Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / 5 наивных вопросов /5 наивных вопросов

О Москве и Лужкове говорят наши эксперты

  • 14.11.2011
  • смотрели: 948

Тэги:

 

Стихотворение ученицы школы № 297, 6 "Б" класса Наташи Елисеевой, октябрь, 2010 г.

МОСКВА – любимый город

И мне он очень дорог.

Был у Москвы большой градоначальник,

Ушёл в отставку он – и это печально.

Услышав эту новость, сразу поняла,

Как плохи будут у Москвы дела.

А люди что?

Не понимают люди:

Такого МЭРА нет теперь и больше никогда не будет.

 

Пять наивных вопросов о Москве и Лужкове

1. Почему год назад мэр Москвы Юрий Лужков потерял доверие главы государства? А когда он потерял ваше личное доверие? 

2. За те 18 лет, что Лужков был мэром, Москва превратилась в маленькую, но самодостаточную «страну в стране», по крайней мере так многие думают. Что делать с этой страной: приводить ее в соответствие с «глубокой Россией» или строить дальше в том же русле?

3. В чем главная вина и главная историческая заслуга Лужкова, на ваш взгляд?

4. Вообще Лужков хороший или нет?

5. Если над Лужковым будет суд (или если ему предъявят обвинение), как вы к этому отнесетесь?

Рустам Рахматуллин, лидер движения «Архнадзор»

Рустам Рахматуллин, лидер движения «Архнадзор»

1. Доверие президента – это личное дело президента. А я потерял доверие к Лужкову в 1994 году, когда поднялась новая волна вандализма в отношении культурного наследия Москвы, и возглавил этот процесс сам мэр. Сносы на Кадашевской набережной и в усадьбе московского генерал-губернатора, то есть в самой резиденции мэра, были первыми звонками. С тех пор в течение семнадцати лет ситуация только усугублялась.

2. Нет, приводить ее в соответствие с глубинкой не нужно. Нужно поднимать скорее глубинку до уровня столичной жизни. Только градостроительство и охрана наследия в Москве не дают примеров для подражания.

3. Разрушение старого города, искажение его архитектурного облика. Только по протоколам так называемой сносной комиссии за лужковские годы правления было уничтожено 3300 зданий в исторической среде. Это не памятники, поскольку сносная комиссия не рассматривала памятники, которые сносу ни по какому закону не подлежат. Тем не менее памятники тоже уничтожались. И к этим 3300 зданиям надо прибавить еще неопределенно большое число зданий, имевших статус памятников, сносившихся с помощью любых уловок либо с прямым превышением полномочий мэра, который подписывал постановления, запрещенные законом. Среди снесенных были и палаты XVII века, то есть древнейшие гражданские здания Москвы. И здания эпохи барокко – их у нас и так не очень много. И здания эпохи классицизма, в том числе лучшие, входившие в альбомы Казакова. И мемориальные здания, связанные с именами Пушкина, Герцена, Сухово-Кобылина, многих других. Трудно выбрать из этих уничтоженных памятников какой-то один наиболее ценный. Ректорский дом старого Университета, или палаты Пикарта на Софийской набережной, 6, или палаты в Мещанской слободе на проспекте Мира, 3, или усадьба Римского-Корсакова на Тверском бульваре, 26 – все они одинаково бесценны.

О заслугах Лужкова в таком контексте говорить просто смешно.

4. Без комментариев

5. Если это будет обвинение по статье УК РФ «Умышленное уничтожение памятников истории и культуры», я буду удовлетворен. По этой статье обвиняемому положен срок до пяти лет.

Василий Уткин, тележурналист

Василий Уткин, тележурналист

1. В тандеме Путина и Медведева оба абсолютно нетерпимы к попытке вбить между ними какие-то клинья. Но Юрий Михайлович всегда относился к такому типу людей, у которых шило в заднице, и ему было интересно это попробовать. Эксперимент закончился отставкой. Это случилось тогда, когда у Лужкова была наименьшая поддержка населения в Москве, когда Юрий Михайлович и его Елена Прекрасная основательно всем надоели. Я даже не представляю, чтобы год назад кто-то вышел за Юрия Михайловича на баррикады. Тут скорее можно было рассчитывать на поддержку со стороны богемы, в частности артистов, которых Лужков всегда огульно поддерживал и культивировал. Но этого тоже не случилось, и это тоже было предсказуемо.

Сам лично я никогда не задавал себе вопрос, когда он потерял мое доверие. Я не москвич, я в Москве не прописан, я никогда за Лужкова не голосовал, я наблюдал за всем этим со стороны. Был только один момент в моей жизни, когда я испытывал к Лужкову чувства, симметричные чувствам избирателей. Как писал великий Ерофеев, «когда легковерен и молод я был», я начинал свою карьеру на канале НТВ, и, наблюдая за началом борьбы за власть во время ухода Ельцина, я симпатизировал, как-то подсознательно, Лужкову с Примаковым. Я просто понимал, что это «наши» люди. Если они победят, то в моей жизни ничего существенно не изменится, и я, вооруженный теми же ценностями, с теми же людьми продолжу свое счастливое поприще. Но я разочаровался в них задолго до того, как обрушилась сама конструкция. Потому что, мне кажется, Лужков тогда вел себя настолько глупо и показал себя человеком, который заточен в первую очередь на себя и на этом закомплексован. Вот тогда, пожалуй, и произошло некоторое разочарование. Я понял, что пытаться увидеть то, чего в нем нет, бессмысленно.

2. На мой взгляд, это абсолютно верное наблюдение. Скорее всегопричина этогоне управление Лужкова, а управление страной. Я не думаю, что это был выбор Юрия Михайловича, и я сомневаюсь, что он мог поступить как-то иначе, потому что наша страна вообще чрезмерно централизована. Перестать быть централизованной она может только вследствие направленного, сложного, умного процесса по децентрализации. За последние двадцать лет своей жизни я таких процессов в нашей стране не припоминаю, если не считать неуправляемой энергии распада СССР в 1991 году. Я думаю, что в эстетическом смысле Москва сейчас является скорее лужковским детищем. Я читал у одного замечательного коллеги, по-моему, у Ревзина, что для того, чтобы узнать вкусы мэра Берлина, нужно зайти к нему в спальню, а для того, чтобы узнать вкусы мэра Москвы, нужно просто выйти на улицу. Конечно, в том, чтобы Москва и Россия были отдельны, Юрий Михайлович тоже активно поучаствовал. Он закупорил Москву, растратив те деньги, которые гипотетически были заложены на новые магистрали. И теперь, как говорил Карлсон, «мы надежно заперты на ночь».

Децентрализация – это процесс национальной политики, а кто подаст идею и предложит пути развития – это не существенно. Я думаю, что этот процесс был бы абсолютно поддержан народом, в том числе и Москвой. Я не беру сейчас примеры строительства новой искусственной столицы, такого специального аквариума для чиновников, каким были Бонн в ФРГ или Астана в Казахстане. Я не могу пока в этом разобраться, я ничего в этом не понимаю. Москва – столица и центральный город России, но сами москвичи совершенно устали от того, что вместо города для жизни Москва стала проходным двором: сегодня переночевали, а завтра улетели. С этим надо что-то делать.

3. Главная вина, или, можно сказать, драма Лужковав том, что управление Москвой оказалось ему не по плечу. Мне кажется, он не понимал, чем управляет. Он управлял Москвой, как складом: поменял новые пристройки, подвел дороги какие-то. А это был не склад, там была своя внутренняя жизнь. Меня удивляет, насколько трепетнее к этому аспекту жизни подходит Собянин. Хотя Лужков москвич, а Собянин приезжий. Наверное, в этом есть большой смысл. Москва всегда была городом, в котором огромное количество приезжих искали успеха, делали карьеру, устраивали судьбу, по крайней мере последние сто лет. Итем не менеесвой уклад жизни в ней всегда сохранялся. Наверное, москвичуЛужкову показалось, что этот город неубиваемый.Мне очень хорошо понятно, почему такое произошло с Лужковым. Он по своей идеологиинастоящий советский начальник, который, правда, мало чем отличается от нынешнего российского. Он живет в изолированном пространстве диаметром десять метров, где все обеспечено охраной, где не бывает неприятных людей, а если и бывает, то ты понимаешь, что тебе их привели, как витамин, потому что когда-то надо и с критиками, этими идиотами, встретиться, но они скоро уйдут. Ты абсолютно уверен в своей непогрешимости. И еще он виноват в том, что был чрезвычайно алчным.

Я не считаю, что у него есть какая-то особая историческая заслуга, что Москва без Лужкова могла бы впасть в какой-то коллапс. Может быть, главное достижение Лужкова – это восстановленный храм Христа Спасителя. Мне сейчас почти сорок лет, но я помню те времена, когда на этом местебыл бассейн. Тогда была такая дико популярная программа «Плавать раньше, чем ходить», и в этом бассейне постоянно проходили съемки. В каком-то смысле казалось, что бассейн «Москва» – это историческая часть облика столицы. А тут Лужков вдруг – хоп! –на его месте построил храм-новодел. Вот сейчас я живу на юго-западе Москвы, и когда в ясный день мне приходится ехать по Комсомольскому проспекту в центр города по делам, я вижу впереди храм Христа Спасителя. Я вспоминаю, как однажды наш замечательный футболист, самый лучший тогда в стране, Андрей Шевченко приехал ко мне в гости со своими двумя товарищами. Один был пожилой итальянец, а другой украинец. Как раз только закончилось строительство ХХС. После передачи мы проехались по ночной Москве, это был канун Нового года, и мы подъехали к храму. Итальянец вышел из машины, поднял глаза и благоговейно сказал: «Кафедраль!» И я вдруг понял, что такой храм обязательно должен быть в большом городе. Обязательно!

4. Нет. Не хороший. Конечно, человек, который руководил огромным городом восемнадцать лет, не может быть полным идиотом или полным дегенератом. Его деятельность, безусловно, разносторонняя, в ней есть плюсы и минусы, которых, я думаю, значительно больше. Но хороший человек – это тот, с которого хочется брать пример. А я не знаю, в чем с Лужкова можно брать пример, если ты, конечно, не пчела.

5. Отнесусь к этому как к эпизоду борьбы за власть, сведению счетов, зачистке площадок и факту той политической жизни, которая сложилась в нашей стране за последнее время. Мое отношение к Лужкову суд вряд ли изменит. О системе правосудия в нашей стране представление у меня сложилось, и я не думаю, что Лужков виноват больше другихнаших чиновников. Мне очень не нравится, когда правосудие наказывает выборочно, за одно и то же одного наказывает, а другого – нет. Я хочу пожелать Лужкову здоровья и человеческого счастья его дочкам.

На память о его восемнадцатилетнем правлении у меня лично останется чудовищный вид из окна: полностью застроенное поле, где нет ни одного детского сада, ни одной школы, кроме старинной, которая полвека там торчала, забитая дорога утром и вечером, из домак дому, потому что в данном районе Москва перенаселена и продолжает перенаселяться.Вот поэтому судьба Лужкова мне,по большому счету,абсолютно безразлична.

Сергей Доренко, журналист

Сергей Доренко, журналист

1. Мое доверие он никогда не терял, потому что я всегда сужу о людях по их конкретным поступкам. А конкретные поступки, с одной стороны, у него были в высшей степени сомнительные, но, с другой стороны, были и благие деяния. Вот, например:Юрий Михайлович – абсолютно дремучий, феодально-патриархальный человек – и при этомдомовитый такой куркуль. Я бы не рисовал его только черным и белым цветом. У президента свои мотивы. Я бы вообще в парадигме«доверие-недоверие» не рассматривал. Если бы мне понадобился куркуль – я бы, конечно, искал Лужкова. Если бы мне понадобился светлый человек XX–XXIвека – я бы, конечно, Лужкова выгонял. Тут сложное сочетание.

2.Развитие Москвы было вполне искусственным и по существу антироссийским, потому что создавалась гипертрофированная иная жизнь. Впрочем, продолжалась традициясоветских вождей и – еще раньше – традиция царя. Это как в свое время столица Петербург разительно отличался от всей страны: любой русский человек, приехав в Петербург, чувствовал себя чужим, и на него все косились, как на отсталого дикаря. Москва унаследовала эту традицию выделения столицы в отдельную европейскую державу, при этом всегда питающуюся кровью и соками остальной презираемой России. ПрезираемаяРоссия кормит европейскую,в высшей степени элитную страну. Вот эту схему Лужков продолжил, он ничего не изобрел. Я думаю, с этим ничего нельзя сделать. И не будет с этим сделано ничего, поскольку такова наша страна.

3. Вина в непрерывном лицемерии, в непрерывном лизоблюдстве, в непрерывной лжи. Ну и заслуга в этом же. Потому что он, бесконечно лицемеря перед всеми руководителями России начиная с Ельцина и заканчивая Медведевым, будучи абсолютно неискренним человеком, кроме своих интересов, своего кармана отстаивал и какие-то хозяйственные нужды города. Он был ловчивый, но он ловчил не только для себя, и это прекрасно.

4. Я не могу судить, хороший он или нет, потому что моя любовь к Лужкову подобна материнской – я не могу трезво его оценивать.

5. Я буду считать, что это достойная карьера в обществе, которое он укреплял. А укреплял он феодальное общество с элементами рабовладения, патриархальное общество,основанное на кормлениях, и ему это удалось. Так что триумфом удачи будет суд над Лужковым. Потому что обязательное условие феодального общества с элементами рабовладения, основанного на кормлениях, есть суд над его создателем. Это будет истинный триумф.

Судить его можно практически по любой статье, напримерза переход дороги в неположенном месте. Но старик в суде будет настолько наивен и настолько свят в своем живоглотском инстинкте, что даже недельный срок будет для него убийственным. Поэтому, я думаю, дня четыре ему надо дать,и хватит.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое