Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

Жизнь на ножах. Елена Соколова

Жизнь на ножах. Елена Соколова

Тэги:

Впервые за последние сорок лет российские фигуристы не получили ни одной медали на чемпионате мира. Все олимпийские чемпионы ушли на шоу. Последняя наша надежда – двукратная чемпионка России, многократный призер чемпионата Европы и мира Елена Соколова, которая после ухода из спорта Ирины Слуцкой была лидером нашей сборной, – в этом сезоне не участвует в соревнованиях. О кризисе отечественного фигурного катания, о гомосексуалистах на коньках и о сексе на льду Елена рассказала в откровенном интервью журналу «Медведь».

 

– Ну, докатились, точнее, докатались: ни одной медали на чемпионате мира. Что у вас там на льду происходит?

– Для того чтобы что-то иметь, надо что-то отдавать. Президент федерации по фигурному катанию Валентин Писеев нам оплачивает только лед, на котором мы тренируемся, перелеты на соревнования и работу тренера. Поэтому спортсмены все свое свободное время пытаются заработать денег, чтобы купить новые коньки, сшить костюмы для выступлений, оплатить хореографа и так далее. Ну и на жизнь, как говорится,  что-то нужно.

– Одна титулованная фигуристка рассказывала, что ее ежемесячная зарплата – сто долларов. Это шутка?

– Это правда. Хотя чемпионы международных соревнований получают президентские гранды – аж пятнадцать тысяч рублей в месяц. Поэтому, наверное, после Олимпиады в Турине многие и ушли. А без них в фигурном катании все очень и очень плохо. На последнем чемпионате мира мы впервые за сорок лет не получили ни одной медали – даже бронзовой. У нас всегда хоть одна, да была, а то и все четыре.

– Неужели так безнадежно? А как ты думаешь, что надо сделать?

– Прежде всего надо относиться к спортсменам как к людям. Чтобы они не мотались на свои тренировки на метро и не думали, где полежать в перерыве и где поесть, чтобы хватило сил на тренировку, и надо, чтобы всегда под рукой была медпомощь. Такая система была в Советском Союзе. Поэтому Ирина Роднина плакала, когда уходила из спорта. Нужно давать дорогу молодым талантливым тренерам. Алексей Урманов, наш первый олимпийский чемпион-одиночник, взялся тренировать мальчика, и тот уже занимает призовые места среди юниоров. Фигурное катание сейчас переходит в разряд самых дорогих видов спорта. Не каждый человек может себе позволить купить хорошие коньки. А ведь когда мы начинали, все было совершенно бесплатно, и были отличные результаты.

– А ты сама что же руки опустила? Мне кажется, олимпийское «золото» тебе совсем не помешало бы.

– Я?! Следующая Олимпиада будет в Канадев Ванкувере, потом в Лондоне, а потом в Сочи... Я успею выступить еще на трех! Конечно, я продолжаю тренироваться. Суть в том,что, во-первых,мне надо поправить здоровье, которое, как и у любого спортсмена,у меня подорвано многолетними тренировками. А во-вторых, конфликт с тренером: он может забыть прийти на тренировкуили заснуть, когда я готовлю программу. Семьдесятлеткак-никак. Вообще, взаимоотношения между учеником и тренером– это как брак. Каждый должен уметь уступать и иногда идти на компромиссы. А когда возникают непримиримые конфликты, надо либо разводиться, либо дать друг другу отдохнуть... Мы остановились на втором варианте.

– Ты сейчас тренируешься сама, без тренера?

– Это не так уж сложно. Когда ты уже двадцатьс лишним летна «ножах», то чувствуешь себя и понимаешь себя неплохо. Мне помогает мой отец, который в свое время получил техническое образование. Чтобиомеханика, что механика, по сути – одно и то же. В природе действуют одни законы. Я и сама тренируюсь,и помогаю юным дарованиям, и выступаю с Ильей Авербухом в «Ледовой симфонии», а также в других шоу...

Елена Соколова

– Фигурное катание похоже, наверное, на политику: судьи тянут своих и засуживают конкурентов. Тебе приходилось с этим сталкиваться?

– У меня был такой случай в 2003 году, когда я приехала на чемпионат мира в Вашингтон и основной соперницей у меня была американка Мишель Кван. Она была у себя дома. И так уж вышло, что я выступала сразу после нее. В зале было более тридцати тысяч человек. Когда она закончила, люди встали и скандировали: «6:0!» А мне выходить на лед. Я стою в центре катка и вру сама себе, что это мне они так радуются. Таким способом я пыталась успокоить свои нервы, потому что на самом деле ощущала дрожь в руках и ногах. Потом помню, что, когда катала свою программу «Нотр-Дам де Пари», я так вжилась в образ несчастной Эсмеральды, что в конце чуть ли сама не заплакала. Я подняла глаза и увидела, что все зрители точно так же встали и аплодировали мне. Это было здорово: в первом случае они поддерживали свою, а во втором оценили мое мастерство. Естественно, что золотую медаль тогда получила Мишель, зато у меня было «серебро», я бы сказала, покрытое сусальным золотом.

– Некоторые твои коллеги по льду говорят, что фигурное катание похоже на балет – там тоже очень много геев. Это правда?

– Мне трудно об этом судить – не проверяла, но кажется, этот ветер дует с североамериканского континента. Мы очень смеялись, когда на последней разминке Олимпийских игр Женя Плющенко зашел в мужскую раздевалку, где сидели иностранные фигуристы, и изобразил на лице изумление: «Ой? Неужели я в женскую попал? Простите». Многие фигуристы своей модной ориентации даже не скрывают. Но к нашей сборной это никакого отношения не имеет, хотя говорят всякое. Но я совершенно точно знаю, что Ягуда (олимпийский чемпион Алексей Ягудин. – Прим. ред.) – жуткий бабник, а с Плющом (олимпийский чемпион Евгений Плющенко. – Прим. ред.) жена развелась, потому что ему постоянно звонили какие-то девушки, а еще один очень известный фигурист – звезда ледового телешоу крутит роман с молоденькой актрисой, обладательницей громкой фамилии. Да и остальные наши ребята голубизной не мечены. Я сама пять лет встречалась с фигуристом Олегом Овсянниковым – это был мой самый длительный роман в жизни.

– Насчет романов… Во все времена спортсменки пользовались нездоровой любовью у сильных мира сего, поскольку красивые и на виду. У олимпийской чемпионки Катарины Витт была долгая связь с Эриком Хоннекером, а румынскую гимнастку Надю Команечи племянник Чаушеску вообще похитил и сделал из нее сексуальную рабыню. Часто ли пытаются посягать на честь наших фигуристок?

– Подобные ситуации держатся обычно в секрете. Меня не раз пытались «купить». Мою подругу Иру Слуцкую, кстати, тоже. Но у Иры счастливый брак вот уж, наверное, лет восемь. В ноябре она стала мамой. А что касается меня, то когда со мной рядом находится человек, с которым мне комфортно, зачем мне заводить себе богатого любовника и всякий раз бояться, что об этом узнает мой мужчина? А еще хуже – застанет нас в постели? Или такая картина: я тренируюсь на катке, а со мной на коньках катается еще человек семнадцать охранников в бронежилетах. Зачем мне это нужно? Я не хочу зависеть от каких-либо обстоятельств, настроений. Мне главное – жить в мире с самой собой.

– Интересно, как тебя покупали? Приходили с пачкой долларов или с целым чемоданом?

– Не-е…Просто звонили в дверь, я открывала, а там вся площадка и лестница с первого по тринадцатый этаж усыпаны розами. Как в песне: миллион алых роз, представляешь? Или в какой-нибудь газете выходило интервью, в котором я говорила, что моя любимая машина – «Мерседес», а на следующий день под моими окнами стояла новенькая машинка, перевязанная алой ленточкой. Я прекрасно понимала, что за такие дорогие подарки придется ответ держать.

– И какая у тебя сейчас машина?

– Ха-ха-ха! Не «Мерседес», не думай! От «Мерседеса» я отказалась, но мужчина был настойчив. Говорил: «Хорошо, Соколова, хрен с тобой, не бери. Но хоть покатайся!» Человек прекрасно понимал, что если я недельку на ней покатаюсь, то отказаться от нее не смогу. Совсем недавно мой любимый человек, не олигарх, нет, подарил мне прекрасный автомобиль, мою мечту – джип «Инфинити» FX-35. Рыжий! Так что я совсем не жалею, что отказалась от «Мерседеса».

Елена Соколова

– Достаточно ли тебе для счастья одного мужчины?

– В сексе – да. Я не люблю распыляться. Но чтобы ощущать себя полноценной женщиной, мне нужно, чтобы другие мужчины тоже обращали на меня внимание.Я страшная кокетка, могу пострелять глазками. Правда, мужики понимают все очень прямолинейно. Были неприятные моменты, когда кто-то чуть ли не со своим чемоданом из семьи уходил. Но для меня такая ситуация неприемлема. Как ты поступаешь с людьми, так и с тобой могут поступить. Я не позволяю себе такой роскоши никогда, даже не задумываюсьоб этом. Недаром же люди говорят: на чужом несчастье своего счастья не построишь.

– Ты не боишься одиночества?

– Иногда мне его не хватает. Хочется побыть одной. День, ну, максимум два. Потом желание проходит. Мне даже кажется, что у нас с молодым человеком такие гармоничные отношения, потому что мы часто расстаемся:то у меня шоу, то соревнования. Есть время соскучиться.

– Знаешь, некоторые певицы, чтобы не скучать на гастролях, возят с собой всякие, пардон, секс-игрушки. А как с этим дела у спортсменов?

– Я по чужим сумкам не лазила – не знаю. Лично я на соревнованиях, когда нальду,так нервничаю, что у меня начинается бешенство чтения. Колбасит по-страшному. Я могу в один присест прочитать шесть здоровенных книжек. Почитаешь Достоевского,и думаешь: «Господи! Как же у меня все хорошо». Или– под настроение– Пушкина, Толстого, Хемингуэя, Коэльо, может быть, даже детективы Марининой, романы Улицкой. А еще я могу снять напряжение вышиванием. У меня был такой момент, когда на соревнованиях я вышивала картины, иконы. А что касается секса, то когда ты на сборах находишься на льду часов шесть, а потом ещезанимаешься в зале, а потом еще надо побегать, попрыгать, то ты еле доползаешь до своего номера. Так устаешь, что засыпаешь прямо за столом или в ванной.

– Ты пока взяла в спорте тайм-аут. Как отрываешься – ходишь на тусовки, пьешь литрами вино?

– Я не люблю громкой музыки и пафоса, а ночью предпочитаю спать. Мне не совсем приятно, когда мои знакомые после участия в ледовых телешоу начинают себя как-то странновато вести: забывают поздороваться и все разговоры сводятся к понятиям «модно»и «круто», – мне не хочется в них разочаровываться.Если я хочу развлечься, то мы с друзьями идем на боулинг или картинг. Это очень серьезное увлечение. Бывает, что всю неделю у меня каждый день то боулинг, то картинг. Что касается винца, то я могу выпить со своим любимым бутылочку сухого. Но у меня такой организм, что много не выпьешь. Хмелею после одного бокала.

Скажи, а что заставило тебя сесть за учебники?

– В какой-то момент мне просто захотелось, и все. И не куда-нибудь, а в МГУ, на филфак. Там был конкурс, но, поскольку у меня это второе образование, а обучение платное, он был более гуманным. Не тридцать, а всего лишь три человека на место. Я училась всего два года, теперь могу быть библиотекарем. Ха-ха. Мне нравится сам процессобучения – что-то новое в голове появляется.

Ты не жалеешь, что в четырегода мама привела тебя на лед, а не на теннисный корт, скажем, где девушки получают миллионные гонорары?

– У меня абсолютно нет зависти к теннисисткам. Мы же не знаем, что им приходится делать, как напрягаться, чтобы получать эти деньги. Каждый находится в своей нише. И потом, какая из меня теннисистка?Они все высокие, а я маленькая – метр шестьдесят два. Приходится все время на каблуках ходить. Главное,любить то, чем ты занимаешься. Я стопроцентно люблю лед. Ну, я его люблю!Я выхожу на него и чувствую себя счастливым человеком, у меня иногда даже руки и ноги дрожат от этого счастья, которое у меня есть. Это больше, чем оргазм, поверь мне.

– Так ты счастливый человек?

– Постоянно счастливы и довольны собой только идиоты. Я довольна своей жизнью. Я оптимист.

 

Фото: Виктор Горячев

Опубликовано в журнале «Медведь» №116, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое