Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

  • 30.05.2012
  • смотрели: 609

Тэги:

На нашу анкету отвечает Кирилл Медведев — поэт, переводчик, активист Российского социалистического движения, сотрудник Свободного марксистского издательства, участник ансамбля «Аркадий Коц»

 

1. У вас есть план жизни на ближайшие годы? Хотя бы на пару лет? Или на десять лет вперед? Какой он?

Не то чтобы план, я просто вижу два варианта: первый — это по-прежнему издавать книжки, петь песни и писать стихи; второй — таскаться по каким-нибудь СИЗО, тюрьмам и заниматься судебной канителью. Я очень рассчитываю на первый вариант, но, если что, готов и ко второму. Не потому что я такой смелый и романтический, а потому что никто из тех, кто хоть как-то включен в оппозиционную политику, не застрахован от этого. 

2. Как вы считаете, будущее предсказуемо? Стоит ли государству, как раньше, рисовать пятилетние или десятилетние планы на развитие страны? Или все настолько зыбко, что год прошел, и слава богу?

В разумном, цивилизованном обществе планирование необходимо, и необязательно быть коммунистом, чтобы это понимать. Ведь элементы планирования, госрегулирования вводятся и при капитализме каждый раз, когда анархия свободного рынка доводит общество до ручки. Другое дело, что планирование должно быть прозрачным, демократическим — плановики должны не спускать абстрактные требования сверху вниз, а заниматься сопоставлением спроса и предложения, формировать план исходя не из интересов бизнеса, а из запросов потребителей, выраженных специальными советами. Всех, кому это интересно, отсылаю к брошюре «Партисипаторный социализм», изданной нашим издательством. Ее можно скачать здесь. Там описаны некоторые механизмы. 

3. Если б вы были Путиным-Медведевым и верили в планы, какой план вы бы лично одобрили? Что нужно сделать прежде всего, вот прямо сейчас, в ближайший год-два?

На месте этих людей я себя представить не могу, а сделать нужно вот что: демократизировать политику, ввести выборы на всех уровнях, национализировать основные ресурсы и предприятия, остановить коммерциализацию образования, медицины, ЖКХ и других сфер, пустить доходы от нефти в первую очередь на образование, в том числе на обучение демократическим процедурам в школе, на развитие местного самоуправления, электронной демократии, освободить мелкий бизнес от террора чиновников и от давления корпораций, но при этом создавать исключительные условия для народных предприятий, артелей, кооперативов, то есть всеми силами поднимать социалистический сектор экономики. 

4. Какой сценарий вам представляется самым оптимистическим для России: сохранить единое государство, добиться экономического подъема, сплотить нацию вокруг идеи нового евразийского союза (возродить экономический СССР), стать снова мировой империей (конечно, добра, а не зла) или просто выжить? Поставьте галочку или добавьте что-то свое.

Идея империи, как и идея национального государства кажется мне ущербной и архаичной — самым естественным для XXIвека я считаю объединение территориально и исторически близких стран в конфедерацию с учетом опыта, например, СССР и Югославии, у которых при всех изъянах был и позитивный опыт внутренней культурной и экономической взаимоподдержки и обмена. Я думаю, большинство стран бывшего СССР вполне могли бы составить конфедерацию, только, конечно, не под властью Путиных, Назарбаевых и Лукашенко, способных объединить эти страны разве что в какой-то новый безумный олигархат со своими баями, князьками, купчиками и их культурной обслугой. Также важно, чтобы к власти не пришли национал-демократы с их безумными идеями моноэтничных республик, основанных в том числе на прямом апартеиде. Вообще, мне глубоко отвратительны все эти идеи о том, что ради спокойной и якобы цивилизованной жизни надо, мол, отгородиться от Кавказа, от Средней Азии — я считаю такой отказ просто предательством наших дедов и бабок, которые строили интернациональное государство нового типа, трудились на износ и гибли за него. 

5. Наступит ли в ближайшие годы необходимость подумать об эмиграции: временной, постоянной или внутренней? Вообще, какие у вас предчувствия — больше хорошие или больше плохие?

Я никогда не думал об эмиграции и, честно говоря, терпеть не могу, когда кто-то говорит о ней. Хочу всегда жить на своей родине, в городе Москва, защищая его по мере сил от тех, кто его постоянно разрушает, коммерциализирует и приватизирует. Конечно, я мечтаю о том времени, когда границы исчезнут, когда понятие родины не будет связано с национальным государством, когда любой человек сможет жить в любой желанной ему точке земного шара. В любой точке, в том числе там, где родился, вырос. Одно из главных преступлений глобального капитализма в том и состоит, что сотни миллионов людей не могут жить на своей родине, а вынуждены ехать за заработком черт знает куда. Я считаю, что человеку для психологически нормальной жизни очень важна связь с родными местами, с ландшафтом, миллион стихотворений написаны о родине, и это не пустой звук. Есенин, например. Или: «В переулке моем булыжник — будто маки в полях Монэ», Роальд Мандельштам. Конечно, такую связь можно обрести и на любом новом месте, но это дано далеко не всем. Поэтому эмиграция — это зло, я считаю. 

6. Если будет совсем плохо, нас спасут: а) инопланетяне; б) американцы; в) никто уже не спасет.

Как спасают инопланетяне, я не знаю, как спасают американцы в Ираке, Афганистане, Ливии и т. п. — знаю, исторический пессимизм мне не свойствен, поэтому я считаю, что надо, конечно, спасать себя самим. 

7. Говорят, что скоро окончательно исчезнут бумажная литература (книги) и периодика (газеты-журналы), уйдут в прошлое авторские права. Никто не будет покупать новые фильмы и музыку, все можно будет скачать в сети. Закроются кинотеатры. Сгинет ТВ. Какие еще неожиданные вещи могут произойти?

Мне нравятся разговоры, что авторские права вот-вот исчезнут, в то время как принимаются все новые и новые дикие законы против свободного распространения. Нет, тут вся борьба еще впереди.

Если кинотеатры как вид бизнеса уйдут, туда им и дорога, но коллективный просмотр и обсуждение фильмов в киноклубах, в социальных центрах, да и просто на улице, как это было в Москве в начале 20-х, — это просто незаменимый вид общения. Его надо развивать всеми способами.

Я не в восторге от прожектов поголовной и тотальной информатизации, вижу в этом скорее тоталитарную угрозу. Избыток информации разрушает психику, но благодаря инстинкту самосохранения любой человек, я думаю, способен вернуться к обычным книгам, органической пище, каким-то естественным формам жизни. Возможно, это и будет самой большой неожиданностью. Важно, чтобы возможность вернуться была у всех, а не у 0,1% самых богатых и рафинированных. А это уже политический вопрос. 

8. В ближайшем будущем России предстоит: а) революция; б) перестройка; в) ничего не предстоит, все останется, как сейчас.

Я думаю, будет медленное разложение режима, который, с одной стороны, станет прессовать всех более или менее радикальных, с другой — пытаться кооптировать всех умеренных. Мне нравится, что слово «революция» перестает быть жупелом, которым оно было еще лет пять лет назад. Типа, вы, инфантильные радикалы, за революцию, а вот мы, премудрые консерваторы и либералы, за мирную эволюцию и реформы! Мирная эволюция — это хорошо, но когда из страха перед потрясениями люди ждут реформ от режима, который на них патологически не способен, это только вызывает новые жертвы и, кстати, приближает революцию.

А вообще принимать идею революции — это прежде всего принимать на себя историческую ответственность. Без нее ничего не случится, так и будем все перекладывать на кого-то: все плохое — на Путина, все хорошее — на «честные выборы». Революция может привести к чему угодно, но свободные выборы тоже могут привести к власти монстров, и сторонники свободных выборов должны изначально чувствовать свою ответственность за это, а не только за саму чистую и непорочную идею. Тогда им будет легче понять сторонников революции. Которая в том или ином виде неизбежна, но важно думать, что будет после нее. 

9. Героем новой эпохи станет: а) оппозиционный политик; б) бизнесмен; в) президент (премьер); г) кто-то совсем другой.

Я мог бы сказать, что я за революционную самоорганизацию масс, что «ни царь, ни бог и ни герой» и т. п. Так оно и есть: я надеюсь, у нас не будет никаких оппозиционных мессий, и факт, что у нас никогда не будет никаких независимых от власти и культурно ответственных бизнесменов, о которых мечтает либеральная интеллигенция. Но я понимаю и то, что всеобщая самоорганизация с нуля невозможна. Поэтому я бы хотел, чтобы героями новой эпохи помимо профсоюзных и гражданских борцов стали инициативные люди, способные организовать проекты, предприятия, производства, но выстраивать их не иерархично, а горизонтально — с коллективным принятием решений, равномерным распределением прибылей, открытой бухгалтерией, разделением низкого труда между всеми участниками. Такая прослойка людей — инициативных, деятельных, но с левыми ценностями — и должна стать авангардом модернизации, модернизации эгалитарной, левой, социалистической.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое