Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Культура минус Москва. Дмитрий Ромендик о своей поездке в Пермь

Культура минус Москва. Дмитрий Ромендик о своей поездке в Пермь

Тэги:

После того как Пермь объявила себя культурной столицей, предыдущая культурная столица забила тревогу. Тем более что Пермь еще и присвоила себе белые ночи (фестиваль под таким названием проходит в городе). В результате Питер срочно захотел дружить со своим тезкой по первой букве. Так около года назад возник «Культурный альянс» Санкт-Петербурга и Пермского края. А после того как альянс поддержали «Единая Россия» и президент Медведев (что несколько, конечно, подпортило картину), к нему присоединилось еще несколько регионов и возникла необходимость оформить его юридически.

Ниже мы публикуем онлайн-трансляцию с I Всероссийского форума «Культурный альянс» (Пермь, 11–12 ноября 2011 года). Из этой трансляции станет понятно, что такое «Культурный альянс», биде, Союз российских пивоваров и много других непосредственно связанных с культурой вещей.

«Культурный альянс» разместил меня в люксе с камином и мебелью, стилизованной под театральные декорации. На стене висела репродукция картины с ангелами в солидной раме. От захлестнувшей грудь благодарности я даже полюбил совриск. Потом подумал: «С чего бы это меня и сразу в люкс?» Даже показалось, что поселили по ошибке и сейчас раздастся решительный стук и непреклонный голос администраторши потребует освободить номер для более важного гостя. Пока ждал репрессий, осмотрелся. В тумбочке у кровати лежали Псалтырь и Коран. В туалете обнаружил биде. В первый раз в жизни им воспользовался. Так понравилось, что твердо решил – из номера не уйду. Камин не зажигался. Батарея не грела. На улице было минус десять. Поэтому к утру я немного разлюбил современное искусство.

На сцену вышел Марат Гельман с двумя бадминтонными ракетками и воланом, и конференция началась. Открывал форум губернатор Пермского края Олег Чиркунов. Почему-то постоянно возвращаюсь мыслями к биде

В фойе театра «Сцена Молот» перед началом работы конференции прочитал увесистый презентационный проект «Культурного альянса». Все понял и запомнил. Благодаря работе над отраслевой газетой Союза российских пивоваров реанимировал способность к быстрому поглощению и переработке больших массивов информации. Так пиво неожиданно помогло пониманию современного искусства.

На сцену вышел Марат Гельман с двумя бадминтонными ракетками и воланом, и конференция началась. Открывал форум губернатор Пермского края Олег Чиркунов. Почему-то постоянно возвращаюсь мыслями к биде. Надо установить себе такое же. Чтобы при каждом заходе в туалет оно напоминало мне о Дюшампе и совриске в целом. Чиркунов выступает в пиджаке поверх футболки. Не иначе заигрывает с интеллигенцией.

Борис Мильграм, зампредсовмина Пермского края, развивая мысль о межпровинциальном общении, говорит, что благодаря подписанию договоров о культурном альянсе наладилась транспортная инфраструктура между регионами, появились пассажирские авиарейсы между Питером и Пермью, «а скоро пойдут пароходы...». И, видимо, космические корабли... Но сказать об этом Мильграм не успел – время вышло.

Между тем Марат Гельман сформулировал четыре существующих модели отношений власти с искусством:

1. Московская модель – имперское волеизъявление. Власть демонстрирует свои вкусы. Это разрушает музеи. Их дают всяким Шиловым и Глазуновым...

2. Питерская модель. Делайте, что хотите, но нас не задевайте.

3. Советская модель. Прославляйте нас!

4. Провинциальная модель. Наше исконное русское искусство – это хорошо. Современное искусство, пришедшее с Запада – плохо.

– Мы пытаемся менять тренд страны. У нас тут такое заговорщицкое собрание... – говорит с трибуны Гельман.

– Марат Александрович, ну что вы такое говорите? – полушутливо возмущается модератор, ректор Пермского государственного педагогического университета Андрей Колесников.

Уэльский культрегер с труднопроизносимой фамилией Смит рассказывает:

– Британского министра культуры спросили: «Как вы находите деньги на арт-проекты?» – «Очень просто. Главное, не называть это искусством. Называйте это образованием, туризмом...» Таким образом директор международного нью-эйджевого фестиваля World Music and Dance убеждает, что культура обеспечивает сообществу социальную жизнь.

Хех, кто бы сомневался! Денис Майданов и Стас Михайлов – это тоже формально культура. Теперь осталось доказать инвесторам, что та культура, которую насаждают эстеты, лучше, чем Майданов.

– Мы проводим фестивали, и они приносят деньги, – продолжает Смит.

Правильно говорит безработный Починок. Заполнять жизнь культурой надо. Но не надо делить искусство на высоколобое и нет. Потому что, как говорят и думают все либералы, «я отдам свою жизнь за право Димы Билана и Бори Моисеева выступать со сцены». А если они так не думают, значит не либералы

Тут главная идея такая: проводите в городе большой фестиваль – в городе активизируется туризм и улучшается его имидж. Прибыль в казну, рабочие места и т. д. Ага, особенно если это раскрученный нью-эйджевый фестиваль с медийным лицом Питера Габриэля.

На сцену вышел безработный Александр Починок, как его представил модератор.

– Посмотрите на Октоберфест как объект культуры... – начал он речь.

Мне такое сравнение понятно. Я ведь специалист по пиву – делаю вот газету Союза российских пивоваров. Правильно говорит безработный Починок. Заполнять жизнь культурой надо. Но не надо делить искусство на высоколобое и нет. Потому что, как говорят и думают все либералы, «я отдам свою жизнь за право Димы Билана и Бори Моисеева выступать со сцены». А если они так не думают, значит не либералы.

Министр культуры Пермского края Николай Новичков вышел на сцену в мятой тенниске и сказал, что неблагодарное это занятие – завершать пленарку:

– Мое выступление протухло, потому что все сказали предыдущие ораторы.

Посетовал, что не знает, где работает (вроде будет возглавлять «Культурный альянс» и в связи с этим уходит с поста краевого министра).

– Да что же это за парад безработных сегодня, – тут же отреагировал ректор Колесников, – сначала Починок, потом вы...

Попытки договориться с Нижним Новгородом по «Культурному альянсу» пока не увенчались успехом...

– Понятно почему, – продолжает министр, – Нижний Новгород – часть Московии, а мы-то здесь уже другого цвета.

В конце выступления Новичков сообщил, что сегодня состоится подписание «Культурного альянса» Перми и Саратовской области. «Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали!»

– Пленарное засеяние, – оговорился ректор Колесников.

(Мне тут же послышалось: плененная Россияния...)

Представитель Татарии задал вопрос из зала:

– У нас есть два лагеря. Те, кто интересуется и мыслит себя в мировом искусстве, и те, кто развивает татарское искусство. И эти люди не пересекаются. Вот как их объединить?

– Очень просто, – ответил Гельман, – надо создать такую форму подачи, которая включит и эту культуру.

В том смысле, что в новых культурных сотах найдется ячейка и для национальной культуры. И для фанатично-сектантской. Что же, это замечательная стратегия – упромыслить исконно-посконное, нутряное наше, хоругвеносное через предоставление ему площадки на нью-эйджевом фестивале. Главное – заранее указать место. Как это мастерски сделали в Хельсинкском музее: провели масштабную выставку Ильи Глазунова (некогда придворного финского живописца), но рядом музейных приемов совершенно четко указали его масштаб. Работы монтировали на колесных стендах, как бы в случайном порядке расставленных по залу, и как бы намекали, что скоро их из зала увезут. Аннотации ни слова не говорили о художественных достоинствах работ, а лишь об их социальном значении. В итоге все довольны – и противники, и сторонники художника.

Поскольку президент Медведев поддержал «Культурный альянс», Гельман на прессухе мечтает о том времени, когда он станет частью госпроекта, федеральной программой. Озвучивает планы:

1. Превращение бывших индустриальных объектов в культурные площадки.

2. Еще какая-то хрень, забыл. Кажется, охват межрегиональными связями.

3. Создание уникальных сценариев франчайзинга для регионов. Шоб франчайзинг не был похож на культурный «Макдоналдс».

– Поскольку у нас антимосковский проект... Москва перестала играть роль культурного центра... Последняя союзная выставка была в 1987 году. Последняя «молодежка»...

Суть идеологии – децентрализация культурного пространства.

Ага. Починок у них будет федеральным лоббистом. Так его назвал пермский министр культуры Новичков. И добавил: «Это человек, который знает всех. А с должностью мы определимся чуть позже».

А ведь хорошая должность: «человек, который знает всех».

На фото: Татьяна Антошина. «Голубые города». 2011, стеклянные колбы, спринцовки. Выставка «Родина» в Пермском музее современного искусства PERMМ (с 12 ноября). В недрах «Живого журнала» тут же самозародилось открытое письмо Медведеву и Путину, озаглавленное «Православные клизмы». Автор выражает возмущение тем, что это якобы оскорбление православия выставляется в музее за государственный счет

 

На этом первая пленарка и прессуха закончились, и я пошел на обед. По дороге сформулировал четыре вещи:

1. В Перми лежит снег.

2. Во всех местах, где я был – бесплатный вайфай.

3. Создание «Культурного альянса» инициировано «Единой Россией».

4. Какое все же у меня в номере замечательное биде!

Пока у меня обед, отдохнем от искусства и вспомним арифметику. Талончик на питание на 400 рублей участники конференции реализуют в сетевом итальянском ресторане «ILПатио». На обед выделен час. На столе лежит «быстре меню». Выбор там не велик. Считаю: суп – 70 рублей, второе – 115, салат – 75. Напиток бесплатно. На 400 рублей не набегает.

Спрашиваю официантку:

– А можно не из «быстрого меню» что-то?

– Можно, – отвечает, – но будет долго готовиться.

А у меня полчаса, потому что еще полчаса я ждал официантку. Тут как раз понять можно. Они с таким наплывом гостей зашиваются. Делать нечего: у Шпака была кожаная куртка. Две.

– Дайте мне суп. Два. И далее по списку – салат, курица, кола...

Итого 330 рублей. Заведению выгодно? Выгодно. Пришлось еще чай зеленый попросить. Чтобы хоть немного приблизиться к 400 рублям.

Что такое гешефт, я с детского сада знаю – мне дедушка рассказывал. Его отец был купцом третьей гильдии. Возил ситец и фланель из Киева в рулонах и продавал в своей лавке в местечке Гоголевка Броварского уезда в розницу.

На улице идет снег, а у нас идет концерт. Продолжаем трансляцию из зала театра «Сцена Молот» с I Всероссийского форума «Культурный альянс». Количество iPad'ов, iMac'ов и прочих этих ваших планшеток в зале зашкаливает. Все же с форумом Союза российских пивоваров не сравнить. Все намного живее. Пивовары какие-то зашоренные, за магию чисел не втирают, как тут один куратор. В общем, с первым айпадом я себя чувствую полным шмаком. То ли дело на конференции Союза российских пивоваров, куда я недавно ходил... О! предлагают вступать куда-то. В общем, в это, в оно. И делать заявки на проведение своих фестивалей.

А теперь давайте послушаем начальника транспортного цеха. На сцену вышла женщина – представитель Кировской области. Ее послал сам губернатор Н. Ю. Белых. Центральная фраза ее выступления: «Никита Юрьевич нас по-доброму подсадил на социальные сети». В общем, Киров с нам! Ура, товарищи!

– А как вы боретесь с теми, кто клеит афиши на заборы? – интересуется из зала гость из Казани. – Убиваем, – мрачно ответил министр культуры

Прошлись по поводу происхождения названия города – там издревле живут вятичи на реке Вятка, поэтому город назвали Киров. Никита Белых вынашивает планы вернуть городу историческое название, но, как сказал кто-то в комментариях, жители Кирова не хотят обратно в Вятку, потому что там нет социальных сетей.

Кстати, возвращаясь к пивоварам, хочу закончить важным сообщением: достигнута принципиальная договоренность о создании Объединенного союза пивоваров России, Белоруссии и Казахстана. Вот так вот.

 Бетонные заборы в Перми используют как вертикальную площадку под стрит-арт.

– А как вы боретесь с теми, кто клеит афиши на заборы? – интересуется из зала гость из Казани.

– Убиваем, – мрачно ответил министр культуры.

А вообще администрация Перми пригрозила афишечникам увольнением –  они афиши клеить и перестали.

Тут началось смешное: они борются с так называемыми несанкционированными граффити. То есть санкционированные граффити, а есть спонтанные. Это уже, надо понимать, не искусство, а вандализм. А искусство – это когда санкционированное. Вот он, сверкающий тупик профессионально организованной свободы творчества.

Короче, ждут проекты на фестиваль «Белые ночи в Перми».

– А проекты лэнд-арта будете рассматривать? – спросил человек из зала.

– Будем рассматривать паблик-арт, – ответили из президиума.

– Товарищ задавал вопрос про лэнд-арт...

Тут возникла путаница. Долго спорили, возможен ли лэнд-арт в городских условиях. Данной им властью постановили: невозможно понять, где в городе заканчивается лэнд-арт и начинается паблик-арт. Потому что лэнд-арт – это изменение горизонтальных поверхностей, а в городе много вертикальных, диагональных и даже, страшно подумать, извилистых. И как только оно, то есть искусство, начинает подниматься или извиваться – лэнд-арт превращается в паблик-арт. Вроде так или нет? Тут я окончательно запутался в терминологии, так же как и в вопросах пропорций солода и злаков во время Международной конференции Союза российских пивоваров.

А, вот еще что понял: совриск – это не наполнение новой культурной политики Перми, как думает большинство, а лишь завязка. Я смотрю, фестивальная политика потихоньку выходит на первый план. Фестиваль же – это такая штука с ячейками. Или кластерами, по-модному. В рамках которого можно согласовать любые эстетики и идеологии (если разнести их по разным площадкам и не говорить, что их враги тоже участвуют в фестивале). Короче, думаю, на идеальном фестивале можно оформить в общую программу и Киркорова с Шевчуком, и Никаса Сафонова с группой «Война». Так же как (забегая вперед на гельмановскую выставку) глазуновские групповые портреты политических деятелей двадцать лет назад считались жуткой кичухой, а сейчас аналогичные полотна уже других художников прекрасно вписаны в контекст, будучи помещенными на выставку «Родина» в музее PERMM.

Глядя на все это, хочу сказать по поводу смычки «Единой России» с «Культурным альянсом». Тут я уже слышал вечное такое брюзжание (либерастов или поцтреотов – не помню точно, я в оттенках этого не очень разбираюсь) с упреками

Следующая остановка – «Арт-резиденция». Это двухэтажный дом, полностью отданный под мастерские и выставочное пространство художникам-стипендиатам. Марат Гельман на прессухе сказал, что треть вакансий будет отдано пермским художникам, треть – российским и треть – иностранным.

Глядя на все это, хочу сказать по поводу смычки «Единой России» с «Культурным альянсом». Тут я уже слышал вечное такое брюзжание (либерастов или поцтреотов – не помню точно, я в оттенках этого не очень разбираюсь) с упреками. Должен сказать этим религиозным людям, считающим «ЕдРо» чертом и бегущим от нее как черт от ладана: я понимаю, что простые силлогизмы вам трудно даются, у вас религиозный экстаз, но сделайте над собой усилие, успокойтесь, сконцентрируйтесь и представьте ситуацию:

A. Партия «Единая Россия». Это однозначное зло. Тут и говорить нечего.

B. Новые благоустроенные жилые комплексы по доступной цене. Это хорошо, тут и говорить нечего.

Вывод: Если плохое А инициирует хорошее В, то выходит хорошо. Всем хорошо – и строителям, и жильцам. Пойдите к жильцам, скажите, что это плохо, потому что партия жуликов и воров – они плюнут вам в лицо.

Пока понятно, да? Теперь поменяем жилищный комплекс на фестивально-выставочные программы в регионах и резидентуру для художников. Вывод очевиден.

В музее PERMM – выставка «Родина», организованная Маратом Гельманом. Я о ней пока не буду писать, тут надо засучить рукава, а я ем.

Фух, понял, почему меня в люксе поместили. Когда меня заселяли, я попросил номер с видом на море. Девушке стало так неловко, что в Перми нет моря, что она решила компенсировать люксом.

 

Обзор о Перми читайте здесь articles/article_116.html 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое