Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

  • 22.12.2011
  • смотрели: 1166

Тэги:

На нашу анкету отвечает Борис Куприянов, директор магазина интеллектуальной книги «Фаланстер»

1. У вас есть план жизни на ближайшие годы? Хотя бы на пару лет? Или на десять лет вперед? Какой он?

– Для меня люди делятся на две категории. Те, у которых есть планы на будущее: купить машину, оформить ипотеку, построить дачу. И те, у которых нет. Вроде я отношусь ко вторым, поскольку таких планов у меня нет. А есть планы личные, не серийные. Хочу выучить еще один язык, хочу попробовать заняться книготорговлей на международном уровне, очень хочу, чтобы литература в России не умерла, и для этого мы сейчас делаем Альянс независимых издателей и книгораспространителей. Мне хочется воспитать своих детей так, чтобы они любили и понимали свою родину. Вот такие планы. Может показаться, что глобальные, но на самом деле очень конкретные.

2. Как вы считаете, будущее предсказуемо? Стоит ли государству, как раньше, рисовать пятилетние или десятилетние планы на развитие страны? Или все настолько зыбко, что год прошел, и слава богу?

– Сейчас все настолько зыбко как раз из-за того, что не строили планов. А насчет предсказуемости – да, я уверен, что если неглупого человека всерьез волнует, что будет дальше, он может это понять исходя из дня сегодняшнего. Знали Горбачев, Тэтчер и Рейган, когда разрушали Советский Союз, какими жуткими последствиями это обернется во всем мире? Я думаю, что не знали. Но если бы задумались, то знали бы. Горизонт планирования у этих людей был очень маленький. Они думали об очень коротком периоде времени и о непосредственной сиюминутной выгоде.

3. Если б вы были Путиным–Медведевым и верили в планы, какой план вы бы лично одобрили? Что нужно сделать прежде всего, вот прямо сейчас, в ближайший год-два?

– Прямо сейчас нужно позаботиться о культуре нашей страны, о культуре людей. Не об ансамбле «Березка» и не об Алле Пугачевой, а об общем культурном уровне, поскольку коллапс в этой области наступает прямо на наших глазах. О библиотеках и музеях, о книжных магазинах. Одна из первоочередных задач – создать вменяемую культурную карту города и страны. С моей колокольни это выглядит так: открывать больше книжных магазинов, помогать издательствам, прививать любовь к чтению, укреплять культуру и искусство.

4. Какой сценарий вам представляется самым оптимистическим для России: сохранить единое государство, добиться экономического подъема, сплотить нацию вокруг идеи нового евразийского союза (возродить экономический СССР), вновь стать мировой империей (конечно, добра, а не зла) или просто выжить? Поставьте галочку или добавьте свое.

– Конечно, империей Россия уже не станет. Выжить – надеюсь, выживет. Дело в том, что тут перепутаны цели и средства. Скажем, сохранить единство – это не может быть целью. Это средство. И империя тоже средство. Средства следует выбирать исходя из целей, а целей у нашей страны давно уже никаких нет, кроме обогащения тех, кто и так богат. Но, как показывает мировая практика, лозунг «Обогащайтесь!» себя не оправдал. Эта цель себя дискредитировала. Люди, которые обогащаются в цивилизованных странах, делают это для чего-то. А в России цель подменена средством, отсюда и все проблемы.

5. Наступит ли в ближайшие годы необходимость подумать об эмиграции: временной, постоянной или внутренней? Вообще, какие у вас предчувствия – больше хорошие или больше плохие?

– Я лично об эмиграции не думаю, ни о постоянной, ни о временной. А говорить о каком-то эскапизме, о внутренней эмиграции – значит, отказаться от возможности что-то сделать. Вообще эмиграция не лучший выход из положения. Бывают ситуации, когда другого выхода нет. Но если человек задумывается, эмигрировать или остаться, значит, выход есть, правда? Пока возникает вопрос, валить или не валить, ничего еще не произошло. Я лично об эмиграции не думаю. В девяностые, когда у меня половина одноклассников уехала, я о ней не думал. В нулевые, когда мне было очень плохо, не думал. И сейчас тоже нет таких мыслей. А поводу предчувствий… Есть надежда, что все придет в норму. Хотя и тяжело, не сразу, с массой потерь.

6. Если будет совсем плохо, нас спасут: а) инопланетяне; б) американцы; в) никто уже не спасет.

– Инопланетяне.

7. Говорят, что скоро окончательно исчезнет бумажная литература (книги) и периодика (газеты-журналы), уйдут в прошлое авторские права. Никто не будет покупать новые фильмы и музыку, все можно будет скачать в сети. Закроются кинотеатры. Исчезнет ТВ. Какие еще неожиданные вещи могут произойти?

– Ну, например, пропадет электричество, и владельцы бумажных библиотек окажутся в выгодном положении (в наших-то холодных широтах). В нынешней ситуации, в которую человечество себя загнало, не исключены любые неожиданности, в том числе и такая. Человечество последние тридцать лет жило сиюминутной выгодой. Это самоубийственная стратегия, и теперь придется пожинать плоды. Но я предвижу и счастливую неожиданность. Мы стоим на пороге нового цивилизационного скачка. Новой идеологии, нового понимания, новых ценностей. Начиная с понимания, что потребление – это не главное, что есть на свете, и заканчивая тем, что изменятся гражданские институты. Это касается не только нашей страны, но и всего мира.

8. В ближайшем будущем России предстоит: а) революция; б) перестройка; в) ничего не предстоит, все останется, как сейчас.

– Так жить, как мы живем сейчас, дальше невозможно. Как есть точно не останется, изменения неизбежны. Не знаю, в какой форме они произойдут, но изменения будут резкие, не постепенные, не плавные. Все изменения последних лет происходили резко, неожиданно и без видимых поводов.

9. Героем новой эпохи станет: а) оппозиционный политик; б) бизнесмен; в) президент (премьер); г) кто-то совсем другой.

– Кто-то совсем другой. Это будет в первую очередь человек труда. Он может быть политиком или художником, кем угодно. Но структура ценностей, которая меняется сейчас и которая изменится неизбежно, приведет к тому, что статус этого героя и его имущественный ценз не так принципиальны, важны будут другие его характеристики. Маленький или большой, важно, что это человек. Общество должно повернуться к человеку, и оно к нему повернется.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое