Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Неформалы

Племя белого человека

Племя белого человека

Тэги:

Образ грядущего – это технобольшевик, постанархист, трансгуманист-крионист, криптопараноик и WI-FI—террорист в одном лице. Такой вот неприятный хмырь поселился в голове корреспондента «Медведя» Антона ЕЛИНА после беседы с российскими трансгуманистами о технологическом будущем России, квасе и цифровых унитазах.

Медведев зовет Шварценеггера. Шварценеггер приезжает, курит сигару, говорит, что все клево, особенно Russianscienceи Skolkovo, возвращается домой и запускает калифорнийский квас «Krushka & Bochka Kvass». Квас – это единственное, чем Россия может сегодня заинтересовать мир. Наука инфицирована кумовством, липовыми заявками и фальшивыми отчетами. С приглашенных в Сколково ученых требуют 30% отката. Никто не ориентируется на конечный результат: итогом любой деятельности является или тюрьма, или бегство, или концерт с участием фигуриста Плющенко. Так описывают сегодняшнюю ситуацию с высокими технологиями в Российском трансгуманистическом движении – мозговом тресте, где ученые лопают ноотропы и продвигают идеи о постчеловеке и бессмертии. Трансгуманисты сейчас начинают большой исследовательский проект «Утопия-2050». Поэтому с них и спрос за будущее. Если в России случится настоящая технологическая революция, говорят они, государственность как форма управления обществом умрет. И в ближайшие сорок лет страна будет организована по новому, «племенному» принципу.

 

Трансгуманизм

Материалистическое мироврзрение. Трансгуманисты – люди, которые используют достижения науки и техники для перехода к постчеловеку (киборгу, киберпанку, нанопанку) – существу, обладающему принципиально новыми способностями. Цели трансгуманизма – ликвидировать страдания, старение человека и смерть, значительно усилить его физические, умственные и психологические возможности.

Впервые слово «transhumane» использовал Данте Алигьери в «Божественной комедии». О возможности усиления возможностей разума посредством разработки научных методов писал Семен Николаевич Корсаков (1787–1853) – изобретатель интеллектуальных машин на основе перфорированных таблиц, пионер кибернетики. В конце XIX века об эволюции человечества писали философы Франческа Виллард, Николай Федоров, Фридрих Ницше. В 1966 году ирано-американский футуролог ФМ-2030 (Ферейдун М. Эсфендиари) впервые назвал трансгуманистами людей, имевших особое мировоззрение и стиль жизни, направленный на самосовершенствование. В 1998 году философы Ник Бостром и Дэвид Пирс основали Всемирную ассоциацию трансгуманистов. Российское трансгуманистическое движение (РТД) было создано в конце 2003 года.

 

Метрики

Первое что я сделал – снял метриеи с собеседников, хотя понимаю, что трансгумманисты – в общем уже нелюди в самом лучшем значении этого слова.

 

ДАНИЛА МЕДВЕДЕВ

 

ВАЛЕРИЯ ПРАЙД

Рост: 179 см

Вес: 78 кг

Глаза: серые

Волосы: пепельно-золотистые

Размер ноги: 43-й

Рост: 167 см

Вес: 70 кг

Глаза: ореховые

Волосы: шатенка

Размер ноги: 36–37-й

 

Тридцатилетний философ, футуролог, кандидат экономических наук Данила Медведев произносит в два раза больше слов в единицу времени, чем обычный человек. Питается ноотропилом. Раньше был озабочен идеей выпрыгнуть из своего тела, которое считает обузой, наказанием, сосудом морально устаревшим. Тело, считает он, исчерпало свои возможности, зашло в эволюционный тупик, у него скудный функционал, «заводские установки», оно не поддается модификациям, отсутствуют порты для связи с глобальной паутиной и USB-порта с 5V на выходе, некуда встроить дополнительное освещение. При этом каждый мужчина таскает на себе два соска – и это тоже бестолковая опция, как радиоточка на кухне, которая когда-нибудь сообщит вам, что начался ядерный конфликт с США.

Зеркало при этом упрямо демонстрирует Медведеву здоровый румянец на щеках то ли «гарвардского мальчика», то ли функционера ВЛКСМ, гладкий эпидермис и безупречность носового хряща. Кажется, даже мертвые клетки если и роговеют на философе, то как-то неохотно, из-под палки.

У социолога Валерии Прайд тоже запутанная история с верхней частью туловища. В 2007 году в ходе круглого стола «Влияние науки на политическую ситуацию в России: взгляд в будущее» в Госдуме Прайд заявила, что подумывает имплантировать себе вторую голову. Но в этот раз женщина пришла на интервью с одной головой, что меня нисколько не расстроило. Ее настоящая фамилия Удалова. Утверждает, что в юности играла в рок-группе «Валерия». Когда на сцене появилась певица Валерия, Удалова решила взять псевдоним: «Мне нравится слово “прайд” – оно созвучно английскому “pride” – гордость. Так я выразила гордость за человека – существо, способное к бесконечному развитию и прекрасным деяниям».

Все что попадает  в поле зрения Прайд склоняется к переезду на постоянное место жительства в криокамеру. Погружением мертвых тел в жидкий азот она занимается с 2006 года, основав первую за пределами США криокомпанию. На сегодня в жидком азоте в Зеленограде заморожены: мужчина-биотехнолог, учительница математики Лидия Федоренко (72 года), жена крупного бизнесмена, сын известного медика, дворняжка Алиса, директриса эстонского завода, супруга крупного бизнесмена из Сибири, подмосковный кот Кузя, мама самой Удаловой – Любовь Черная, мужчина с Украины (23 года), пятидесятилетняя москвичка, гражданин Голландии, ученый-реолог, женщина из Саратова, щегол и синица, пес из Словении, семидесятилетний киевлянин, бабушка Данилы Медведева – Кира Сергеевна Юрасова, кот Филя (Электросталь) и пес Фани (Португалия). Здесь же хранится ДНК Дракона – известного журналиста Валерия Дранникова.

 

Сценарии

Ну а пока трансгуманисты обитают не в криокамерах, а в Климентовском переулке на втором этаже Физтеха в аудитории с высоченными потолками и совсем некстати для будущих киборгов золочеными лепными карнизами.

– Есть два сценария технологического развития России, – говорит Валерия Прайд. – Сценарий консервативный: все будет примерно, как сейчас – развитие медленное, квас и роботы, пахнущие кислой капустой. Второй сценарий основан на сингулярности. Вы, наверное, знаете, что к 2029 году искусственный интеллект опередит человеческий и сможет управлять всей планетой. Россия не будет исключением. Обществом будет руководить не кооператив «Озеро», не клан политиков и не военные хунты, а технологии. Национальные государства исчезнут, на смену им придет Землесоюз, по аналогии с Евросоюзом. Самое смешное, что лодку раскачают не Ходорковский с Лимоновым и Косякиным, а новый маршрутизатор или протокол передачи данных.

Я спросил, почему, собственно, развитие технологий не может уживаться с государством в его нынешнем виде. Вот что на это ответил Данила Медведев:

– По сути исторического материализма смерть национального государства неизбежна. Когда Карл Маркс описывал, как сменяются формации, была некая исключительность: либо у нас капитализм, либо первобытнообщинный строй. Не может быть сожительства феодализма с работорговлей, капитализма с феодализмом. Это связано с собственностью на средства производства. Но сейчас мы подходим к новому этапу, когда собственность совершенно другая. По большому счету, за счет своей дешевизны средства производства уже принадлежат всем и могут свободно копироваться.

Сегодня, считает Медведев, мы уже имеем практические элементы коммунизма, либертарианства в области софта и информации. А деньги можно собирать раз в год, как Википедия, или пакетно, как делают Джулиан Ассанж и Wikileaks.

Развитие каких технологий отдаляет человека от государственной машины? Авторы проекта «Утопия-2050» перечисляют:

1. Прямая связь с пылесосом

Государству не выгодно, когда большую часть знаний и продуктов человек получает из сети интернет. Причем, каким будет интернет, решают уже не госструктуры, а технологи. Так, новый проект создания сети динамической маршрутизации между любыми устройствами по Wi-Fi создает псевдохаотичную структуру передачи данных без «главков» (DNS-серверов и интернет-провайдеров). Это сеть вообще без всякой централизованной структуры. Устройство «А» с Wi-Fiбьет на 50 метров, находит точку «B», прибор «C» и так далее. Микроволновка, пылесос, принтер, зимняя шапка – все будет участвовать в этой цепи. Работать сеть будет на математических алгоритмах, которые рисуют не реальную структуру маршрутизации, а идеальную – фрактальную. Потеряв контроль над сетями, государство неизбежно слабеет.

2. Настольное производство

Очень важный фактор. 3D-принтеры становятся все меньше по размеру, а лазерные режущие станки уже сейчас можно купить за 5–7 тыс. долларов. Средства производства оказываются в кармане у человека. Плюс машины для печати интегральных схем, перепрограммируемые чипы. Теперь для того, чтобы смоделировать свой собственный процессор, не нужно всякий раз делать матрицу.

3. Анонимность

Разрабатывается новый алгоритм шифрования – технология полой анонимности и защиты трафика от просматривания. IT-проект, о котором, как говорит Данила Медведев, не знают даже самые продвинутые люди в департаменте информационных технологий правительства. В результате без ФАПСИ можно установить защищенную связь между моим телефоном и вашим.

4. Фактор Навального

После того как государство решило сделать тендеры открытыми и результаты публиковать в интернете, появился один человек, которого зовут Алексей Навальный. Будучи миноритарным акционером крупных компаний, Навальный в режиме fulltimeотслеживает сделки. Уже из-за одного скандала с «Транснефтью» государство получило серьезный удар. Теперь, по сути, один человек может пойти против системы, и система сдает позиции. 99% чиновников в России готовы стереть Навального в порошок. Можно ли было представить это в 1985 году? Нет, потому что не было онлайн-технологий.

5. Глобальная торговля

Это не политическое и не государственное решение. Глобальная торговля – результат технологий перевозки грузов в контейнерах.

6. Надгосударственные корпорации

Создаются структуры, действующие вне государства. Например, Lockheed Martin – крупнейший американский производитель вооружений. Это крупнейший в мире контрактер по обработке данных. Каждый американец платит в среднем 280 долларов в год компании Lockheed Martin. Здесь обрабатываются результаты переписей, выборов, здесь следят за американцами, иностранцами, нанимает разведку, которая воюет в Пакистане, и следователей для допросов террористов в зарубежных тюрьмах США. Не государство, а другая структура со своими интересами выходит на первый план. При наиболее вероятном сценарии развития событий она не исчезнет сама по себе. ФСБ – структура, которая не подчинена государству. А с крахом СССР КГБ не развалилось.

7. Плавучие острова

Развивается систейдинг – бегство от государства в нейтральные воды. «Если искусственный остров (баржа) плавает под флагом Республики Мозамбик – Республике Мозамбик абсолютно до лампочки, что происходит на острове», – считают трансгуманисты. Появление систейдинга – реакция на политику Буша относительно стволовых клеток.

 

Всюду Россия

Я слушал трансгуманистов и не мог понять, а куда можно скрыться от России? На какой барже и в какое море можно уплыть? Что я буду делать, лежа на холодной палубе, от кого искать спасения? Неужели все так плохо? А «Сколково»?

– Хотя этот участок земли позиционируется как уникальный – со своим сводом правил, налоговыми преференциями, это все та же Россия, – замечает Данила Медведев. – Создавая «Сколково», власть нам говорит: да, у нас дерьмовые законы, ничего создать путного в обычных условиях нам не удастся, поэтому вот вам резервация, творите. Но есть главный закон в мире – закон Мерфи. И есть первое следствие закона Мерфи, которое гласит: «все не так легко, как кажется». Люди, которым поручено делать «Сколково», кричат: о, ура, мы сейчас все сделаем! Это – шапкозакидательство. Даже если вы возьмете лучшего государственного управленца (я имею в виду Чубайса) и озадачите: делай «Роснано», у него не все и далеко не сразу получится. А теперь представим, что кидают туда не Чубайса, а Христенко. К сожалению, наша Кремниевая долина – это совершенно виртуальная история с иллюзорными целями и дутыми результатами. Пишутся липовые заявки, липовые отчеты, и поскольку делать реально ничего не нужно, то процветает кумовство – теплые места занимают «свои люди», родственники.

Трансгуманистов не пригласили участвовать в русской технологической долине – может быть, отчасти этим объясняется их критика. А еще говорят, что трансгуманисты – люди, лишенные эмоций.

 

 «Утопия-2050»

Трансгуманисты решили в одном документе соединить воедино проблемы, тренды, решения технологических проблем будущего. «Мы планируем практическое достижение утопии» – сказано в предисловии. Авторы подчеркивают, что это не прогнозирование, а проективно-инженерные подходы. Приведем несколько пунктов из черновика, который оказался в редакции «Медведя».

«Триста тысяч выделил бы на отправку на Луну библиотеки оптических дисков с текстом Википедии и ДНК-кодом человека. Это надо сделать, и очень плохо, что этого никто не сделал».

«Создание чертежей для примитивного общества. Распространение чертежей и оборудования для создания сообществ в рамках открытой модели Civilization in a box».

«Три миллиона – на крионику в России. Люди отказываются крионироваться, пока не обеспечены красота, блеск и гламур. Нужен крутой офис в центре Москвы, лаборатории и мощное хранилище. У одного нашего знакомого как раз есть полные чертежи для строительства копии Мавзолея...»

«Все дороги и прочие коммуникации нужно перекрасить в белый цвет – Земля перестанет нагреваться».

«Пять миллионов стоит вложить в выборы в Эстонии или Латвии. Поставить там своего президента и потом четыре года доставать всех в Евросоюзе и ООН трансгуманистическими инициативами. Можно даже подгадать, чтобы такая маленнькая, но гордая страна в это время председательствовала в ЕС».

         

 

Что будет с вертикалью

Маленький мышонок может забраться в углубление между пальцами слона, щекотать там или даже прогрызть зубами нежную кожу, и слон изойдет кровью. Мышь может убить слона и проще: заползти ему в ухо и съесть мозг. Всякий раз, когда президент Дмитрий Медведев произносит слова «инновация» и «электронное правительство», когда пинками загоняет сельских старост, губернаторов, префектов в блогосферу, когда грозит пороть за плохое отношение к Twitter и ЖЖ, – с каждым его словом про высокие технологии он невольно приближает конец государственности в России. Сетевому жителю государство нужно в минимальных порциях. Достаточно сказать, что, выйдя в сеть, даже чиновники мутируют. Получив пинок от президента, ульяновский губернатор Сергей Морозов затолкал в блоги своих подчиненных. Заместитель председателя областного правительства по социальной сфере и культуре Тамара Девяткина, попав в блогосферу, например, обернулась метеорологом. «На улице было тепло и комфортно. Хотелось провести некоторое время на свежем воздухе. Но работа есть работа!» – пишет Девяткина. И так далее: «...Погода подвела. На улице стало холодно. Но все равно это не испортило настроения». Министр внутренней политики Татьяна Кириллова стала Дедом Морозом, ежедневно сообщая читателям, что «скоро Новый год». Потом подытожила: «Состоялось празднование Нового года». Вице-премьер областного правительства Светлана Опенышева заинтересовалась сексом. В посте «Что творит секс?» вице-премьер пишет, что мужчины ужасаются женскими сексуальными способностями. Мужчины не ощущают себя в сексуальной безопасности. «Мы нуждаемся в удовольствиях секса, но не можем решить, что нам делать с эмоциональной болью и сложностью, которые часто сопровождают его».

Мы уверены, что мутации бюрократического класса продолжатся. И нас ждет много открытий. Одно уже бросается в глаза. Почему у президента Дмитрия Медведева есть аккаунт в Twitter, а у премьер-министра Владимира Путина нет? Почему Медведеву проще сделать ретвит (функция перепоста в Twitter. – Прим. ред.), а главе кабмина – с глазу на глаз поговорить с лосихой, тигренком, овцой? Почему президент застегивает на руке китайские черные часы с встроенным телефоном GSMи радиоприемником, а премьер застегивает ошейник и на белом медведе? Если Медведев бежит от государства в виртуальные миры, то Путин с помощью диких животных загоняет его обратно в государственную клеть.

                                                                                     

 

Что будет с законами

В ситуации, когда рядовой человек постепенно становится техноанархистом, законодательная деятельность постепенно превратится в фарс. Видимо, процесс разложения политического строя под влиянием прогресса начнется с Госдумы. Парламент потеряет физическое тело и вынырнет в трехмерном мире. Депутаты покинут здание на Охотном ряду, не будут бродить в магазине «Кулинария», не зайдут в туалет на втором этаже с тем самым унитазом, на котором 12 марта 2003 года вниз головой спал уставший первый секретарь Курского обкома КПРФ депутат Николай Иванов, проснувшийся знаменитым. Не съест избранник салат из квашеной капусты с яйцом, окрошкуи филе морского языка в столовой. Грызлов в костюме виртуальной реальности шевелит пальцами, депутат от Эвенкии инсталлируется верхом на домашнем олене, что понятно. Депутатам-клаустрофобам положена система «расширенной реальности». Изображение на экране головного дисплея прозрачно, так что пользователь видит одновременно и свое реальное окружение, и виртуальные объекты, генерируемые компьютером на экране. По ходу обсуждения можно менять интерфейсы костюмов. При обсуждении поправок к антиалкогольному закону депутат может трансформироваться в бутылку, стакан. Пионером был еще Вячеслав Марычев, ныне покойный. Он бродил в костюме попа, Деда Мороза, кубанского казака, врача, матроса, ходил в фартуке с силиконовой женской грудью.

– Если серьезно, человеческий фактор в законотворчестве постепенно сойдет на нет, – говорит Данила Медведев. – Американская комиссия по ценным бумагам уже сейчас всерьез рассматривает возможность составления новых законов на высокоуровневом языке программирования Python. Писать обычным текстом уже непродуктивно, на юридическую безграмотность наслаиваются банальные недочеты: пропущена запятая, не закрыта скобка, кавычки. Законы будущего – это полноценные программы. Матрицы, в которых исключены противоречия между Конституцией и другими законодательными актами. Понятные логические связи. A=B, B=A. Постепенно Госдума к этому придет. Или ее заставят, поскольку кто-то всегда будет первый, а удел других – плестись в хвосте.

Философия языка Python(Дзэн Питона) включает следующие принципы: красивое лучше, чем уродливое; явное лучше, чем неявное; простое лучше, чем сложное; сложное лучше, чем запутанное; сейчас лучше, чем никогда.

 

Что будет с режимом

На развалинах традиционного государства, говорит анализ трансгуманистов, появится новый племенной строй. Возможно, первая заявка на это общественное устройство прозвучала на Манежной площади 11 декабря 2010 года, когда многие увидели рождение племени футбольных фанатов.

– Племенная модель устройства – наиболее проработанная для России, – продолжает Данила. – Вместо деления на «свой-чужой» по принципу национальности или крови (я русский, я этнический русский, москвич – немоскивич) мы разрабатываем деление по другим принципам. Человек может входить в несколько разных племен одновременно. Скажем, племя футбольных фанатов, племя нудистов, племя картофелеводов, племя пускающих во сне пузыри. Человек Племени фанатов может входить в Великое племя Борща. И круги будут пересекаться до бесконечности, образуя цемент. Основным связующим фактором будет кругооборот доверия («я этому человеку доверяю», «я этому человеку помогаю»). Все коммуникации между племенами – онлайн. Подобные общества описаны у современных фантастов-трансгуманистов Грега Эгана, Нила Стивенсона. Человек может не быть русским, православным, мусульманином, атеистом, а, например, входить в индустрию пиццы или в индустрию компьютерщиков. Естественно, сформируются самые крупные и влиятельные общества. Из современных прообразов – это масоны. Что объединяет масонов? Когда-то – общий труд: они строили соборы. Но потом они стали заниматься другими вещами, но по сути – это пример такого племени. Или биохакеры. Если выяснится, что у биохакеров есть общие интересы и общие враги, то возникнут закрытые общества биохакеров с уровнями посвящения.

 

Племя Пичку

Около трех часов понадобилось трансгуманистам, чтобы странный мужичок с анархистскими идеями и большевистскими замашками не только вселился в мою голову, но начал шумно переставлять там мебель, двигать ящики с патронами, плевать на пол. Мне было совсем неуютно возвращаться с таким хмырем в черепной коробке – осоловелым безбородым дядькой с серым лицом, каштановыми волосами, пахнущими глаженым матрацем и капустою, сведенным в судороге ртом и обгрызенными ногтями. Все техноанархисты и Wi-Fi-партизаны, описанные Медведевым и Прайд, сложились у меня в фигуру слегка обновленного революционера Нечаева. На выходе из Физтеха,  я поскользнулся и шмякнулся. Мимо проходил мужчина из племени завсегдатаев рюмочной «Второе дыхание» – самого многочисленного племени здесь.

– Мужик, ты ссать идешь? – Почему-то спросил меня племенной. – Знаешь, как сербские бабы завутся? Пички. Их так и звать – пички. Вот у меня дядька имел три ордена Трудового Красного Знамени, один орден «Знак почета», а работал водилой, потом токарем. У него четверо детей. Первым Сашка родился. Ну его убили, короче… Вставай, дружище.

После монолога мужика с фрагментарным сознанием маленький Нечаев исчез из моей головы. Я понял, что ничего здесь из описанных ужасов не осуществить. И если меня Прайд заморозит лет на сто, то в феврале 2111 года ровно на этом месте будет стоять человек, у которого дядька имел три ордена Трудового Красного Знамени, который работал водилой и у которого Сашку убили. Он наклонится надо мной и скажет: «Вставай, дружище. Ты ссать идешь?»


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое