Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Рвущиеся за флажки. Неделя с Ксенией Лариной: экран для «Ходорковского»; воскрешение Высоцкого; демарш Алексея Девотченко

Рвущиеся за флажки. Неделя с Ксенией Лариной: экран для «Ходорковского»; воскрешение Высоцкого; демарш Алексея Девотченко

Тэги:

Автор – обозреватель радиостанции «Эхо Москвы»

Главным духовным событием прошедшей недели стала Очередь. Рвущиеся за Чудом смиренно выстраивались друг за другом, придавленные к набережному парапету железными заграждениями, конвой пропускал их небольшими группами от сектора к сектору, они тяжело и покорно бежали от флажка к флажку и снова замирали до следующей перебежки. «Наш ответ курбан-байраму», – то ли шутил, то всерьез прокомментировал чей-то бас. Очередь за Чудом под неусыпным контролем вертухаев – это по-нашему.

В эпоху многотысячных очередей и многотысячных партийных съездов каждый перпендикулярный жест ценится особо. Немец Кирилл Туши привез в Москву документальный фильм «Ходорковский». Само по себе дикость: кто в здравом уме и трезвой памяти может предположить, что фильм с таким названием беспрепятственно отправится в широкий прокат? Он и не отправился. Завис между «Винзаводом» и Артдокфестом. Кирилл Туши не Майкл Мур, свой фильм он не считает политической акцией, а скорее попыткой раскрыть глаза обществу и проследить весь путь славного политзаключенного эпохи Путина – от комсомольской юности до зэковской зрелости. Получился фильм о человеке, вышедшем из повиновения. На показ в киноклуб «Винзавода» съехались люди, не избалованные любовью нынешней власти: Борис Немцов, Ирина Ясина, Борис Акунин, Илья Яшин. Кинопоказ завершился дискуссией – не о фильме, а о страхе. Следующий сеанс – на открытии Артдокфеста. И прокат – в одном-единственном кинотеатре Москвы, киноклубе «Эльдар». Эльдар Рязанов свои отношения со страхом давно выяснил, слова в защиту Ходорковского произносил и подписывал не раз.

Все остальные кинотеатры под разными предлогами от проката отказались. Главный аргумент: народу это не интересно. Под тем же предлогом российские прокатчики отказывали Анджею Вайде, фильм его жизни «Катынь» тогда показали в Доме кино и в Высшей школе экономики, ажиотаж был немыслимый, люди «висели на люстрах», как в советское время на фильмах Тарковского. Широкий зритель увидел «Катынь» только по телевизору – после случившейся трагедии под Смоленском. Фильм Андрея Смирнова «Жила-была одна баба» многими директорами кинотеатров воспринимался как антироссийский, а значит, не имеющий зрительского интереса.

Судьбу больших, государственно значимых картин решает показ в Ново-Огареве – показ главному прокатчику страны, что наследует славные советские традиции. Фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой» Владимир Путин уже видел, и, судя по столь масштабной рекламе, фильм Путину понравился. Воскресший Владимир Семенович смотрит с огромных билбордов глазами Сергея Безрукова и говорит в телевизионных роликах голосом своего сына Никиты. Вся рекламная кампания построена на пустой интриге – кто играет Высоцкого? Нам рассказывают про многочасовой грим, про уникальные компьютерные технологии, участники съемок в передачах Первого закатывают глаза и восклицают: «Не надо гадать! Считайте, это просто Высоцкий!» Иван Ургант, Андрей Смоляков, Максим Леонидов в один голос заверяют корреспондентов программы «Время»: «Это чудо! Чудо! Рядом с нами будто был сам Высоцкий!»

На одной из телепрограмм член Высшего совета партии «Единая Россия» музыкант Игорь Бутман договорился до того, что Высоцкий всегда был лоялен советской власти, а звания народного не получил лишь потому, что… рано умер

Главный производитель телечудес Константин Эрнст знает: если про «чудо» – это к нашему народу, он поверит. Наш народ скорее поверит в то, что к съемкам фильма привлекали шаманов и колдунов типа Грабового, чем в элементарный кастинг, результаты которого были известны и от публики не скрывались. И вот он – Сергей Безруков с головой Высоцкого идет вразвалочку от микрофона в кулису, вот закуривает сигаретку и смотрит в камеру знакомым взглядом Саши Белого. Сережа Безруков хороший актер, но вот голова Высоцкого как-то пугает. Как Иванушка с головой медведя в старой киносказке «Морозко». Помню, страшно было, когда он обхватывал свою медвежью голову обросшими шерстью руками и диким голосом ревел на весь лес: «Настенька-а-а! Настенька-а-а!»

Пугает еще, что создатели фильма так навязчиво предлагают его молодежи. Если для молодежи, то, видать, сильно постарались, чтоб было похоже, доходчиво и понятно. Как в передаче «Достояние республики», в которой дяди и тети уверяли молодежь, что Высоцкий любил животных, занимался спортом, дружил с космонавтами и уважал ветеранов. На одной из телепрограмм член Высшего совета партии «Единая Россия» музыкант Игорь Бутман договорился до того, что Высоцкий всегда был лоялен советской власти, а звания народного не получил лишь потому, что… рано умер. Вот такая у нас теперь легенда.

Тем временем в сети и в кругу творческой интеллигенции продолжают обсуждать поступок артиста и гражданина Алексея Девотченко. Алексей публично отказался от звания заслуженного артиста и от двух государственных премий, которые он получил еще в начале нулевых. Отказался потому, что стыдно. «Не хочу я быть ни тем и не этим, – написал Алексей в своем “Живом журнале”. – Достало вконец все это царство-государство. Своим враньем, круговой порукой, узаконенным грабежом, взяточничеством и прочими доблестями». Для Алексея Девотченко такой поступок вполне последователен – примерно год назад он обратился к своим коллегам с призывом отказаться от всякого сотрудничества с государством, от творческого обслуживания государственной идеологии и государственных пиар-акций.

Как тогда, так и сейчас демарш Девотченко получил безоговорочную поддержку публики и вызвал нескрываемое раздражение коллег. Его публичный отказ от наград и званий на фоне бесстыдной и непрекращающейся раздачи орденов и премий особенно неприятен тем, кто покорно подставляет свои лацканы под мягкие ласковые руки власти. Кто-то принимает эти дары с благодарностью, кто-то – со смирением, кто-то – с чувством неудобства.

А во френд-ленте «Фейсбука» кто-то вспомнил цитату из бунинских «Окаянных дней»: «Честь унизится, а низость возрастет».


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое