Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Новости / Skype-комментарий

Роман Либеров: «Моя золотая мечта детства – сделать фильм о группе The Beatles»

  • 09.04.2012
  • смотрели: 2517

Тэги:

Роман Либеров – режиссер, автор документальных фильмов об Иосифе Бродском, Сергее Довлатове, Георгии Владимове и Юрии Олеше. Фильмы Либерова в апреле будут показывать в нескольких кинотеатрах, расписание можно найти здесь.

 

Свои документальные фильмы вы снимаете по собственной прихоти и на собственные деньги. У вас в связи с этим внутренний протест против такого мироустройства уже сформировался или вас все устраивает?

– Вы как раз смотрите в воду. Это и есть самый больной вопрос. Меня такое мироустройство совсем не устраивает. И жальче всего, что не существует индустрии, ниши, какого-то финансово-культурного мира, который бы мог поддержать такую инициативу. Между тем я не думаю, что делать фильмы о писателях – это самое бесполезное занятие. Мне кажется, культура и писатели, особенно неизвестные писатели, нуждаются в рекламе, которой, по сути, являются наши фильмы. Вообще, культуру нужно рекламировать. Чем талантливее, активнее, достойнее, тем лучше.

А вторая вещь, в которой нуждаются эти писатели, – разбронзовление. Поскольку, в большинстве своем очень живые, страстные люди, тем или иным образом они были превращены в памятники, которыми при жизни не являлись. Вот с этим я борюсь.

Вы сказали, что писатели эти, среди прочего, нуждаются в снятии бронзовки, но вместе с тем те четверо, о которых вы сняли фильмы, – это писатели предыдущего поколения. Вы не ориентировались на тех, кто современнее, тех, кого надо рекламировать, о ком мы ничего не знаем, потому что они прошли чуть тише, чем Пелевин, и чуть дальше были закинуты на полку, чем Петрушевская?

– Спасибо вам за мудрые вопросы. Столько интервью было, а таких мудрых вопросов никто не задавал, честное слово. Я отвечу так. Для того чтобы сделать фильм, должно быть некое фокусное расстояние между тобой и героем. Поэтому из современных поэтов и писателей у меня есть только один, о котором мне очень хочется сделать фильм. К сожалению, он умер два с половиной года назад, почти три. Это Михаил Генделев, выдающийся русско-израильский поэт. В моих глазах – почти ровня Бродскому. Вот это, пожалуй, тот самый современный из них. А для других мне немного не хватает фокусного расстояния и времени. Знаете, когда в библиотеке стоит Салтыков-Щедрин, еще не весь прочитанный, ты никак не можешь заставить себя прочитать Всеволода Емелина. Хотя, естественно, я читал и стараюсь следить. Но ни одна фигура из ныне живущих меня настолько не захватывает. Хотя, конечно, я догадываюсь о существовании Сергея Гандлевского, Елены Фанайловой и прочих, но не захватывает.

Знаете еще почему, наверное? Потому что эти живущие современные писатели и поэты находятся в такой эпохе и размещаются в таком пространстве, что вынуждены изо всех сил сами себя как-то продвигать в других сферах. Ну какой фильм может быть, условно говоря, о Дмитрии Быкове, если он заполонил все информационные пространства со всех сторон? Хотя вот сейчас, если вы знаете, вышел фильм «Поэты, которых принимают всерьез», и там как раз и Фанайлова, и Полозкова, и Андрей Родионов, и так далее.

Не кажется ли вам, что ваша попытка снять документальное кино о людях, которые повлияли на ваше становление как личности, – это попытка самоисследования?

– Вы абсолютно правы. Если честно, то ситуация следующая. Когда я поступал во ВГИК, все недоумевали, зачем нужно неигровое кино, почему я поступаю не на игровое. И поступая, я не мог представить себе, что документальное кино станет таким трендом, такой модной историей, какой оно стало сегодня. Потому что вся дискуссия, если вы заметили, ввиду полного огосударствления всех СМИ, денег на большое кино, привела к тому, что это единственное место, где можно говорить на интересующие тебя темы. Только здесь. Поэтому документальное кино стало тем же, чем был Театр на Таганке в восьмидесятые или в конце семидесятых.

Так вот, продолжая эту историю. Представляя себе идеальное жилище, я всегда думал, что там будет галерея портретов, фотографий тех людей, которые чрезвычайно на меня повлияли. И я даже не думал, что буду снимать кино об этих людях. А потом вдруг само собой случилось. Знаете, кто-то предложил попробовать, и так получилось. И теперь у меня дома нет фотогалереи, нет ни одной фотографии, но мы сочиняем потихоньку эти фильмы.

А сколько всего фильмов вы поставили себе целью снять?

– Условно героев 137. Но даже если оптимистично посмотреть на это и умножить 137 героев на год, который нужен, чтобы о каждом из них сочинить фильм, очевидно – более-менее очевидно, если не изобретут чего-то иного, – что я не успею это сделать.

А среди них не только российские персоналии?

– Нет, конечно. Моя золотая мечта детства – сделать фильм о группе Beatles и о Фредди Меркьюри.

Это будет следующий ваш проект или вы пока закончите его с кем-то из стран, более близких нашему отечеству?

– Самое близкое, что мне хотелось бы сделать и на что, к сожалению, мучительно нет денег, что не поддерживает ни канал «Культура», ни другие организации, – это фильмы об Ильфе и Петрове (у меня есть довольно оригинальная идея) и об Андрее Платонове.

Вы пытались устроить краудфандинг через известный нам журнал, но на эту идею отозвалось очень мало народу. Вы не думаете ее продолжить и развить?

– Несмотря на то что сейчас на фоне глобализации модно читать и смотреть современное искусство, в реальности в это никто не погружается. Поскольку одолеть произведение искусства, приблизиться к нему – это совершить над собой серьезное усилие.

Если произведение искусства не очевидно актуально, то есть там нет слов-сигналов (Путин, Политковская, Болотная, митинги и так далее), как только оно лишено актуальности, эпатажа, который все очень любят, то интерес к нему резко снижается. Плюс отсутствие известных имен и так далее. И если нужно дополнительно прилагать какое-то усилие… Ну вот читатель модного журнала, который, может, и хочет потреблять культуру, но хочет это делать легко, понимаете? Знаете, «чтобы не грузили». Никто не хочет, чтобы его «грузили». Между тем для меня это совершенно неприемлемо. Я хочу, чтобы меня грузили, хочу грузиться, и чем больше меня нагрузят, тем радостнее мне будет.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое