Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Восемь черных куриц, прекрасная Клементина и господь Бог. Колонка Александра Блинова

Восемь черных куриц, прекрасная Клементина и господь Бог. Колонка Александра Блинова

Тэги:

Из окна бара Фабио вся долина маленького городка Йопполо, как на ладони: от старой Нормандской башни до маяка Кокоринеллы.

Если скосить глаз немного влево, то виден двор синьора Чезарио и все его 12 куриц: восемь чёрных, 4 пегих, но с чёрными хвостами и один роскошный рыжий петух Пеппи.

Пеппи выхаживает царственной походкой среди своих наседок, как историк моды Васильев на выездных европейских  сессиях, среди «своих курочек» – дам московского истеблишмента.

Если скосить глаз немного вправо, то видна луговина, вся в жёлтых дроках, среди которого в бело розовых шапках торчат крючковатые чёрные стволы цветущего миндаля и персика и, за ними,  вилла синьора Франко.

На втором этаже виллы синьора Франко, супружеская спальня синьора Франко.

Перед окном спальни, туда-сюда, прохаживается жена синьора Франко, прекрасная Клементина.

В одном белье.

И примеряет одно платье за другим.

У Клементины этих платьев – целый шкаф.

Все посетители бара знают их наперечёт.

Если помахать рукой прекрасной синьоре, она надует губки и с деланной досадой задвинет шторы.

Все посетители бара знают это.  

Но ненадолго.

Синьоре Клементине скучно: шторы снова раздвинуты.

Если посмотреть прямо перед собой, туда:

за черепичные крыши утопающих в оливах вилл, прилепившихся к склону горы Монтепоро;

за туманное в это зимнее время года Тирренское море;

за голубое диковинное тело Большой Рыбины Сицилии;

за иссине белую, торчащую на её спине в облаках, как сахарная голова в его детстве в  обёртке из крафта на витрине бакалейного отдела гастронома, пирамиду Этны. То, на  вершине горы, чётко виден глаз, как на купюре достоинством в доллар. И, еле видная надпись по небу: – « InGOTWETRUST» («На Бога уповаем»)

Если приглядеться.

И ещё, если приглядеться, то виден и Сам Старик. Старик в элегантном чёрном костюме, пенсне, с набриолинеными волосами  в продавленном  викторианском кресле. Кресло, точь-в-точь, как в мраморной гостиной старого синьора Векио, вечного мэра и синдако городка Йопполо. За витой викторианской спинкой подлинники картин и пожелтевшие фото, где молодой мер на элегантном «Bianchi» навечно мчится в обтягивающем лазоревом трико по серпантинам своей Калабрии.

Сам Господь отчего-то сильно смахивает на постаревшего к последней серии «Крестного отца» Роберта Де Ниро.

Так кажется…

Старик с хрустом перелистывает свежий номер TUTTOSPORT. Ту самую, что каждое утро заказывает в свой бар лукавый Фабио, но почему-то не выкладывает бесплатно на столик, как принято в Италии, а продаёт по полтора евро за номер.

Старик переворачивает страницу и печально вздыхает… Понятно: с его ракурса ему не видно окно прекрасной Клементины.

Я стою у окна бара и смотрю на сидящего в кресле. Мне каждый раз хочется спросить Его о чём-то важном. Ну, вроде того:

– «Господи,  как это у тебя всё так ловко обустроено…?»

Или:

– «А как у этих чёртовых чёрных куриц получаются белые яйца…?»

Но я почему-то не спрашиваю и только глупо таращусь: то на кудахчущих кур, то на Клементину в очередном платье.

Старик вздыхает и с улыбкой, медленно переворачивает хрустящую страницу: похоже, всё идёт как надо.

 

Италия, Йопполо, май 2015 год


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое