Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Холодильники и выборы. Главный редактор «Медведя» – о самом узком месте выборной демократии

Холодильники и выборы. Главный редактор «Медведя» – о самом узком месте выборной демократии

  • 30.11.2011
  • смотрели: 718

Тэги:

Как-то очень долго я собирался написать про суд «Абрамович–Березовский», но тут уже подошла дата выборов в Госдуму, и все стали говорить только об этом. Но я все же упрямо вернусь к событиям двухнедельной давности.

Собственно, речь в моей колонке должна была пойти не о самом суде, а о том, что я прочитал, вернее, вычитал в записи, предоставленной «Новой газетой». Ужасно, кстати, жалко, что подобного рода жанр – просто отчет, сухой, без авторских оценок (максимум комментариев – «выглядит плохо», «сегодня выглядит лучше, более бодрым, на вопросы судьи отвечает быстро»), то есть отчет о судебных прениях – так редко найдешь в нашей прессе. На мой взгляд, абсолютный был бы хит, причем очень важный, поучительный, полезный для нашего самовоспитания. Я сейчас говорю о любом суде, о любом судебном отчете. Но этот суд – особый, конечно.

Что самое важное (для меня лично). Термин, который элегантно ввел Абрамович в наше общественное сознание – «политическая крыша». Выглядит и звучит, согласен, не очень научно. Даже как-то неприятно. Но тем не менее понятие, которое прячется за этими двумя словами –фундаментальное. Я бы сказал, фундаментальнее его ничего на сегодняшний день нет. И вот почему.

Среди нашей читающей и пишущей в интернете публики утвердился дешевый стереотип, что выборы, демократия, в частности парламентская, и прочие «либеральные ценности» – это все какая-то придуманная на Западе ерунда, которая у нас «не работает» и вообще служит лишь прикрытием корыстных интересов зловредной Америки. Хочу, друзья, вас разочаровать.

Демократия просто-напросто пришла на смену монархии, так же холодильник пришел на смену погребку со льдом или авоське с продуктами, вывешенной через форточку в зимнее время на улицу (так делали еще ваши дедушки и бабушки). Холодильников не было, а потом они появились. Так же как и все остальное – телевизоры, корабли, самолеты, таблетки.

Выборная демократия – наиболее органичная для современной жизни система. Она связана с этой самой современной жизнью тысячью разных нитей – нынешнее человечество вынуждено избрать эту форму правления, поскольку ничего другого более адекватногов мире сейчас нет. Пришли к этому и в патриархальной Африке, и в загадочной Азии (даже в самом сверхмусульманском Иране), придут, поверьте мне, и в Китае. Никто никуда от этого способа правления не денется. Он, повторяю, как таблетка, как холодильник и телевизор.

Но на суде Абрамовича и Березовского очень четко обозначилось самое узкое место этой системы выборной демократии. А именно. У этой замечательной системы есть бюджет и его кто-то должен оплачивать.

Без финансовой подпитки публичной политики просто не может быть. Да вы посмотрите на съезд партии «Единая Россия» – и просто прикиньте цену вопроса, от аренды зала до оформления

Дело в том, что на заре возникновения демократии, как и вообще публичной политики (а ведь никакой публичной политики ни в какой Англии, Америке, Франции, Германии примерно до конца ХIХ, начала ХХ века не было и в помине), так вот на заре этой эпохи проблемы спонсоровкак бы и вовсе не существовало. Ну то есть они все равно, конечно, были. Например, известно, что главным спонсором русской революции 1905 года был миллионер (по нынешним ценам, конечно, миллиардер) Савва Морозов. Почему – другой вопрос, это, по-моему, так до сих пор и не очень понятно и не очень интересно господам историкам. Но факт есть факт. Потом его жена (миллиардера Морозова) вышла замуж, кстати, за начальника московской полиции, а когда уже тот вышел в отставку, жила себе тихо и дожила до самой революции 1917 года в имении Горки, которые потом стали называться Ленинскими. Но не об этом речь.

Так вот, спонсоры у политических партий и движений были и тогда, конечно. И большевики прекрасно знали цену этим спонсорским деньгам (после 1905-го пришлось искать уже за границей). Но ведь тогда и спонсоры были другие, и ситуация в обществе немножко иной. Не было еще таких медиа. По зову вождей народ послушно выходил на улицы. Чего-то требовал. Кого-то свергал. Деньги для политики не казались чем-то таким уж первостепенным. Партии, как и церкви, спокойно существовали на пожертвования, но в принципе, если копнуть глубже, держались и те и другие на энтузиазме. Одно слово – «заря»!

Но вот прошло сто лет. Без финансовой подпитки публичной политики просто не может быть. Кто-то должен оплачивать все эти поездки, концерты, растяжки, плакаты, эфирное время, работу режиссеров и монтажеров, работу армии помощников, работу пиарщиков, которые производят концепции для этих рекламных (они же предвыборные) кампаний. Да вы посмотрите на съезд партии «Единая Россия» (впрочем, и республиканцев с демократами тут можно вспомнить, американских, конечно) – и просто прикиньте цену вопроса, от аренды зала до оформления.

Никто и никогда не мог внятно ответить, откуда же берутся эти страшные деньжищи. Члены партии должны скидываться по честному рублику? Партия в открытую должна забирать деньги из кармана налогоплательщиков (как было в СССР)? Нет, первое невозможно (не хватит), второе неправильно (тогда партия будет одна, а все остальные будут выжжены каленым железом).

То есть – все-таки крупный бизнес. Он помогает политической силе, политическая сила помогает ему. Становится «крышей», как выразился Абрамович на суде. Дальше – момент договоренностей, культуры, соблюдения закона, хороших манер, человеческой порядочности, общей цивилизованности. Но суть от этого не меняется.

Взаимоотношения с этой «крышей» могут быть разными. Березовский свою помощь никому не навязывал, между прочим. Просто предлагал «интересные дебютные идеи». И тем не менее еще пару недель назад российский интернет кипел от возмущения – как, мол, так, платили кэшем, где же это видано в западном мире? Но ведь высокий лондонский суд потому и был выбран российскими бизнесменами, что принимает во внимание устные договоренности. А вы не задумывались о том, почему эти договоренности устные? И только ли российские бизнесмены (по-старому, купцы) этими устными договоренностями пользуются? И почему эта старая английская традиция (про устные договоренности) сохраняется до сих пор, только ли из уважения к национальной культуре Англии? И вообще причем тут политика и политические партии например?

Вот задумайтесь.

Можно, конечно, опять перейти к системе погребов, рыть землянки, туда натаскивать колотый лед, на него класть куски сырого мяса, рыбу, а картошку засыпать сеном или класть в мешки и тоже туда, в погреб. Хорошо также сходить на рынок, и купленную селедку, аккуратно завернув, положить в авоську и вывесить за окно через форточку. Что-то есть в этом, такое, экологически правильное, непосредственное и чистое. Но,увы, больше так делать невозможно. Слишком много народа живет в этом городе. И слишком тяжелый воздух за окном.

Поэтому – демократия. Поэтому – выборная.

Большая иллюзия считать, что можно обойтись вообще без холодильника. Такая же иллюзия считать, что вот в нашей стране они почему-то не работают. Условно говоря, потому что в ней слишком холодно. Это же очевидная глупость.

Но вот еще некоторое время назад их, холодильники, иногда нужно было, например, размораживать Ну хотя бы раз в год. А сейчас, по новой технологии, как-то вроде уже без этого обходятся…

Мне очень странными кажутся всесоветы о том, как надо себя вести избирателю на этих выборах. По-моему, очевидно, что наш отечественный «холодильник» политики не совсем работает (в отличие от холодильников настоящих, тех, зиловских), и уж точно скоро его придется размораживать. Но это, в общем, совсем не значит, что мы должны от них отказаться совсем.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое