Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ДЕКАБРЯ. Детектив про Рембрандта, клочки балета, история несчастного олигарха

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ДЕКАБРЯ. Детектив про Рембрандта, клочки балета, история несчастного олигарха

Тэги:

Заграница не поможет?

Джон Ле Карре написал очередную хорошую и циничную книгу. На этот раз о наивной вере советского человека, что «заграница нам поможет». Да-да, была в советской наивности и такая вот загогулина. Судьба свела на острове в океане английскую пару с русским то ли бандитом, то ли олигархом – для западного человека разницы нет (но бандит-олигарх знаком с русской классикой, заставляет ее читать своих детей и очень обижается на Пастернака за то, что он его родную Пермь в романе обозвал «городом Юрятиным»). Однако детектив есть детектив. Увы, за этим хорошим в общем-то парнем охотятся его коллеги по цеху. Русский ради спасения своей семьи предлагает свои услуги британской разведке. Почти стенографические страницы допросов «наших людей» специалистами из МI5 – самые вкусные. На фоне сменяющихся декораций расслабленного Антигуа, «широкой груди Пиккадилли» и промелькнувшего Кремля разворачивается трагедия, разрешить которую будет под силу только «Богу из машины». Во времена «Девушки с Петровки» и «Парка Горького» эту книгу наверняка признали бы антисоветской. Джон Ле Карре. Такой же предатель, как мы. Пер. В Сергеевой. – М.: АСТ, серия «CoRpvS», 2011

 

Обнаженные сердца

Мама одного из авторов этого жесткого и одновременно оптимистичного документасказала:если он «поможет спасти хоть одного ребенка из ада,дело того стоит». Этот документ посвящен детям, которым не удалось выкарабкаться. Написали его английский журналист, работающий в России,и американец, рожденный провести жизнь в постельном режиме, но однажды сказавший себе:«Я могу». Благо рядом оказались настоящие люди. Читать этот документ тяжело, но необходимо. Хотя бы для того,чтобы не очутились на помойке слова «доброта» и «милосердие». В книге рассказывается история обреченного русского мальчика Вани Пастухова из холодного дома ребенка для детей-инвалидов,которому повезло стать полноправным гражданином США.Деньги от продажи книги поступят в фонд «Обнаженные сердца» Натальи Водяновой. Тамне пропадут. Алан Филпс, Джон Лагутски. Дайте мне шанс. Пер с анг. Л. Володарской. – М.: «КоЛибри», 2011

 

Записки легендарного толстяка

Наследный герцог Мальборо плохо учился в школе и оттого выбрал военную службу. Потом всю жизнь сожалел, что не получил университетского образования. Добровольцем участвовал в боевых действиях на Кубе, в Индии, Судане. Был активным участником англо-бурской войны. Будучи офицером и одновременно военным корреспондентом,был взят бурами в плен. Лучшие страницы книги посвящены побегу из плена и описанию армейского быта – где бы дивизии Ее величества ни воевали, на первом месте у офицеров были завтраки, обеды, ужины и соревнования по конному поло. Вернувшись домой, наш герой выдвинул свою кандидатуру в парламент, собираяна улицах огромные толпы своими речами. Мемуары написаны простым человеческим языком с вкраплениями любимых словечек Уинстона Черчилля (спасибо переводчикам) и этим подкупают. Остается только пожалеть, что издательство не снабдило книгу картами и примечаниями, отчего постоянно приходилось отрываться от чтения и лезть в справочники.Впрочем, такое «задание на дом» тоже очень полезно. Уинстон Черчилль. Мои ранние годы. 1874–1904. Пер. с анг.Е.Осеневой и В. Харитонова. – М.: «КоЛибри», «Азбука-Атикус», 2011

 

Автора!

Книжка состоит из двух частей: вступительной статьи В. Коразовецкого и подготовленного им же текста «Конек-Горбунок», который он безоговорочно приписывает Пушкину. Ходили слухи, что сказку «наше все» подарил студенту Петербургского университета Пете Ершову: ну понравился бедолагапоэту, с кем не бывает, или решил поиграть в мистификацию, дабы не связываться с «богомольной нашей дурой, слишком чопорной цензурой». Кстати, тут поэт оказался прав – царь сказку таки запретил.И вот новая волна сомнений. Ну не мог 18-летний студиоз, грешивший до и после «Горбунка» нескладными виршами, написать такую гениальную вещь. В качестве доказательства автор статьи приводит лингвистическую разборку существующих текстов,ав качестве довеска – совершенно убойный довод: за ровесника Ершова Артюра Рембо писал стихи его сожитель Поль Верлен. Но про спарку Крюков–Шолохов запамятовал.Правда, от этого сказка хуже не стала. Чудо как хороша. Петр Ершов, Александр Пушкин. Конек-Горбунок. – М.: ИД «Казаров», 2011

 

 

Шамбала в рисунках

Специалисты сравнивают Николая Рериха, русского художника начала прошлого века, возлюбившего всеми сидами души и таланта духовную культуру Востока,с самым таинственным живописцем и ученым Запада – Леонардо да Винчи. Оба корифея опередили время,в которое жили, оставив расшифровку своих «писем к потомкам». Таинственная Шамбала всегда привлекала искателей приключений и эзотериков. Ее мистическим предначертанием занималась теософка Блаватская,туда для поиска эликсира жизни посылали экспедициинацисты и большевики. Где они теперь? А Шамбала до сих пор волнует пытливых. В альбоме «божественного учителя», весьма приличной печати и помещенного в стилизованный футляр,представлено более 200 картинмастера как на русскую тематику, так и на восточную (Индия, Тибет, тайна Гималаев…). И апокалиптическую.Рерих. Альбом «Путь в Шамбалу». – М.: «Слово/Slovo», 2011

 

 

Yesterday навсегда

В 1981 году Феликс Фальк снял фильм о польских школьниках,пытающихся играть в«битлов». Пьеса Стоппарда, написанная четверть века спустя, тоже о музыкантах – детях «невыносимой легкости бытия». Действие пьесы начинается с«пражской весны» и заканчивается сломом Берлинской стены.Пьесао том, как одна, тогда еще чехословацкая, рок-группа попыталась жить не по лжи. «Есть только один путь для народа – освободить себя своими собственными руками» – это слова Мао Дзэдуна. Но это мог сказать и Вацлав Гавел. Пьесы читать полезно и интересно – тут мы сами себе режиссеры. Намрешать,кого назначить на главную роль, как развести мизансцены, в какие костюмы одеть героев и будет ли вообще публика в зале. Том Стоппард. Рoк-н-ролл. Пер. А. и С. Островских. – М.: «Астрель», 2011

 

Говорящие рисунки Ингпена

«Будь верен детству своему! //Цитируй мудрых без запинки, // Но никогда не верьтому, // Что рассказать нельзя в картинках» – это Гилберт Кит Честертон.А вот мудрые латиняне: nuilliusinverba – «слова – ничто». Не соглашаться с этими постулатами глупо. Текст, даже самый заумный, сопровождаемый картинкой воспринимается гораздо живее. Будь то Библия, азбука,«моя первая книжка», боевой устав пехоты или учебник по медицине. Великий иллюстратор Ингпен более 40 лет иллюстрирует книги, возводя тексты – сказки ли, мифы ли, политические карикатуры, рекламу или Шекспира – до божественных высот. Заставляет думать весело, расширяет кругозор. Для домашнего просмотра. Страна чудес Роберта Ингпена. Альбом иллюстраций. Пер. с анг. Майи Лахути. – М.: «Махаон», 2011

 

 

А был ли Рембрандт?

Действие этой книги по воле автора происходит в двух временных пластах – в Амстердаме XVII века и в наши дни по обе стороны океана. Сюжет, как и положено плутовскому роману или детективу,мечется белкой в колесе вокруг холста Рембрандта Ван Рейна «Буря на море Галилейском», украденного из музея Бостона (США) в конце века прошлого. В общем, история о том, как музейный эксперт Иван Штарк запутался определять, на чьем гвозде и какой «рембрандт» висит. И не самозванец ли сам этот Рембрандт. Тема для современных авторов весьма актуальная и прибыльная. Только вот художника жалко – он на этой картине ни гроша не заработал. И поэтому должен был умереть. В нищете. Как и положено истинному художнику. Леонид Бершидский. Рембрандт должен умереть. – М.: «Эксмо», 2011

 

Клочки балета

«Медведь» уже представлял дневники г-на Бенуа 1916–1918 и 1918–1924 годов, прежде издававшиеся в России. И вот пришла очередь более ранних записей, до сих пор незнакомых русскому читателю. Дело в том, что оригиналы дневников той поры не сохранились, уцелели лишь отдельные листы да блокноты. Так что издательству пришлось воспользоваться рукописной копией, сохраненной другом художника искусствоведом Яремичем, о чем «Захаров» и сообщил в своем предисловии к этому изданию-свидетельству очевидца конца Серебряного века. Треть почти 600-страничной книги занимают заметки искусствоведа Бенуа о балете. Александр Бенуа. Дневник. 1908–1916. Воспоминания о русском балете. – М.: «Захаров», 2011


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое