Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Деды и внуки. Андрей Бильжо – о личном опыте

Деды и внуки. Андрей Бильжо – о личном опыте

Тэги:

Егор – мой внук. Ему восемь лет. Представляя его, я говорю: «Это Егор – мой лучший друг». А я, соответственно, его лучший друг Андрей. И не то чтобы я скрываю свой возраст, как молодящаяся дама, или стесняюсь того, что я дед. Нет. Не в этом дело. А дело исключительно в ухе. Мне не нравится уменьшительное «дедушка», в нем спрятано немощное «старичок». Такой с палочкой, седой бородкой клинышком и с белым венчиком пуха на голове.

Есть еще слюнявое – «дедуля». В этом слове спрятано что-то уж совсем непристойное. Какая-то «дуля». Другое дело суровое слово «дед». Между прочим, на флоте так называют старшего механика. Стармеха. Я в свое время ходил на разных судах. Я знаю. Но в слове «дед» спрятано больничное, формальное – «старик».

Вот когда мое поколение обращается друг к другу «старик» или «старичок» – это совсем другое дело. С этим обращением я живу, наверное, лет с шестнадцати. Как паспорт получил, так: «Как дела, старик?» – «Нормально, старик». Но это обращение для своих. Чтобы отличить своих от чужих. Кстати, в историях болезни в разделе «Наследственность» пишут: «дед» – дальше идет описание характера этого деда. И уж совсем страшно звучит «бабка». Дальше идет ее описание. Так что мужской части населения в смысле обозначений родственной принадлежности повезло больше.

Но, собственно, я совсем не о словах. Хотя это и забавно, мне кажется. Я про разницу отношения к родному ребенку и родному внуку.

Не уверен, поймут ли меня читатели, подавляющее большинство которых наверняка еще не имеет внуков. Впрочем, в том, что у всех читающих меня были и есть (у кого как) бабушки и дедушки, я не сомневаюсь.

Когда у тебя появляется ребенок, ты еще ребенок сам. Французские психиатры вообще считают, что пубертатный период, то бишь половое созревание или переходный возраст (как кому угодно), заканчивается у некоторых человеческих особей аж в 35 лет. Впрочем, у некоторых он длится до старости.

Здесь надо понимать, что половое созревание – это не только появление вторичных половых признаков, но и психологическое и социальное созревание. В том числе появление чувства ответственности за тех, кого приручил или родил. И прочая, кому-то кажущаяся, дребедень.

Так вот, когда появляется ребенок, ты еще ребенок сам. Ты еще сам не наигрался в разные игры. В том числе половые. Одна психиатресса мне рассказывала: «Посадим ребенка в ванну, дадим ему бутерброд с икрой, а сами идем трахаться».

А сколько еще существует игр для взрослых мальчиков и девочек. Игра в главу семейства. Игра в любовников. Игра в серьезного мужчину, делающего карьеру. А еще, кроме того, что хочется играть, надо работать над собой. Надо расти, «чтобы чего-то достичь в этой жизни». Надо соревноваться со сверстниками, пока есть энергия и силы. «Надо реализовывать себя» – так все говорят. Игра называется «Реализуй себя».

Надо не отстать от убегающего вперед, со все увеличивающейся скоростью, времени. Надо не выпасть из него, не дать ему ускользнуть.

Ты уже наигрался в разные игры. Ты не занимаешься воспитанием внука. «Пусть сами воспитывают». Ты просто наслаждаешься общением с ним. И он это чувствует

А еще надо следить за собой.

Встретиться и выпить с друзьями.

Заработать на то, на сё, на пятое и на десятое.

И надо же еще кормить семью.

На все на это и еще на многое катастрофически не хватает времени.

А здесь еще ребенок путается под ногами. «А почему это?.. А почему то?..» Он, маленький ребенок, мешает большому ребенку. Усталость и порожденная усталостью раздражительность съедают любовь к нему. Раздражение выплескивается на самого слабого, того, кто не ответит хлестким словом, физическим отпором и не уволит с работы. Раздражение выплескивается на ребенка под видом (внимание!) воспитания. «Ну-ка, покажи дневник!..» Это значит, что что-то не так на работе. Конфликт с начальством. Либо проблемы в сексуальной сфере. «Как ты сидишь за столом?..» Это не потому, что ребенка готовят к дипломатическому приему, а потому, что начальник – козел и хам и лезет под юбку. А как себя вести – непонятно. «Ну-ка, быстро в постель!..» Это не потому, что хочется, чтобы ребенок выспался, а потому, что муж обещал прийти в семь, а сейчас уже девять. И у него отключен телефон.

Совсем другое дело внук. Тебе уже не надо особенно торопиться. Куда? Ты уже спокоен. Ты уже многое понял в жизни. Поздно тебе и недостойно суетиться. Ты сам начальник (неважно, большой или маленький). И время, когда ты лез под юбки подчиненным, прошло. Ты уже наигрался в разные игры. Ты не занимаешься воспитанием внука. «Пусть сами воспитывают». Ты просто наслаждаешься общением с ним. И он это чувствует. И он этому рад. Он не боится сделать что-то не так. Не боится ошибиться и быть за это наказанным.

Ты смело меняешь одно из самых своих приятных времяпрепровождений – общение с друзьями – на общение с ним. Или уж общаешься с друзьями вместе с ним. Он же твой лучший друг.

Ты говоришь с внуком, как со взрослым, и он это чувствует и отвечает тебе тем же.

На его вопрос: «А можно?» ты отвечаешь: «Можно все». И он делает ровно то, что можно. Потому что он все отлично понимает. А его вопрос – это просто проверка на твою вшивость.

Ты наслаждаешься общением с ним потому, что понимаешь – время этого общения ограничено. Не в масштабах дня или недели, а в масштабах оставшейся жизни.

– Андрей, сколько тебе лет?

– Мне пятьдесят восемь, Егор.

– А это много?

– Да нет. Не очень. Бывает намного больше.

– Значит, ты не умрешь скоро?

– Нет, Егор. Я еще этого делать не собираюсь. Я собираюсь в спортивный зал. Завтра.

И он прыгает на меня и целует меня, и мы вместе смеемся.

Будьте здоровы и держите себя в руках хотя бы с детьми и внуками.

Ну и картинки, как обычно.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое