Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Картинки / Фотоистория

Подробности. Выставка работ Владимира Клавихо-Телепнева

Подробности. Выставка работ Владимира Клавихо-Телепнева

  • 04.07.2012
  • смотрели: 3694

Тэги:

В московской галерее Zeppelin, что в ТДЦ «Новинский», открылась выставка известного российского фотографа и давнего автора и друга журнала «Медведь» Владимира Клавихо-Телепнева.

работы Владимира Клавихо

Владимир работает в уникальной технике эгломизе — это монохромная печать на стекле с последующей обработкой снимка с использованием сусального золота, что выводит фотографию на новый уровень, максимально приближенный к живописи. Сегодня творчество Владимира Клавихо признано во всем мире. Его работы хранятся в личных коллекциях Нурсултана Назарбаева, Элтона Джона, принцессы Майкл Кентской Мари-Кристин, Питера Гринуэя, Дмитрия Медведева. В 2010 году Владимир Клавихо-Телепнев стал единственным российским фотографом, чьи работы ГМИИ им. А. С. Пушкина включил в экспозицию выставки, посвященной 100-летию музея, наряду с картинами Боттичелли, Рубенса, ван Дейка, Гойи, Мурильо, Ренуара.

Наибольший интерес арт-критиков на выставке в галерее Zeppelin вызывает работа «Руки с вишней» — воспроизведенная на дереве, в которой Клавихо после многолетнего перерыва вернулся к цветной фотографии.

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

Фотоидеалист

Опубликовано в журнале "Медведь" №122, 2008

Несколько лет назад один из самых популярных в России fashion-фотографов Владимир Клавихо-Телепнев круто изменил свою жизнь. Он перестал снимать для журналов и рекламы, отказался от выгодных заказов и занялся искусством. Причем успешно. Теперь его работы продаются в галереях Нью-Йорка и Лондона наравне с живописью, а осенью несколько работ будет представлено на Sothebys. Подобного успеха русская фотография не имела со времен Родченко. Чтобы поговорить об искусстве и жизни, «Медведь» встретился с Владимиром в его новой мастерской в московском Манеже.

 

ЭГЛОМИЗЕ

Твои фотографии, Володя, выглядят очень необычно.

- Техника, в которой я работаю, называется «эгломизе». Это такой спиритуальный подход к фотографии. Внешне это выглядит так, будто в зеркале, потерявшем амальгаму, вдруг проступает некое изображение.

 Эгломизе в фотографии - это твое ноу-хау?

- Да, техника уникальнаи никто в мире ее пока не использует. Все получилось отчасти случайно. Лет шесть назад меня попросили восстановить дагерротип. Мы его чистили, пытались сканировать под разными углами, и вдруг в какой-то момент изображение из негатива превратилось в позитив-это был портрет одного из князей Голицыных… После этого я стал экспериментировать с зеркалами, искать выходы фотографии в другое пространство. И как-то ко мне зашел сосед,специалист по миниатюре, посмотрел и говорит: «Володя - это же эгломизе». Повел меня к себе и показал маленькие миниатюры XVIII века - такие процарапанные на золоте силуэты, которые назывались «эгломизе». А саму технологию мы искали год, пытались понять, как ее применить, как грамотно все соединить…

Очень похоже на ретро стиль.

- Для меня это не ретро, а оценка настоящего путем погружения его в безвременье. Я пытаюсь сделать сюжеты изображений - немного идеализируя, конечно -такими, какими они были бы, если бы революции не произошло. Революция привела к упрощению живописи, когда в искусство хлынули люди не слишком образованные. Появилась такая натуральность, первобытность, пот и солярка. В институты брали только крестьяни рабочих. Не спорю, среди них были гениальные люди. Но таким образом резко и навсегда потерялась часть изобразительной культуры, часть стилей.

Твои работы уже стали продаваться на самых престижных мировых аукционах, в том числе в Нью-Йорке на Phillips, и вот осенью выставляются на Sothebys.

- На последнем аукционе Gene Shapiro в Нью-Йорке моя работа ушла за 15700 долларов. На Phillips вместе с Дэвидом Ла Шапелем я вышел в лидеры по динамике роста цен на отдельные работы. А первый раз на Phillips мои работы выставили в октябре прошлого года, итам был очень хороший результат. Я обошел Хельмута Ньютона, Энни Лейбовиц, Энди Уорхола и был второй по продажам.

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

КОСТЮМЫ и КУКЛЫ

Ты, наверное, единственный в России фотограф, кто делает дорогие костюмированные съемки, для которых специально шьются костюмы и даже изготавливаются куклы.

- У нас действительно мало кто занимается темами не журнальными и не рекламными, а исключительно художественными. Прежде всего потому,что это довольно дорогое удовольствие. И когда я говорю, что делаю такие съемки для себя - никто не понимает...

А сколько стоит такая съемка?

- Ну, бюджет съемки, если это,допустим, «Алиса в Стране чудес», около 30 тысяч долларов. У меня был выбор: ждать, пока появятся какие-то спонсорские деньги, или делать потихоньку самому. Я начал делать потихоньку в 2003 году и делаю до сих пор.

Алиса - девочка, которая постоянно меняется, потому что дети очень быстро растут, а съемка идет медленно.

Костюмы Алисы и других персонажей шьют Лена Супрун и Юля Далакян. Кукол - их около пятнадцати - сначала делал художник-кукольник Андрей Дроздов, который в свое время работал для программы НТВ «Куклы», а теперь я сам.

 

БИБЛИЯ

Я знаю, у тебя есть проект: Библия в фотографии.

- Есть некоторое количество работ, на которые я получил благословение патриарха. Началось с того, что в Израиле и Египте я снимал пейзажи. Уже дома стал переводить цветное изображение в черно-белоеи обнаружил эффект, как в старой иконе, когда начинается реставрация:снимают старый лак, и проступает неизвестное изображение. Только в данном случае все происходит наоборот. Был цвет, я начинаю его убирать, как бы ухудшаю изображение, и появляется что-то иное - как будто каркас, который я не увидел в цвете. И я довел изображение до такого состояния, когда оно вызывало у меня теже чувства, что я испытывал на Святой Земле. Тогда я решил попробовать проиллюстрировать Библию подобными фотографиями. Обычно в фигуративных иллюстрациях художник навязывает читателю свое видение. А здесь человек будет сам дочитывать реальное пространство.

работы Владимира Клавихо-Телепнева          работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

БИЗНЕС

Несмотря на всю художественную составляющую проектов, ты все-таки начал зарабатывать на них деньги?

- Бизнес получился случайно. Еще продолжая сотрудничать с журналами и рекламой, я нашел галерею, которая взяла мои работы - фотография тогда только входила в моду. Работы быстро купили, в галерее обрадовались, поставили цену в четыре раза выше, чем была, и фотографии снова быстро купили. Дальше - больше.Я перестал работать с журналами. Стал делать не то, что просят, а то, что хочу.

 Как сейчас оцениваются твои фотографии?

- Начинал я с 200-300 долларов, а сейчас моя работа стоит 18-20 тысяч.

Можно сказать, что сегодня ты самый дорогой фотограф в России?

- Да, из актуальных, наверное, самый дорогой. Есть еще фотографы, которые продаются дорого, но редко.

А каковы сегодня цены на Родченко?

- Родченко сейчас продается недорого. Но я считаю, что продавать Родченко и Ньютона можно за любую цену, для меня это вещи бесценные, хотя я больше люблю Макса Альберта - фотографа 20-30-х годов, мне он кажется интереснее.

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

ТЕНДЕНЦИИ

Какие тенденции ты видишь в современной фотографии?

- Я вижу очень сильное разделение искусства на две половины: одна - от ума, другая - от сердца. От ума - это когда креативный человек со способностями к точным наукам начинает достигать каких-то определенных высот в современном искусстве. В этом случае важна стратегия: какое изображение будет модно и этапы раскрутки Хельмута Ньютона, Энни Лейбовиц …

Теперь даже понятие «искусство» разделилось на искусство актуальное и просто искусство.

Я себя отношу к просто искусству. Таким образом перестаю быть актуальным, хотя не мертвым…

Мы тут недавно ездили во Флоренцию всей семьей, естественно, ходили по музеям,и у меня такое ощущение полета и подъема сил было… А после выставок современного искусства у меня начинается депрессия, причем страшная.

работы Владимира Клавихо-Телепнева

 

ДЕТСТВО

Я слышал, что ты отбираешь моделей для съемки через сайт «Одноклассники», хотя в школе тебе было не очень сладко.

- Дети меня спрашивают:«Папа, тебя гнобили в школе?» - «Гнобили!» - «Ну и как?» - «Ну, видите, все закончилось хорошо…»

Ты учился где-то на окраине Москвы?

- Да, до восьмого класса я учился в школе в районе завода ЗИЛ. Меня не принимали и сильно издевались. Я рисовал, а это считалось позорно. Я много читал, и у меня о женщинах было представление несколько идеализированное, я был в шоке, когда в первом классе увидел, что мальчики бьют девочек. У меня даже на «Одноклассниках» вот эта часть жизни - с первого п овосьмой класс - практически не представлена.

Такие условия закалили.

- Думаю, да. После восьмого из тре хклассов сделали два, и меня не взяли, так как я был двоечником. В результате я перешел в другую школу, где проучился всего два года, но с этим классом у меня связаны самые лучшие воспоминания. Там были все очень хорошие ребята. Они даже обо мне как-то заботились. В школу нужно было пройти через бульвар, и я там сидел на скамейке и рисовал. Одноклассники хлопали меняпо плечу и говорили: «Мы скажем, что ты болеешь»,  -и я оставался рисовать, пропуская первый и второй уроки…

У тебя прозвище было какое-нибудь?

- У меня было прозвище Клава. Уничижительное. Это до восьмого класса. А потом меня звали Педро, потому что мой отец был Педро. Тогда как раз прошел фильм «Здравствуйте, я ваша тетя!» и все знали, кто такой Педро.

То есть до восьмого класса на тебя девочки не обращали внимание?

- На меня не обращали внимание до десятого класса. Я был такой тихий мальчик, и я был увлечен искусством.

Ты сейчас цель перед собой ставишь какую-то профессиональную?

- Я стараюсь, чтобы мне было интересно, стараюсь самого себя удивлять. Иногда я бросаюсь в какие-нибудь очень рискованные и трудные проекты и проверяю, смогу ли выплыть. Бывает, что, кажется, не смогу никогда, но потом получается. И тогда возникает ощущение, что тебя кто-то ведет. Можно назвать это как угодно: помогает Бог, родственники, которых уже нет, гены… Но ощущение такое, что ты сам это никогда не смог бы сделать - и вдруг сделал.

 Текст: Станислав Юшкин

работы Владимира Клавихо-Телепнева


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое