Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

СЫРОЕ ЗОЛОТО, ИЛИ ОДНОНОГИЕ. Кто и почему скрывает правду о грибах?

СЫРОЕ ЗОЛОТО, ИЛИ ОДНОНОГИЕ. Кто и почему скрывает правду о грибах?

Тэги:

Мы привыкли воспринимать грибы как своеобразные дары природы, причем дары, так сказать, заслуженные. В то время как речь идет как минимум о неизвестных существах. Или даже параллельной цивилизации.

 

Существа

В конце прошлого века в американском штате Орегон в национальном парке Malheur National Forest стали гибнуть деревья. Первоначально подозрение пало на загрязнение воздуха, кислотные дожди и т. д. Но поскольку крупных источников вредоносных выбросов нигде не было, пришлось искать другую причину. И что же выяснилось? Лес был атакован опятами. Причем они обосновывались не только на упавших и изрядно подгнивших стволах и пнях, как это бывает обычно, но и на живых деревьях, из коры которых паразитически сосали сок и сахар, быстро доводя дерево до состояния больного скоротечной чахоткой. Создавалось впечатление, что грибы приняли решение доконать лес любой ценой и превратить его в поле для нескончаемого пиршества. Как бы ни дика была подобная гипотеза (ведь мы привыкли думать и думаем, что целеполагание - свойство разумных существ), она таки оказалась верной. Микологи (специалисты по грибам) национального парка исследовали ДНК опят, растущих на гнилых и здоровых деревьях, и пришли к выводу, что все они принадлежат к единому организму. Как известно, тело гриба - грибница (или мицелий). А то, что мы по привычке называем грибами, есть «плодовое тело» (ну вроде шишки на елке). Так вот, весь парк Malheur National Forest оказался во власти гигантской грибницы, протянувшейся вокруг на 9 километров. Площадь ее в 1200 раз превышала площадь футбольного поля, а общий вес этих невзрачных на вид узловатых нитей, опутавших весь лес, по расчетам, был никак не меньше 500 тонн. Разумеется, прежде чем грибница достигла таких размеров, что для питания тела гриба ей пришлось покуситься на лес целиком, потребовалось много времени. Развиваться это исполинское существо начало 2400 лет назад, еще во времена Александра Македонского, что дает нам повод утверждать, что грибы являются не только самыми крупными, но и самыми долговечными на нашей планете организмами.

грибница  грибница

И все же этот случай заставляет несколько иначе взглянуть и на «поведение» гриба, и на наши с ним взаимоотношения. По сути, срезая очередной урожай опят, мы, может быть, лишь робко ощупываем кусочки плоти этих гигантских организмов. Кстати, в США были обнаружены еще две громадные грибницы грибов рода армиллария - одна весила 100 тонн и имела почтенный возраст в 1500 лет, а другая, что трудно себе представить, была в 40 раз крупнее. А возраст… Прости господи, что-то невообразимое…

Грибы окружают нас всюду: домовый гриб и плесень, разнообразные, часто микроскопические, насельники леса, играющие выдающуюся роль в экосистемах: без них кучи палой листвы и веток достигали бы метровой толщины, одни бактерии не смогли бы их быстро переработать, и, наконец, наши любимцы - белые, рыжики, подосиновики. Грибы давно и прочно заняли важное место в человеческой культуре: хлебопечение, виноделие, пивоварение, производство сыра и некоторых деликатесов азиатских национальных кухонь были бы просто невозможны без дрожжей, плесени и др. Самый опытный грибник едва ли припомнит больше 30-40 названий грибов. Меж тем современные ученые полагают, что всего на Земле их никак не меньше полутора миллионов, хотя к настоящему времени описано лишь около 130 тысяч видов. Да и не так-то просто их описать! Некоторые люди до сих пор, подобно натуралистам XVIIIстолетия, считают грибы растениями. Но, в отличие от растений, грибы не нуждаются в солнечном свете, не вырабатывают хлорофилл и не «дышат». Питаются они, усваивая то, что переработали другие: часть предпочитает гниющие растения, часть - еще живых: паразитируют на животных и человеке, а также образуют симбиотические сообщества с микроводорослями, что позволяет им выживать в виде накипных лишайников в зоне полярных пустынь и высокогорий. Они поразительно живучи: живые грибы были обнаружены в толще антарктического льда на глубине 3,5 километра и под палящей солнечной радиацией на высших границах земной атмосферы. К тому же ученым приходится относить к третьему царству жизни весьма разнородные создания: одни напоминают амебы, другие - водоросли, а те, что оказываются у нас на столе, с научной точки зрения стоят ближе к животным, нежели к растениям.

мицелий

 

Когда грянула эволюция

Грибам суждено было несколько раз сыграть выдающуюся роль в эволюции жизни на Земле. Во-первых, они сопровождали растения во время исторического завоевания теми суши 480 миллионов лет назад, результатом чего стала насыщенная кислородом атмосфера нашей планеты. Собственно говоря, сушу начали осваивать не просто «предки растений», а сложные организмы, представляющие собой сплетение гриба и сложных зеленых водорослей с включениями собственно растительных клеток, в которых осуществляется фотосинтез. Память об этом жива в природе: ни одно дерево не может существовать без «чулка» грибного мицелия, оплетающего его корни, а ствол, как правило, населен простейшими сине-зелеными водорослями. От грибов растения получают фосфаты, которые им самим трудно добыть, за это растения щедро расплачиваются с грибами углеводами (например, крахмалом и сахарами), которые растения производят в процессе фотосинтеза. Причем ни растению, ни грибам не безразлично, кто является их «сожителем»: это свидетельствует о том, что помимо просто взаимовыгодных отношений между ними существуют, так сказать, отношения «симпатические». Можно, сказать, любовь. Поэтому подберезовик растет под березами, а подосиновик - под осинами. Есть удивительные привереды, которые растут только на сосновых шишках. Но мы отвлеклись.

Во-вторых, грибы поддержали планку жизни на планете, когда около 65 миллионов лет назад падение гигантского метеорита на полуостров Юкатан (излагаю принятую современными учеными точку зрения на проблему) вызвало на Земле что-то типа ядерной зимы, которую не смогли пережить динозавры и многие другие представители тогдашней флоры и фауны. Как полагают многие ученые, на рубеже мезозойской и кайнозойской эр именно грибы некоторое время доминировали на нашей планете: трупы животных, остатки растений - все годилось им в пищу. Впрочем, и в эпоху покорения растениями суши часть грибов сразу заявила свои претензии на первенство в наземном мире - это были прототакситы, гигантские грибы, достигавшие 7 метров в высоту и питавшиеся останками крошечных, едва-едва закрепившихся на суше сложных организмов, которым суждено было потом завоевать Землю. Впрочем, природа не терпит ни выскочек, ни гигантизма, и, проторчав на Земле гигантскими фаллосами 100 миллионов лет, прототакситы вымерли, сметенные новыми волнами бурно эволюционирующих форм жизни.

грибы

Наконец, роль грибов накрепко сплетена со становлением вида Homosapiens.

Ритуальное использование психоделиков сохранялось во всех традиционных культурах до тех пор, пока они не были разрушены культурой европейского типа, где универсальным наркотиком номер один стал алкоголь. Но традиционные культуры не знают наркомании. Все психоактивные вещества играют в них ритуальную, строго им отведенную и общественно значимую роль. Это касается и кактуса пейота из Центральной Америки, и галлюциногенных грибов пяти континентов, и даже всем хорошо знакомого красного мухомора.

В древних культурах мухомор известен прежде всего как сильное стимулирующее средство. Кусочки сушеного мухомора в виде своеобразного допинга принимали атлеты во время Олимпийских игр в Древней Греции. По сей день северные народы применяют мухомор в качестве стимулятора во время больших (по 40-50 километров) беспрерывных переходов за оленьими стадами. Начальник камчатского отряда Великой Сибирской экспедиции (XVIIIв.) Степан Крашенинников описал одного «служивого», который всегда ел мухомор перед тем, как «случалось ему далеко пешком идти, и он одним днем так далеко пешком переходил, чтоб ему не евши мухомора в два дня не перейти». Большие дозы мухомора связаны уже с военной или шаманской магией. Известно, что наиболее неистовые воины-викинги - берсерки, наевшись мухомора, становились совершенно безбашенными и рубились, не чувствуя ни ран, ни страха смерти. По той же причине перед боем кормил своих казачков мухомором легендарный Ермак. Агрессивность, внушенную мухомором, использовали и душегубы-разбойники у хантов и манси, замыслив жестокое убийство. Более чем тонизирующие дозы мухомора дозволялось есть лишь шаманам, прошедшим долгий путь обучения, которых «духи мухомора» не могли сбить с пути в «другие миры». Для обычных людей вкушение мухомора было слишком опасным испытанием, ибо «пути мухоморов извилисты»: белая горячка, вспышки злобы, неадекватные поступки плохо ладят с цивилизацией, важной составной частью которой является уголовный кодекс. Ученичество шамана в старые годы продолжалось двадцать лет. Шаман один умел разорвать путы обыденного сознания и проследовать за мухомором по тропинкам вглубь космоса, к духам предков или к духам болезней. Поэтому сибирские «писаницы» (рисунки на скалах) сохранили множество изображений «людей-мухоморов», которые создавались, как полагают этнографы, с ритуальной целью.

люди-мухоморы

На Руси мухомор был издавна известен прежде всего как лекарственное средство: настойки и притирания из него, подобно пчелиным укусам, использовали при суставных болях, радикулитах, ранах и даже психических расстройствах. Современная медицина тоже оценила его целебные свойства: специалистами-фунгологами (фунго - по-японски «гриб») из центра И. А. Филипповой были разработаны уникальные иммуностимулирующие и противоопухолевые препараты из мухомора. Впрочем, мы забежали вперед.

 

Лекарства нового тысячелетия

Как ни странно, грибы избирательны в своих предпочтениях не только по отношению к деревьям, но и к людям. Скажем, один из народов, не любящий и не знающий грибы - это финны. У финнов были периоды страшного голода, когда вымирала треть населения, они питались древесной корой, но не ели грибы. Финны до недавнего времени вообще не знали, что грибы съедобны. По сути своей финн - природоборец, ему претит мысль о том, что от природы можно получить что-либо задаром. Ненавистниками грибов являются также англичане и американцы, для них грибы - это что-то мерзкое, липкое и отталкивающее; для американцев - пуще того - семя дьявола. Эта грибофобия нашла отражение в языке: скажем, грибы из семейства коралловых у них называются «нога мертвеца», а серая лисичка - «труба мертвеца». Возможно, это объясняет тот факт, что американцы, получив весь арсенал сведений по фунготерапии, тысячелетиями развивавшейся в Китае, Японии, Тибете, России и даже в Европе, и обладая колоссальным научным потенциалом, так и не смогли создать ни одного эффективного лекарственного препарата. И тем же самым объясняется прорыв нового направления медицины в России и Японии.

Впрочем, в Японии прорыв состоялся давно: более двух тысячелетий назад тут был написан канон восточной медицинской науки «Синно Хонсокио», в котором упоминается 365 трав и грибов, классифицированных по значимости: «превосходящие», «средние» и «справедливые». К «превосходящим» относятся «растения Бога» - это снадобья легендарных волшебников, дарящие силу, молодость и долголетие. Первейшим лекарством среди «превосходящих» является древесный гриб рейши. Он может обеспечить не только молодость и долголетие, но и избавляет от рака.

Встретившись в Москве с основателем и директором Петербургского центра фунготерапии Ириной Филипповой в перерыве между двумя телепередачами, в которых ее пригласили участвовать (тема становится популярной), я был немного озадачен однобоким, как мне показалось, содержанием нашего разговора. О каких бы грибах ни заходил разговор, речь шла прежде всего об иммунитете вообще и специфическом «раковом» иммунитете в частности. Да и примеры были соответствующие: березовым грибом-чагой излечил рак князь Ярослав Мудрый, грибами пользовал последнюю царскую семью придворный врач Б. Б. Бадмаев. И только когда Ирина Александровна уехала в Петербург, я понял, что напрасно пытался дознаться, какой гриб от насморка, а какой от слабости, нервности, бессонницы, половых расстройств, болей в позвоночнике и ползучей депрессии. Ибо лекарства против каждой болезни как раз и создала современная фарминдустрия, которая, при всех ее достижениях, в половине случаев не лечит, а устраняет симптомы заболевания, в то время как фунготерапия ищет причину недуга и воссоздает здорового человека как целостную систему. Прежде всего - поднимает иммунитет. А уж с сильным иммунитетом организм сам справляется с любой хворью. В том числе подавляет рост злокачественных опухолей. Не будем вдаваться в подробности, как это происходит. Скажем только, что как антираковое средство грибы намного превосходят классическую химиотерапию. На Руси эти свойства грибов были известны. Например, при Екатерине II ко двору приглашали кормилиц из Каргополя (Александр I, в частности, был вскормлен каргопольской красавицей). Они просто излучали здоровье, не болели ни раком, ни столь обычной в то время чахоткой. Из жителей этого края был набран драгунский полк - молодец к молодцу, кровь с молоком! В чем же дело? Дело в том, что в Каргополе издавна употребляли в пищу грибы, засоленные «вхолодную» - то есть рыжики, грузди закладывали слоями в бочку и просто пересыпали солью. Таким образом, полисахариды, делающие иммунитет несокрушимым, сохранялись - ведь при любой термической обработке их белковые цепочки разрушаются, и грибы превращаются в обыкновенную пищу. Американцы первыми открыли содержащийся в японских грибах шиитаке полисахарид лентинан, являющийся мощнейшим стимулятором антираковой иммунной системы человека, но не сумели наладить технологию производства лекарства. Видимо потому, что, как было сказано выше, не любят грибы.

шиитаке

Шиитаке

Сегодня фунготерапия обладает таким количеством сведений о грибах, что можно прописывать препараты из отдельных грибов против отдельных болезней. Вот, например, почему лисичка не червивеет? Потому что в ней содержится вещество, растворяющее оболочку яиц грибного комарика. Значит, можно изготовить из нее препарат против глистов. Мокруха, обычно принимаемая за ложный масленок, восстановит остроту зрения (белки этот гриб с той же целью на зиму заготавливают). Лиственничный трутовик поможет при очистке печени и лечебном голодании, дождевик (вернее, препараты из него) - при выведении из организма радионуклидов и тяжелых металлов. Веселка - одно из мощнейших противоопухолевых средств, к тому же хороша для поджелудочной железы, сердечно-сосудистой системы, печени и почек. Болетус лечит туберкулез, японский гриб мейтаке - женские доброкачественные образования, мастопатию, гормональные нарушения, агарик бразильский - онкологию прямой кишки, дисбактериоз, полипы кишечника, рейши - рак, заболевания легких… И везде - иммунитет, иммунитет, иммунитет…

 

Иммунитет и кордицепс

В общем, за пятнадцать лет существования в России фунготерапия крепко прижилась в народе. Я был немало удивлен, когда в московской «Грибной аптеке» одна старушка набрала биодобавок, и отнюдь не дешевых, исключительно из грибных препаратов. Да и у элиты безусловен интерес к «медицине третьего тысячелетия». Но здесь есть нюанс: мода. В этом году модно чистить печень по системе «Акура» и худеть по методике «Ямакиро», в другом - поднимать настроение и эротический тонус при помощи веселки, еще через год - домкратить свой иммунитет кордицепсом. В свое время я заинтересовался этим грибом: разумеется, это одно из самых экзотических созданий в мире. Он произрастает в Китае и Тибете в очень суровых условиях на высоте от 3500 до 4500 метров. Впрочем, что значит - произрастает? Китайское название кордицепса - «Дун чун ся цао» (зимой насекомое - летом трава). Изначально нужна бабочка определенного вида (небольшой бражник Hepialushumuli). И спора гриба. Споры появляются, когда появляются личинки бабочки. Спора садится на тело личинки. Внедряется в него. Зиму они проводят, схоронясь под снегом. Там спора оживает и начинает потихоньку пожирать тело личинки - но делает это очень осторожно: слишком много времени впереди. Гриб сохраняет оболочку личинки для собственной защиты и не трогает нервных центров, и личинка до весны свежая, живая. Весной гриб чувствует тепло раньше личинки и выпускает корень, который пришпиливает личинку к земле. Тут уж ей постепенно приходит конец. Когда заканчиваются запасы личинки, кордицепс переходит на питание корневищами высокогорных растений. Во время двухгодичного развития под землей кордицепс выдерживает длительное голодание, но накапливает в себе много уникальных веществ из растений. К концу двухгодичного цикла из отверстий, бывших когда-то дыхальцами личинки, выстреливает побег кордицепса, похожий на стрелку весеннего хвоща, и… горе гусенице, на которую попадет его спора! Впрочем, именно в это время жители высокогорья собирают кордицепс, легко узнавая его по проклюнувшимся росткам. Но ценностью - и немалой, до 1300 долларов за килограмм - обладает тело гриба, сидящее в оболочке гусеницы.

Кордицепс

Кордицепс

Не чудо ли природы столь замысловатое развитие гриба? Не чудо ли его уникальные целебные свойства: сильный иммуностимулятор, природный антибиотик, регулятор деятельности печени, почек и легких, чистит кровь… Разве это не то, что нужно нам, гражданам мегаполиса, с его агрессивной средой, которая как раз и поражает сердце, почки, легкие, дышит нам в лицо микробами, газами, отравленной пылью, забивает мозги чушью? Вот от чуши лекарства еще не придумано. А жаль.

Поэтому, видно, все чаще хочется взять и уехать отсюда.

Потом насолить вхолодную груздей и рыжиков, пробежаться, пока ноги бегают, в лес, подышать живым воздухом, в баньке пропариться, броситься в озерко - и здравствуй, здравствуй мой иммунитет! Принять для верности капсулу кордицепса, пойти в избу, войти в почту, написать письмо Ирине Филипповой с просьбой, чтоб взяла сторожем в грибной заказник в Пушкинских Горах, и, взяв чистый лист бумаги, медленно, в ритме падающих дубовых медных листьев, вывести первую строку…

Не про иммунитет, нет. И не про рак. Знаете, об этом трудно писать и ни к чему - и так все написано.

А я - о жизни. О том, как дети растут. О чудесах. О параллельной грибной цивилизации. О муравьином масле. О теории суперструн и семи измерениях Вселенной. О музыке птичьих голосов. О колокольчиках падающих капель. О том, чего никто не знает - знаю только я.

Понимаете?

Опубликовано в журнале "Медведь" №135, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое