пользовалась безграничным доверием аудитории. Пожалуй, никто ни до, ни после нее такой народной любви не снискал. А потом все кончилось.

К началу XXIвека личность окончательно ушла в сторону, уступив место стертой, безликой, да и бесполой массе. Советский принцип «не высовывайся» вновь стал главным залогом творческого долголетия и уверенности в завтрашнем дне. Серые пиджаки сменились белыми воротничками, доступная всем пластическая хирургия превратила особей женского пола в целлулоидную команду клонов. Сверкая высокими скулами, надутыми губами и вытаращенными круглыми глазами, они кочуют с канала на канал, из сериала в сериал, не меняя выражения лиц, макияжа и маникюра. И, несмотря на кажущееся обилие женщин, наше телевидение – это абсолютно мужской мир, в котором женщине отведена роль декорации, красивой инкрустированной мебели с фальшивыми книжными корешками и искусственными цветами на блестящих полках. Фамилии нынешних теледив запоминаются с трудом (попробуйте перечислить ведущих любого отдельно взятого канала – вас замкнет на первой, в крайнем случае на второй фамилии). А их тьмы.

То же самое происходит и в телевизионном игровом кино – зрители не называют ни фамилий актрис, ни имен персонажей, ограничиваясь емкими определениями: «блондинка», «брюнетка», «рыжая».

Культ формата, воспетый тружениками дикого капитализма, породил целое типовое поколение. Время типажей распространяется не только на сферу культуры и масс-медиа, эта зараза пустила свои щупальца во все сферы жизни: образование, здравоохранение, литературу, политику, бизнес, систему управления, моду, музыку. В образ мышления. В образ жизни. То, над чем мы смеялись и от чего бежали, точно по заветам классиков повторяется в виде циничного фарса. Даже терминология типовых советских характеристик перекочевала в строчки электронных резюме. Только общительность называется коммуникабельностью, инициативность – креативностью, преданность системе – лояльностью, а командность – корпоративной этикой. Похоже, что его величество формат заменил собой шестую статью конституции о «руководящей и направляющей». Любое проявление несогласия наказуемо и несет за собой колоссальные репутационные потери. Как говорила гостиничная горничная из советской комедии «Вас вызывает Таймыр», «Пятно на весь этаж!». Поэтому пятна на этажах не приветствуются – ни белые, ни черные, ни тем более красные.

Жесткая иерархия на всех этажах власти и обслуживающего ее телевидения за последние десять-пятнадцать лет воспитала своего типового зрителя, который пищу принимает строго по часам и только ту, что указана в меню. В меню без изысков: один суп, одно второе и один компот. Рефлекс собаки Павлова заставляет зрителей автоматически включать телевизор в зафиксированное в подкорке время для просмотра типового серила, типового развлекательного, музыкального или криминального шоу, типовых дискуссий на типовую общественно-политическую тему и типовых новостей. Любое отклонение от заведенного порядка вызывает в рядах зрителей чувство неосознанной тревоги, переходящей в панику.

В такой отформатированной клетке петь могут только механические соловьи. Вот они и поют. Как не вспомнить сказку Андерсена: когда настоящего соловья, улетевшего из страны, объявили врагом народа, искусственный занял его место на шелковой подушке и был возведен в звание «певца ночного столика его императорского величества номер один». Пока у наших «певцов ночного столика» не сотрутся шестеренки, мы обречены на это металлическое пение.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое