Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Новости / Skype-комментарий

Как построить утопию в отдельно взятой России? Трансгуманист Данила Медведев

  • 17.04.2012
  • смотрели: 860

Тэги:

Данила Медведев – один из основателей российского трансгуманистического движения, общественный деятель, популяризатор науки. Специально для «Медведя» Данила вслух порассуждал об утопии.

Когда мы обсуждали с вами темы, интересные для беседы, вы предложили поговорить об утопии. У меня есть к вам предложение: расскажите об алгоритме построения утопии в отдельно взятой России.

– Во-первых, все составляющие утопии вроде как понятны: хорошее образование, хорошая система здравоохранения... Однако эти требования очень редко прописывают как общий план. Если брать, скажем, работу ООН по глобальным проблемам, то там в списках лишь проблемы развивающихся стран: чистая вода, крыша над головой, чтобы в первый класс дети могли куда-то пойти. В развитых странах эти проблемы уже решены, как бы в целом вам ни казалось, что жизнь тяжела.

И когда мы говорим про практическую деятельность правительства, то речь никогда не идет о том, что «мы хотим сделать вот это и это очень хорошо», там каждое министерство, каждое ведомство отдельно что-то планирует, причем это никак не увязано с общим, единым видением.

Исключений очень мало. Например, говорят: «Вот сейчас мы сделаем экономический прорыв», однако не всегда это реализуется.

Первое, что нужно: чтобы мы четко сформулировали, в чем заключается утопия конкретно. Например, в Финдляндии четко прописали, что они ждут от школьного образования, провели опрос всего населения в течение полугода и решили: мы хотим, чтобы каждый ребенок имел одинаковые возможности в дальнейшей жизни. В результате финны создали систему школьного образования, которая считается лучшей в мире последние лет пять и во всех рейтингах занимает первые места. То же самое нужно делать и по другим направлениям.

Теперь немного о том, как эта утопия может быть реализована. Дело в том, что в современном мире накоплен очень большой объем знаний по государственному управлению, по борьбе с алкоголем, курением, преступностью, коррупцией. Мы можем всегда этот опыт использовать. Если мы хотим победить коррупцию, к примеру, мы можем опираться на опыт Сингапура, Гонконга, Грузии, который очень хорошо изучен, вплоть до списка действий, конкретных рекомендаций, что нужно сделать.

Это называется best practises, то есть «лучшие практики». Вся эта информация в принципе доступна через такие организации, как Всемирный банк, например, в котором есть специалисты по управлению знаниями, и нужно буквально несколько дней для того, чтобы найти рецепт для решения любой конкретной – социальной, экономической, еще какой-то – проблемы.

Когда мы говорим, что в мире все должно быть хорошо и задаемся вопросом, как делать работу в отдельных областях, готовый ответ ждет нас, по сути, в библиотеке.

Чтобы проанализировать, а что, собственно, нужно исправлять, тоже никаких секретных методов не нужно. Давным-давно известна практика регулирования бизнес-процессов, когда консультанты из таких компаний, как Ernst& Young, проводят аудит любых бизнес-процессов в организации любого размера, в том числе в стране. При постановке такой задачи можно за два-три года описать все, что не так в целой стране – например, в России. От начала и до конца, сверху донизу. И с намеченными конкретными направлениями, что нужно исправить. Такая практика есть, таких консультантов в мире большое количество, и при желании можно провести эту работу, выбрать уже готовые решения и начать их реализовывать.

Вопрос о том, как сдвинуться с мертвой точки в построении этой утопии. Здесь мне видятся следующие возможности.

Во-первых, это должен быть какой-то международный проект с высоким статусом. Это вопросы, которые должны обсуждаться на форумах уровня давосского.

Как только мы поднимаем этот вопрос на таких площадках, то если проблема действительно будет воспринята (а я надеюсь, что это будет возможно), если к ней будет привлечено должное внимание и должное количество экспертов, то дальше по достаточно понятному алгоритму чиновники и разные общественные организации начинают большой анализ, что нужно изменить, что нужно исправить, какое видение будущего у нас есть, и затем выбираются алгоритмы – сначала в рамках национальных делаются стратегические планы, концепции, потом это все сводится воедино, принимаются планы по финансированию. Этот процесс в принципе достаточно понятный. Подобные программы делались и делаются, ничего сверхсложного в этом нет.

И, если получается, движемся к этой утопии в течение лет десяти. Единственное, конечно, выбор направления движения предполагает решение каких-то политических вопросов, и тут все достаточно сложно. Иногда вопрос о том, как должен быть устроен мир, о том, как должно быть устроено общество, принимается не на основании какого-то научного анализа, а на основании политических установок.

Иными словами, могут сказать: «Медицина должна быть устроена именно так, потому что это соответствует нашим политическим идеалам». И то, что в других странах она устроена по-другому и работает лучше, не всех может убедить.

Но если будет определено рамочное стремление к построению утопии, то какая-то надежда есть на то, что политические разногласия отойдут на второй план, и будут работать механизмы анализа опыта, обсуждения совместного и выработки решений.

Никто не сказал, что это пройдет без сучка, без задоринки – конечно, могут быть проблемы, но даже эти проблемы всегда решаемы.

Приведу простой пример. В Европе было принято решение о том, что нужно со всех авиарейсов, которые прилетают в Европу, брать дополнительные деньги за выделяемый CO2. Решение это было принято на уровне Евросоюза с пониманием, конечно, что будут и конфликты, что кто-то скажет, что не будут платить. И это сейчас происходит: Китай отказывается, говорит: «Мы не разрешим своим компаниям платить, не разрешим им летать в Европу». Но, несмотря на такое противодействие, ЕС пытается делать то, что они сочли нужным. Они сочли, что нужно как-то ограничить влияние авиации на климат, и для этого были предприняты определенные меры.

Точно так же с процессом построения утопии. Кто-то будет выступать против, начнется процесс переговоров, но дипломатия неплохо умеет это решать и находить какой-то компромисс.

Главное – рамочно поставить цель, сказать: «Мы должны достигнуть утопии». То есть мы не просто хотим бороться с такими проблемами, как терроризм, отмывание денег и наркоторговля, а сказать: «Мы хотим, чтобы мир был хорошим, чтоб там была свобода передвижения, чистое море», ну и так далее.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое