Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Какой вы видите русскую церковь в ХХI веке?

Какой вы видите русскую церковь в ХХI веке?

  • 02.07.2012
  • смотрели: 353

Тэги:

На вопросы «Медведя» отвечает протоиерей Владимир Вигилянский

 

1. Считаете ли вы, что вопросы религии, теологии, личной веры и неверия можно обсуждать публично? Если можно не стыдясь говорить: «Я верую», то почему обратное суждение считается сейчас неприличным?

Среди единоверцев обсуждение «верую» и «не верую» — обычное дело. Однако сомневаюсь в продуктивности диалога убежденных верующих с нетерпимыми атеистами, и наоборот. Как показывает практика, ничего из этого не получается. Но если верующий уклоняется от ответа, когда его спрашивают, верит ли он в Бога, — это первый шаг к отступничеству, а для верующего это очень серьезно. За свою жизнь я редко встречал абсолютно неверующих людей, что, кстати, не мешало мне их любить и уважать, дружить с ними, многому учиться у них. И тем не менее мне бывает жаль, что тот или иной мыслитель, писатель, профессионал своего дела, просто талантливый человек лишен метафизического измерения. Не скрою, порой я ловил себя на мысли, что испытываю к ним чувство сострадания, сходное с тем, какое вызывает во мне любой инвалид — глухой, слепой, немой, безрукий...

2. Церковь сегодня очень близка к политике государства… Что вы об этом думаете?

Это очередной миф, не имеющий под собой фактов. Среди православных намного больше аполитичных людей, чем в иных группах наших сограждан. Если копать глубоко, то мы увидим существенную разницу между религией и идеологией, верой и «партийным строительством». Но это не значит, что церковь должна быть в непримиримой конфронтации с государством. Она во все времена искала способы диалога с ним, точки соприкосновения, соработничества по многим направлениям. Сейчас я читаю письма патриарха Алексия I в Совет по делам религии во время хрущевских гонений на церковь в конце 50-х — начале 60-х годов ХХ столетия, когда сокращались епархии, закрывались храмы, монастыри и семинарии, запрещались в служении сотни священнослужителей, удушающими налогами уничтожалась жизнь церковных общин. Наряду с горькими сетованиями и тщетными взываниями по поводу самоуправства партийных и государственных чиновников патриарх отстаивал права верующих, опираясь при этом на законы советского государства. По сути, он выбрал тактику, которую использовали позже диссиденты и правозащитники, боровшиеся с авторитарным советским режимом и уличавшие его в грубейшем нарушении собственной конституции и законодательства. В каком-то смысле и патриарх, и диссиденты были большими государственниками, чем руководители этого государства.

3. Какой вы вообще видите русскую церковь в XXI веке? Будет ли раскол? Возможны ли глубокие реформы? Или они не нужны?

Учение о церкви — целое направление в теологии. Двумя словами о нем не скажешь. Чтобы быть кратким и более или менее понятным, прибегну к светскому понятийному ряду: церковь — саморегулирующаяся система, которая существует и действует даже вопреки церковным грешникам. Церковь принципиально не реформируема. А вот человек, наделенный совестью, должен обязательно реформироваться. Причем как раз глубоко. В этом и состоит одна из главных задач церкви. Есть три направления, по которым эта «реформа» должна проходить: любовь, истина, свобода, понимаемые в евангельском свете, — о каждом из них я готов говорить много, это очень интересные и важные для каждого человека темы. Так вот, все, что противоречит любви, истине и свободе внутри человека, в его деятельности и словах, должно быть искоренено. На это дается Богом целая жизнь. Без церкви эта «реформа», на мой взгляд, невозможна.

4. Что такое для вас «Бог»? Да и есть ли он?

Для меня Бог не «что», а «Кто». Я верю в Бога Живого (по-славянски «живаго» — именно отсюда фамилия пастернаковского героя).

5. Является ли культура – театр, музыка, кино – религией современного человека? Или это ложное представление? Насколько эти вещи духовно близки к религиозной нравственности? Или они противоположны?

Опять вопрос для диссертации… Я убежден, что люди, которых Бог наделил творческим потенциалом, совершают божественный акт — они творят новую реальность, как некогда сотворил Бог и Творец жизнь. По-гречески слова «творить» и «поэт» одного корня. Люди творческого склада знают, что грань между вдохновением, которое неизвестно откуда приходит и куда исчезает, и религиозным чувством зачастую незаметна. Мало того, любой человек способен сотворить гармонию из хаоса своих чувств и мыслей, из хаотично запутанных отношений с другими людьми, из отчаянных попыток вырваться из власти страстей. Этот духоподъемный творческий акт невозможен без обретения все тех же упомянутых мною любви, истины и свободы.

6. Что бы вы спросили у патриархов РПЦ – от Тихона до Кирилла, если бы у вас была такая возможность?

С патриархом Кириллом я знаком много лет и вопросов ему задавал бесчисленное количество (как и патриарху Алексию II, с которым я работал), что касается других патриархов — я столоверчением не занимаюсь.

7. Почему возникло дело Pussy Riot, кто и зачем сделал юных девушек, воспитанных в традиции панк-культуры и вообще «актуального искусства» – героями молодежи? В чем смысл события?

Не согласен с тем, что участницы панк-группы стали героями молодежи. Вернее, так — героями они стали, но совсем не молодежи. Меня тоже интересует, почему первыми, кто встал грудью на их защиту и оправдания бесчинства, стали Л. Алексеева, Ю. Самодуров, А. Навальный, Б. Немцов, М. Гельман, К. Собчак и другие? Ответив на этот вопрос, мы многое поймем в этой истории и наконец раскопаем, в чем смысл этого события. Ведь почти все, что пишут о них, мягко говоря, полная фантазия. В храме они прокричали с десяток раз только «Ср… Господня!» и более ничего — ни про Путина, ни про патриарха, ни про Богородицу, ни про защиту геев и лесбиянок они не пели. Так что никакого политического смысла акция не несла, кроме, пожалуй, желания оскорбить верующих. Все, что им приписывают, появилось позже в интернете в качестве склеенного видеоряда и наложенной на него графоманской песенки. Что же касается содержания их под стражей и затянувшегося судебного процесса, я, как и многие церковные люди, не раз выступал с сожалением по поводу их тюремного заключения.

8. Вы за запрет абортов? Как вы оцениваете позицию церкви в этом вопросе?

Я поддерживаю христианское отношение к абортам. Вслед за учеными, которые неопровержимо доказали, что абортируемый зародыш является живым человеком, имеющим сформированное тельце, мозг и душу, я считаю аборт убийством. Но вот что любопытно — в дискуссиях о смертной казни противники смертных приговоров убийцам почти всегда отстаивают право на эвтаназию и на аборт. Ведь по логике должно быть все наоборот: те, кто против смертной казни, должны быть против эвтаназии и аборта. Все в нашей цивилизации как-то перевернуто и вопреки логике.

9. Какой фрагмент из Библии вы бы посоветовали прочесть иерархам РПЦ и людям из Кремля, которые выступают с ними в одной команде?

Фу-фу-фу! С подозрением отношусь к вопросам, в которых есть сомнительные утверждения и шаткие обобщения. Кроме того, когда изредка в своей проповеднической и публицистической деятельности мне приходится поучать других, я чувствую себя неловко. Если бы вы спросили, какие цитаты из Священного Писания теребят мою совесть, я бы ответил с удовольствием.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое