Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

Можно ли строить планы на будущее, живя в России?

  • 21.11.2011
  • смотрели: 5489

Тэги:

На нашу анкету отвечает Мирослав Немиров, поэт, один из основателей русского панк-рока

 

1. У вас есть план жизни на ближайшие годы? Хотя бы на пару лет? Или на 10 лет вперед? И какой он?

У меня рак. Прооперированный, и, врачи говорят, успешно, но дамоклов меч все равно все время висит. Так что какие тут планы? Ноу фьюча!

Это, оказывается, чрезвычайно радостное и плодотворное состояние: сегодня жив и не очень болит – уже счастье! В ближайшую неделю, вероятней всего, тоже будешь жив, и тоже будет не очень болеть – вот это и есть будущее, и оно – вот, здесь, и оно – невероятное. А что будет дальше – понятно, но вот когда оно будет, тогда и будем поступать соответственно. А сейчас предадимся восторгу, пока еще получается.

Планы есть тем не менее. Нужно срочно, стремительно и решительно, покуда я еще в состоянии (а сколько продлится состояние «в состоянии» – никому не ведомо), готовить к изданию и издавать, издавать, издавать огромные запасы накопившихся у меня сочинений. Пока жив – и в состоянии. Помру – заниматься этим точно никто не будет: фанатов, которые взялись бы разбирать мои гигантские архивы, у меня нет. Не тот я человек, у которого бывают фанаты.

То есть нужно все делать самому – и очень быстро. Это непросто. Одних файлов на букву С у меня, сейчас глянул, около 17 тысяч. Стихи, рассуждения о музыке, поэзии, живописи, красотках и их красоте, контемпорарном искусстве и вообще о всяком разном, онегдоты, очерки, случаи из жизни, рассказы, наблюдения, «Тюменщики», комментарии к картинкам и т. д. Всего, то есть, несколько сотен тысяч. Разгрести это все, отобрать то, что готово к печати прямо сейчас, при минимальной правке, – и издавать, издавать, издавать. Тиражами в сто экз. На больше у меня нет денег.

Сколько успею – издам. Большой сборник стихов быстро собрал и издал, «164 или около», то есть, самые, на мой взгляд, важные мои стихи – такие, которыми гордиться можно и нужно, и я горжусь. Отбирал решительно: хороший, допустим, стих, но что-то в нем мне не нравится – в сторону. Получилось, конечно, кривовато – опечаток много и все такое, но и так сойдет. Представление о том, что я был за поэт (просто поразительно, какой хороший, между нами говоря), по нему вполне составить можно.

Сейчас подготовил первый том «Тюменщиков» и готовлю первый том «Все о Поэзии». (И то и другое фрагментами публиковалось в русс.ру и разных других местах, но теперь все собрано, прочищено, добавлена масса непубликовавшегося.) Здоровенные книги страниц по шестьсот-семьсот энциклопедического формата. Первый том «Тюменщиков» должен еще в этом году выйти.

Внезапно узнав, что у тебя рак, первое, что нужно – ни в коем случае не позволять себе испугаться. Страху дай дырочку, он ее за три дня размоет и с лица земли сметет прежде всяких прочих – — —. Самый простой способ не пугаться – сделать так, чтобы пугаться было некогда. Чем я и занят изо дня в день, да притом с такой силой, что меня смело можно уподобить не просто вентилятору, а мегаветряку на вершине Гималаев, со страшной силой крутящему огромными лопастями, и притом не вхолостую, а изготовляя тем самым полезный электрический ток.

 

2. Как вы вообще считаете, будущее предсказуемо? Стоит ли государству, как раньше, рисовать пятилетние или десятилетние планы на развитие страны? Или все настолько зыбко, что год прошел, и слава богу?

Кто мог в 1984-м предсказать не то что 1992-й, а хоть 1988-й? В 1912-м – 1918-й? Но планы строить все равно нужно. Как именно? Знал бы прикуп – правил бы миром.

 

3. Если б вы были Путиным-Медведевым и верили в планы, какой план вы бы лично одобрили? Что нужно сделать прежде всего, вот прямо сейчас, в ближайший год-два?

Я бы ежедневно с самолетов распылял над городами боевой транквилизатор. Ибо главная проблема русских людей – тотальная много-много-многолетняя фрустрация, депрессия, отчаяние, чувство безысходности. Алкоголизм, в частности – обычно следствие именно этого. Так вот тразадон все это и нейтрализует. Мягко и незаметно. Я на тразадоне, можно считать, с алкоголизмом покончил (ну я надеюсь), за полтора года – два эксцесса, но там были уж особые причины. Я и раньше довольно долго мог не пить, но выпить все время хотелось, и при первой же возможности не просто выпивал, а немедленно нахерачивался. В качестве, можно сказать, временного самоубийства – с последующим воскрешением, яко птица Феникс. А теперь абсолютно равнодушен к алкоголю, ни малейшей тяги не испытываю, трезвому куда интересней! Откупоренную бутылку водки в холодильнике держу! Для гостей. Раньше я никак не мог себе такого позволить.

А еще тразадон не дает побочек в виде вялости, стремительного ожирения, импотенции. Наоборот – все это ликвидирует и бодрит!

Так что я бы попробовал распылять. Ну или в водопровод подсыпать. Или срочно создавать дивизии боевых психиатров и ходить по домам, поголовно всех его заставлять принимать ежедневно.

 

4. Какой сценарий вам представляется самым оптимистическим для России: сохранить единое государство, добиться экономического подъема, сплотить нацию вокруг идеи нового евразийского союза (возродить экономический СССР), стать снова мировой империей (конечно, добра, а не зла) или просто выжить? Поставьте галочку или добавьте что-то свое.

См. пункт 2.

 

5. Наступит ли в ближайшие годы необходимость подумать об эмиграции: временной, постоянной или внутренней? Вообще, какие у вас предчувствия – больше хорошие или больше плохие?

Я и так всю жизнь умудрился прожить, имея минимальные контакты с социумом. При советской власти еще приходилось, но после ее конца – практически вовсе нет. Кроме того, что да, я пользуюсь благами, предоставляемыми обществом: водопроводом, канализацией, электричеством, дорогами, медициной и всем прочим. Я за все это плачу, но понимаю, что на мои личные крохотные деньги, без усилий общества, государства и вообще цивилизации, ничего этого обеспечить нельзя, и что, конечно, я одним фактом своего существования им всем обязан. Тем не менее – — —.

Короче, пока государство не заставляет смотреть в обязательном порядке телевизор и докладывать на политинформации о содержании просмотренного, не принуждает раз в неделю кричать публично «Ура Партии “Единая Россия” и Ея Великому Путину!», сидеть на партсобраниях этой «Едроссии», предоставлять черновики писем на проверку, короче, пока не лезет в мою частную жизнь – жить еще можно. Так что об эмиграции пока не думал.

Если оно за все указанное возьмется (а в принципе может, я еще помню, как вовсю занималось) – тогда, конечно, придется задуматься. Но пока – нет. Разве что о климатической – зиму я всегда ненавидел, и с каждым годом все хуже и хуже переношу. А она у нас восемь месяцев. В Сан-Диего вон подруга зовет не первый год – но туда ехать уж очень далеко, все никак не соберусь.

(Молодежи, кстати, возможно, сильно похуже. Вполне возможно, что она-то – школьники, студенты – уже вовсю этому подвергается: и политинформации, и путинским линейкам, и всему прочему. Ну вот пусть она и думает.)

Не стыдно ли мне быть таким подземным крысом, тараканом запечным – потреблять общественные блага, ничего не вкладывая в них самому?

Нет. Ибо я вкладываю, и еще как. Моя многочисленная и беспрерывная разнообразная художественная деятельность – это и есть мой вклад. Некоторая часть общества нуждается в таком вкладе. А про остальную скажем так: она пока не понимает, что нуждается. Но постепенно поймет. Очень постепенно, да. Но – поймет.

 

6. Если будет совсем плохо, нас спасут: а) инопланетяне; б) американцы; в) никто уже не спасет.

См. пункты 3 и 4.

 

7. Говорят, что скоро окончательно исчезнут бумажная литература (книги) и периодика (газеты-журналы), уйдут в прошлое авторские права. Никто не будет покупать новые фильмы и музыку, все можно будет скачать в сети. Закроются кинотеатры. Исчезнет ТВ. Какие еще неожиданные вещи могут произойти?

Я думаю, нас в ближайшем будущем ожидает мощнейший подъем всякой андерграундно-авангардной культуры. Как в начале восьмидесятых – ленинградский рок, «Центр», «ДК», «Мухоморы», новая волна московского концептуализма, метареалисты, самиздат всевозможный, магнитоиздат, и т. п., и т. п. Всем уже ясно (а тот, кому еще окончательно не ясно, все равно догадывается, а в ближайшее время уж точно поймет) – любые – ЛЮБЫЕ – отношения с официальной культурой в ее любой форме – радио, телевидение, масс-медиа, газеты, журналы, «слеты молодых писателей», «конкурсы молодых талантов», и прочая, и прочая, и прочая – это посвятить свою жизнь говноедству. Точно так же, как это стало окончательно понятно в начале восьмидесятых.

Туда вход такой, в официоз: съешь для начала за один присест бочку говна. И дальше каждый день ешь его по банке, да еще при этом улыбайся до ушей, и нахваливай, и ори на всех углах, что говно – самая вкусная, ароматная и вообще наиболее прекрасная вещь на свете.

Поскольку сейчас ЛЮБЫЕ культурные институции из тех, что более или менее на виду – все эти «Букеры», «Дебюты», большие фестивали поэзии, крупные издательства, всевозможные культурные мегапорталы, большие книготорговые сети, большие звукозаписывающие компании – уже официоз, то – — —.

А говно на самом деле мало кто любит. Каково оно на вкус, не знаю, но запах не увлекает. Некоторые, может быть, даже и хотели бы к нему себя приучить, но уж очень, сука, пахнет! И это далеко, ой далеко не всякому дано пересилить. Вот поэтому все, кто имеет какие-то таланты и наклонности к культурной деятельности – они все пойдут в андерграунд. Даже те, кто их не особенно имеет, и те пойдут, как, говорю же, в начале восьмидесятых. Потому что это – единственное место, где говна жрать не заставляют.

И уже идут! Молодежь в первую очередь. В андерграунд, а раз в андерграунд, то и в авангард, потому что заниматься мейнстримом в андерграунде уж совсем как-то глупо.

И он расцветет. Небывалым еще цветом – в тыщи раз махровей, чем когда-либо прежде. Технические возможности для его существования выросли потому что неизмеримо. Один интернет чего стоит.

И наступит, ребята, счастье. У меня оно, собственно, уже наступило.

А те, которые в телевизоре и в остальных таких местах, те, кто каждый день должен жрать говно банками и еще и нахваливать, те будут смотреть со своих «верхних ступеней культурно-общественной пирамиды» и дико нам завидовать. Потому что и они тоже, на самом деле, говна не любят и прекрасно понимают про себя, кто они такие на самом деле: да обыкновенные говноеды, и более никто. И они знают и понимают при этом, что говноедом быть – стыдно, и противно, и западло, и что все нормальные люди, их, говноедов, глубочайше презирают, и притом поделом – от них же говном непрерывно воняет!

И что если с ними какому нормальному человеку и приходится порой иметь дело, и даже если этот человек старается соблюдать правила вежливости и выдержки, то все равно же всем видно (и самому говноеду в первую очередь!), что дышать он старается в сторону и ртом: носом не получается – вонь уж очень сильная от собеседника исходит.

Так было в восьмидесятых, я помню. Так и теперь будет.

И я этому чрезвычайно рад, конечно. Я всегда именно этим и занимался – организацией таких подъемов андерграунда и разных авангардных движух. Несколько раз – вполне успешно.

Надеюсь, на этот раз опять получится, и еще гораздо более лучшей.

Уже, собственно, получается – я про наш «аРрок». И про его стремительный рост, и про приток в него людей, молодежи прежде всего, от двадцати двух до двадцати восьми, и про уже начинающую складываться на его базе движухе из разных групп, причем не только музыкальных.

Это Жись! Это Жись! Наша Жись!

 

8. В ближайшем будущем России предстоит: а) революция; б) перестройка; в) ничего не предстоит, все останется, как сейчас.

Я думаю, вариант «в».

 

9. Героем новой эпохи станет: а) оппозиционный политик; б) бизнесмен; в) президент (премьер); г) кто-то совсем другой.

См. пункт 7.

 

Мирослав Маратович Немиров (1961). Поэт, эссеист, деятель актуального искусства. Инициатор группы «Инструкция по выживанию». Одна из самых заметных фигур тюменского и сибирского панка. Был соавтором нескольких песен Егора Летова. Вместе с Авдеем Тер-Оганьяном организовал товарищество «Искусство или смерть».


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое