Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Не забудем, не простим? Игорь Свинаренко – о том, что нас ждет в конце всего

Не забудем, не простим? Игорь Свинаренко – о том, что нас ждет в конце всего

Тэги:

Внимательный читатель заметил, что в эти дни отмечается 90-летие Анатолия Аграновского.

Взгляд юного создания, скорей всего, не споткнется об это упоминание. Незнакомого ему, скорей всего, имени. Но, как ни странно, как раз ему и адресованы эти строки.

Почему именно ему?

Ну, во-первых, потому что старики и «старики» помнят братьев Аграновских, блиставших в советское время. Помнят и Валерия, но в большей степени, конечно, Анатолия. Чтоб коротко и без нытья объяснить, кто такой был Анатолий Аграновский, скажем, что это был как бы Парфенов, который по размаху даже обогнал Урганта, и все это для крайне умных, только на бумаге. Это если совсем грубо.

А. А. писал тексты в газету «Известия», и каждый номер с его публикациями рвался на части, множительной же техники не было и интернета тоже. Тексты были мудрыми и трудоемкими. Каждый писался месяцами, не считая сбора фактуры, с командировками по всей стране. Это вам не колонку надристать, пошастав четверть часа по инету.

В общем, то была большая журналистика, высокий штиль, отточенность мастерства, философия, проповедь и все такое прочее; умерла, так умерла, стало быть, это не нужно. Раз нету.

Что востребовано – на то хоть по тыще долларов бери билеты или килосотку за корпоратив. А чего не надо, того не надо, и мы спокойно к этому относимся, ей-богу. А. А. ушел в историю, которая, впрочем, кому-то тоже интересна, не передав никому свою лиру по причинам, о которых я вам так тут долго и нудно толкую.

Так вот эта история. Братья Аграновские пошли в ремесло, ныне мертвое, вслед за своим великим отцом, большим журналистом Абрамом Давыдовичем. Который жил в другие времена, не такие вегетарианские, как семидесятые. Ох не такие!

Шуток никто не шутил… 1928 год, «Шахтинское дело». Борьба с вредителями и прочим внутренним врагом. Даже вспоминать неприятно. Многие люди тогда пошли на вынужденный, мягко говоря, дауншифтинг, и ехали они в дальние края, но вовсе не в Гоа, а совершенно в другую сторону.

По итогам процесса в том же году вышла книжечка с бодрым названием «Экономическая контрреволюция в Донбассе», экземпляр которой мне на днях случайно – за что ей письменное спасибо – подарила Анна Марголис, знающая толк в букинистике.

И вот в этой книжечке отметился и самый старший Аграновский! Заявления Тины Канделаки в защиту «кровавого режима», при всем уважении и к ней, и к нему, это детский лепет против «сурковской пропаганды» старика Аграновского. Ну повыступал немного в защиту власти, которая душила души прекрасные порывы, ну придавил немного свою совесть – и ничего страшного! И дети об этом знать не будут, и общественность ничего такого не припомнит, ну как бы просто выступил на корпоративе у палачей. Чисто детишкам на молочишко заработать, Валере и сегодняшнему юбиляру Толе, который как раз тогда готовился к школе, в его тогдашние шесть лет. По-человечески вроде все понятно… Но тут вот какая штука! Без всякого не то что интернета, а даже и вовсе ксерокса доползла до моего дивана, с которого я наблюдаю за жизнью и нравоучительными случаями, эта книжка. Ну, короче, это урок на тему «Нет ничего тайного, что не стало бы явным». Всякий, кто сейчас подличает, служит против совести, может быть совершенно уверен в том, что его дети, внуки, правнуки и все прочие будут знать о его деяниях всю-всю правду. Хрен скроешь.

11 человек приговорено к высшей мере социальной защиты (расстрелу). Из них шестерым – включая человека по фамилии Березовский – эту меру заменили на десятку, плюс пять по рогам, с конфискацией. А пятерых таки расстреляли

Ну а теперь самое вкусное – цитатки из старика Аграновского.

Первым делом советский партийный журналист наехал даже не на самих вредителей, а на их адвокатов, которые были даже процитированы. Вот какую отповедь получили наймиты:

«Не хочется допускать, что советский защитник, призванный помогать суду устанавливать истину и долженствующий стоять всецело на советской точке зрения при оценке политических явлений, – якобы советский защитник умышленно отошел от правильной политической установки...»

Что же нам пишет дедушка Аграновский? Своим золотым журналистским пером? Слово в слово переписывая показания кого-то из участников процесса? Что ж за работку он себе нашел? Ну, типа, «время было такое»?

«Их (вредителей) “концессионная политика” заключалась в том, чтобы за счет последних наших скудных нищенских ресурсов приумножить достояние бывших хозяев... усилить отдельные шахты и богатства своих бывших хозяев, и чтобы к моменту, когда вернутся прежние хозяева, поднести им подарок, сделать им сюрприз и тем самым закрепить свой текущий счет в международном банке мирового капитала. Это – антисоветская, антиконцессионная политика врагов рабочего класса, рвачей капиталистического класса, которые собирались сорвать последний клок с советской страны, чтобы с букетом восстановленных, обновленных шахт достойно встретить победоносное шествие сюда буржуазной власти, своих бывших хозяев».

Ну, типа, украли у себя нефть и продали ее – только покруче.

Враги народа хотели модернизировать шахты, понимаете?

И весь этот ужас, это преступное сотрудничество вредителей с Западом началось еще в 1918 году. Аграновский со всей журналистской прямотой и неподкупностью приводит нам слова, не к ночи будь сказано, Березовского, который уверяет: «Хозяева давали инженерам директивы не покидать рудников и заботиться об их сохранении».

Да за такое просто расстреливать надо без суда и следствия, ага? Жалко, тогда не было НТВ, оно б такую паскудную агитку отсняло, что даже старые чекисты покраснели б!

А вот еще один стукач сдает некоего инженера, который – ну не идиот? – хвастался, что «его бывшие хозяева пересылают ему деньги из-за границы». Причем «деньги эти являются вознаграждением со стороны хозяев за сохранение в порядке отобранных у них шахт, за переоборудование и улучшение их…». Это, как видите, вовсе не плата за отравление колодцев, например.

И не за питье крови христианских младенцев…

Как бы то ни было, и самого Абрама Давыдыча, несмотря на всю его правильность, замели в 1937-м, и четыре года – всего! – он оттянул на Севере, он выжил там и вернулся в московские газеты…

Интересно, вот такие брошюры, типа той, что мы обсуждаем, небось, используют на наших юрфаках, иначе откуда у нас берутся такие страдающие бредом судьи? Судьи Егорова и Боровкова? Слушать речи которых не удается иногда без смеха?

Итог: 11 человек приговорено к высшей мере социальной защиты (расстрелу). Из них шестерым – включая человека по фамилии Березовский – эту меру заменили на десятку, плюс пять по рогам, с конфискацией. А пятерых таки расстреляли.

Как говорится, это еще вопрос, «как слово наше отзовется».

Хотя кто знает? Может, старик Аграновский как раз ставил задачу показать нам весь совковый идиотизм 1928-го, и между строк он дал нам свою истинную оценку тех событий? Типа sapienti sat? Может, он был этаким Штирлицем в стане врага? И мы еще будем чествовать Суркова – блестящего либерального подпольщика, который изнутри подрывал режим? Может, его даже наградят…


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое