Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

Потеплеет и отлично? Василий Голованов – о климатической катастрофе

Потеплеет и отлично? Василий Голованов – о климатической катастрофе

Тэги:

I. Как я себе это представляю

Я себе это плохо представляю, потому что когда это начнется - а начнется в полный рост лет через двадцать-двадцать пять - я буду уже семидесятилетним, не скрою, стариком, и мне будет поздно что-либо менять в моей жизни. Но дачу на берегу моря я бы уже сейчас не покупал и вообще для недвижимости выбирал бы места, расположенные не ниже 60 метров над уровнем моря. Короче, отстроился бы в живописном пока еще уголке Среднерусской возвышенности или на Южном Урале. Но я представляю, что вам сейчас лет тридцать, вы, несмотря на кризис, успешны и молодыи тратите на молодость и на успех все свои силы. И вам пока непонятна эта суета вокруг глобального потепления, которое не имеет отношения ни к молодости, ни к успеху. Поэтому эта статья запросто может быть не прочитана вами, а что самое главное- еще миллионами таких, как вы.

И вот я представляю: лет через пять-десять вы выходите из кризиса победителем и принимаете решение обустроить наконец свою жизнь. И если, скажем, вы не москвич, а питерец, то, вполне естественно, вы строите коттедж где-нибудь в Репине или под Выборгом и живете себе там припеваючи с женой и детьми, потому что лучшее- детям, а место- супер. И до порыничего такого ужпроисходить не будет. Только сообщения об этом самом потеплении будут чаще, тревожнее и назойливее. И до самого последнего момента, как это у нас всегда бывает, вы будете думать, что вас-то лично все этоне затронет. А потом, как я себе это представляю? Весна. И мощно так, слизанные туманами, сходят снега, и небо отражается в лесу, как в воде…И деревья стоят голубые… И вы, как герой Толстого, выходите в этот переполненный водой лес, дышите будоражащим запахом весны, и сердце щемит от полноты жизни… Половодье такое, что залив подперло, пляж съело начисто, и эта мощь пробудившейся Земли- она и тревожит, и поражает. А осенью вдруг недели на три зарядит невиданный слепой дождь, вы нырнете в интернет- а там уже все будет конкретно: Голландию затопило, в Питере небывалое наводнение, и не только метро залило, как бывало, а по многим улицам уже проехать нельзя, трамваи не ходят, в половине районов нет света, и Петропавловка уже наполовину в воде, и первый этаж Зимнего залило, и университет… И тогда вы выныриваете из интернета, выходите на крыльцо и видите, что вода- она вот, у ступеней. И дом стоит вровень с заливом. В заливе стоит. И весь подвал, где бассейн, сауна, тренажерный зал-затоплен. И вы все ждете, что спадет вода- а она не спадает. И все думаете: мать твою, как дом спасать, когда вода-то схлынет? И не понимаете, что нет у вас больше ни дома, ни квартиры в Питере, ни работы путевой, потому что дальше- только хуже, и через десять лет в Питере вообще никого не останется,кроме мародеров и полиции, ведущих между собой перестрелки за право первыми ободрать малахит с колонн Исаакиевского собора.

Вот. Подробнее, простите, не могу представить. Сейчас все очень меняется за 25 лет. Тем более в мировом масштабе. Как начнут эвакуироваться все эти перенаселенные побережья Адриатики, Средиземного моря, Китая, Америки, Японии… Нет, не представляю. Страшно даже представить. Видел я турок-месхетинцев, после погрома в Коканде расселенных в смоленской деревне, они были настоящие горемыки: мужиков инфаркты били, они дико курили и, блин, не понимали, что это сделала с ними жизнь, только бабы, сжав зубы, работали какую-то непривычную работу. Но тогда для них дома хотя бы нашлись и работа, хотя бы и непривычная, тоже. А я незнаю, что будет, когда сотни миллионов людей с побережий мира стронет подъем океанских вод. Будут ли приняты меры заблаговременно, построены дома, подготовлены рабочие места, определены районы расселения? Сейчас пока никакой такой деятельности незаметно, хотя уже сейчасчеловечество знает, что это произойдет. Вообще, середина XXIвекабудет очень проблемной: потому что, во-первых, климатические изменения достигнут своего апогея, во-вторых, население Земли тоже достигнет максимума- 9 миллиардов человек (сейчас 6,5 миллиарда) - и только потом стабилизируется или даже начнет понемногу снижаться. И задача будет стоять такая: как-то провести это громадное, разноплеменное и очень еще разобщенное человечество между этими створами- без войны, без погромов и эпидемий, которые более чем вероятны, когда всплывутвсе нечистотызатопленных мегаполисов и произойдет разгерметизация контейнеров какого-нибудь химического, биологического или другого оружия, в спешке оставленного в зоне затопления. Ибо если случится срыв, война, то, как говорится, «оставшиеся в живых позавидуют мертвым».

климатические катастрофы

Все закончится такой молотилкой, что в результате на Земле останется тот самый «золотой миллиард» победителей

 

II. Как дошли мы до жизни такой

А запросто дошли. Как обычно. Все знали - и никто ничего не делал. Мы не будем подробно говорить о некоторых прозрениях XIXвека, когда немецкий ученыйАлександр Гумбольдт назвал климат «объединяющей глобальной силой». Его тогда никто, разумеется, не понял, но тогда это и нестрашно было. Вот во второй половине прошлого века, в конце индустриальной эры, когда в связи с невиданным размахом преобразующей деятельности человека на Земле возникло само слово «экология», непонимание уже стало опасным. Но когда академик геофизик М. И. Будыко (в 70-е еще годы) доложил Политбюро ЦК КПСС, что существует такая проблема -глобального потепления, - его вообще никак не восприняли. Вопрос: тогда у нас, я имею в виду человечество, было время? У нас была уйма времени! У нас было 28 лет прошлого века и еще девять с небольшим нынешнего, чтобы не вырубать хищнически леса, не загрязнять реки, не осушать болота, не вести войны, а вместо этого деньги пустить на автомобильную проблему, альтернативные энергетические проекты, биоинженерию, эффективную переработку отходов и т. д. И главное - понемногу перенастраивать сознание на проблемы жизни.

Именно тогда Господь вложил в мозги Джону Лавлоку, в то время просто инженеру НАСА,обслуживающему марсианский проект США, грозное предупреждение - гипотезу о «живой Земле».

Смысл гипотезы Лавлока в том, что Земля в целом,как всякая живая система, обладает свойствами гомеостаза, то есть саморегуляции. Короче, она живая. И если человек, который в ХХ веке, несомненно, доказал, что именно он является главной преобразующей силой на Земле, начнет серьезно мешать равновесию планеты, она обрушит на него всю мощь своих разрушительных сил и прикончит его, как человек не задумываясь прихлопывает ладонью надоевшего комара. Все тот же вопрос: это хоть кого-нибудь взволновало? О да! Прежде всего это взволновало американских энтузиастов полета на Марс, ибо,по Лавлоку, марсианская атмосфера, в отличие от земной, была типичной для совершенно мертвой планеты и, следовательно, пафос полета к еще одной «обитаемой» планете Солнечной системы отменялся, отменялись «великие открытия» новых внеземных форм жизни и соответствующие Нобелевки. Так что идея «живой Земли», да еще с предупреждением человечеству, настолько возмутила ученое сообщество, что Лавлок долго не мог опубликовать свою работу, пока астроном Карл Саган не предложил ему напечататься в его собственном журнале Icarus. Что вызвало новую вспышку гнева со стороны ученых.

Меж тем появились уже недвусмысленные практические предупреждения. Вот, например. Каждую весну на Рейне, как и на всякой реке, случается паводок. С начала прошлого века по1977 год, примерно раз в 20 лет, паводковые воды Рейна поднимались на 7 метров выше ординара,и случалось наводнение. А теперь такое происходит в среднем через год. Но это же катастрофа?! Причем перманентная! Сила неблагоприятных природных явлений тоже изменилась. Если в 1950-е годы лишь отдельные катаклизмы причислялись к «крупнейшим стихийным бедствиям» (то есть тем, с которыми пострадавшая страна в одиночку, как правило, справиться не в состоянии), то сейчас таковых во много раз больше. Еще в середине прошлого века погромные ураганы бывали примерно раз в пять лет, а сейчаспримерно пять раз в год! Мы просто не знаем, да и не желаем знать, статистики катастроф, напоминающей военные сводки, которая поступает из Латинской Америки, Африки и Юго-Восточной Азии: миллионы оставшихся без крова, лагеря беженцев, тысячи убитых, пропавших без вести, погибший скот, порушенные жилища и предприятия… Наводнения, сели, торнадо, засухи… Самым известным событием в этом огромном перечне является разгром Нового Орлеана ураганом «Катрина» в 2005 году. Крупнейший удар природы по самой технологически развитой цивилизации мира. Человечество не сумело противопоставить сокрушающему действию стихии ровным счетом ничего. И это далеко не самое страшное, что произошло и может произойти, просто телевидение это очень засветило.

Мы не знаем, идетли потепление глобальными космическими циклами, то есть само по себе, или в нем действительно виноват человек, вызвавший «парниковый эффект» выбросами промышленных и автомобильных газов и изменением альбедо (отражающей способности) Земли вследствие сведения лесов и неимоверного разрастания мегаполисов. Кажется маловероятным, что разбалансировка климата просто совпала с периодом наиболее разнузданного и масштабного «хозяйствования» человека на планете. Возможно, мы, люди, лишь подтолкнули ход событий и сделали более брутальными и опасными для себя последствия, которые и так были неизбежны.

Но какая,в сущности,разница: вне зависимости от того, на ком или на чем лежит вина за глобальное потепление, на вопрос «Выживет ли человечество?» дать ответ сможет только сам человек.

климатические катастрофы

Фото: cinta19/flickr.com

 

III. Война до полного вразумления

Итак, Земля, как живой организм, противясь человеку, сама объявила ему войну, причем войну не на жизнь, а на смерть, до полного вразумления,используя весь свой наличный арсенал сокрушительных средств. Скажем, такое мощное подразделение, как пульсар Эль-Ниньо, извечно существующее природное колебание, определяющее климат в Южной Америке. В последние десятилетия он разыгрался с такой чудовищной силой, что в первую очередь приходит на ум говорить именно о войне: с ранеными, убитыми, разрушенными кварталами бедноты в городах, затопленными или выжженными посевами, лесными пожарами на тысячах квадратных километров, лагерями беженцев и эпидемиями смертоносных и почти забытых в ХХIстолетии заболеваний… Лет тридцать все это копилось, копилось, а мы продолжали как быне замечать...

А потом р-раз!- как в задачке по алгебре - и вдруг явился правильный ответ. Ужасающий. И тут началось! Стокгольмская конференция ООН по экологии, Кейптаунские соглашения по сохранению биоразнообразия, Киотский протокол об ограничении выбросов в атмосферу парниковых газов, прошлогодняя Познаньская конференция ООН, в ходе которой были озвучены цифры возможного подъема вод Мирового океана: от 6 до 14 метров в результате таяния Гренландского и Западно-Антарктического щитас соответствующими последствиями (затопление Голландии, Санкт-Петербурга, Венеции, Лондона, Нью-Йорка, Токио и других мегаполисов) и до 60 метровв случае, если растает самый мощный на Земле ледник Восточной Антарктиды. Намеченный на 2009 год саммит «большой восьмерки» на Хоккайдо посвящен исключительно вопросам климата. В общем, проблема из разряда научно-фантастических перешла в ранг проблем первоочередной политики.

В 2007-м в Москве состоялась презентация ставшего уже знаменитым доклада британского экономиста Николаса Стерна- «Экономика изменения климата». В докладе, выполненном по заказу правительства Великобритании, Стерн очень четко описывает динамику потепления за последние годы и дальше, вплоть до 2050-го, когда вероятным будет повышение глобальной температуры на Земле на 5 градусов по Цельсию. Цель доклада- дать конкретные рекомендации относительно того, что именнонужноделать, чтобы предотвратить катастрофические последствия. Речь идет прежде всего о перестройке мировой экономики и энергетики.

«Изменение климата- это самый большой экономический просчет, который когда-либо видел мир» - вот наиболее радикальный вывод Стерна. По оценке Стерна, для «перенастройки» всей человеческой цивилизации требуется(пока) 1% мирового ВВП, а для исправления катастрофических последствий потепления - 5%, что сопоставимо со стоимостью большой войны. Однако Стерн допускает, что если дело дойдет до социальных катастроф, таких как массовые миграции, войны и влекомые ими последствия, речь может идти о 20% ВВП, что является беспрецедентной нагрузкой на мировую экономику.

НоСтерн видел проблему в розовом цвете. Уже ясно, что ни одним, ни пятью процентами нам не отстреляться. Мир изменится. До неузнаваемости и целиком. Вопрос, как и когда это произойдет, смысла пока не имеет. Ответа на него нет. Модели не работают. События опережают прогнозы. Как нет ответа на вопрос, куда переселять датчан и голландцев, хотя ясно, что переселять их, при неизменной динамике климатических процессов, придется. Кто компенсирует? Ну что-то можно компенсировать: стоимость жилья, имущества… Но как компенсировать потерю Венеции или Петербурга? Есть вещи, с которыми придется смириться. Когда идет катастрофа, надо говорить о катастрофе, а не о компенсации. Потому что со своего места будут согнаны сотни миллионов человек. И не только от побережий вглубь материка. Увы, «потепление» означает не ровное потепление вообще, а дестабилизацию климатических явлений на всей планете: там,где мокро, станет еще мокрей, а там,где сухо- еще суше.На Земле уже появились зоны, почти непригодные для жизни.И массовые миграции начнутся обязательно. Да уже начались! Африка прет в Европу. Средняя Азия- к нам. Китай… Куда-то ведь попрет и Китай! Процессы «дестабилизации» Земли зашли так далеко, что даже продвинутый «солнечный» проект США (к 2050 году перевести «на солнце» весь парк автомобилей и две трети энергетики) сможет состояться только в том случае, если обстановка на планете резко не изменится к худшему; в таком случае США, как и всем нам, придется думать о спасении, а не о «солнечном» проекте. Увы! За 200 лет индустриальной эрычеловечество так подорвало природную среду, что создало небывалую опасность для себя. Никто ведь не видел в дикой природе, в живой Землезащитницу, которая одна способна,без всяких денежных вложений,регулировать глобальные колебания, которым подвержена планета. За сотни миллионов лет существования жизни на Земле она не раз подходила к верхнему и нижнему температурному порогу, за одним из которых начинается необратимое скольжение планеты к кипящей Венере, а за другим - к замороженному Марсу. Но всякий раз Земля использовала наличную ЖИЗНЬ для регулировки бесчисленных процессов, способных удержать ее в равновесии, она постепенно меняла баланс к лучшему. «В этом смысле, - формулирует один из парадоксов нового мышления биолог Гарольд Моровиц из Университета Джорджа Мейсона, - жизнь есть свойство скорее планет, нежели отдельных организмов». К несчастью, мы не в ладу с нашей планетой…

климатические катастрофы Земля, как живой организм, противясь человеку, сама объявила ему войну, причем войну не на жизнь, а на смерть, до полного вразумления

Фото: Das Viking/flickr.com

 

IV. Россия: международное климатическое положение

В России некоторые до сих пор думают: потеплеет, и отлично. Это - чушь. Для нас негативные последствия потепления многократно превышают возможные положительные эффекты. И нас не спасет, уже не спасает, то, что Россия- глубоко материковая страна. Все уже заметили, что в средней полосе климат стал неумеренно влажным (ни зимы, ни лета), а в заполярных регионах Сибири все вообще непредсказуемо, потому что вся «цивилизация», которая была там построена, базировалась на вечной мерзлоте. Правда, у нас есть редкое богатство - остатки непреобразованной природы, той самой «живой Земли», которая является единственным нашим союзником в ситуации глобальных климатических изменений. 20% мировых лесов, 20% пресной воды, 30% неосушенных болот, которые влияют на мировой климат и помогают удерживать его в норме.

Обеспечивают стабильность климата. А что мы получаем взамен? Ничего. Почему? Россия со своей природой может быть гарантом того, что где-нибудь на Западе не станет хуже, что чистой воды хватит на всех, что мы удержим климат по крайней мере в Северном полушарии. Но за это надо платить. Может быть, мы не будем производить ничего, кроме нормальных «природных условий». Но ведь и Арабские Эмираты не производят ничего, кроме нефти. Просто на каком-то витке развития цивилизации нефть оказалась высокотоварным продуктом номер один. Сейчас на первое место выступают нормальные природные условия. Есть пирог, который условно можно назвать «спасением Земли». В этом пироге доля России- 10-11%. Международное сообщество должно выработать экономический механизм, который будет поощрять это материально. В этом случае мы окажемся одной из опорных стран, основным продуктом которых будет сохраненная природа. Как говорил математикН. Н. Моисеев, глобальные проблемы Земли можно решить лишь с помощью «глобальной» же экологической стратегии, которая невозможна без своего рода «экологического социализма». И уодних стран в отношении других не должно быть нахлебничества в том, что мы называем экосистемными услугами.

Это- наш первый шанс. Непохоже, чтобы наши верхи этот шанс видели. Зря! У нас есть всего несколько десятков лет, чтобы, используя свои нефтедоллары, построить совершенно новую, автономную от трубы экоэкономику. Экономику какого профиля? Ну, скажем, нехватка воды уже сегодня является первейшей проблемой для очень многих стран и обостряется в геометрической прогрессии. Это надо использовать.

Разумеется, для того, чтобы стать полноценными продавцами экосистемных услуг, нужна срочная перестройка экономики. Очистка рек. Эффективное восстановление лесов (а мы все рубим!).Вообще, все не случится само собой, нам придется подумать, как превратитьсохранение природы в выгодную экономическую отрасль. «Экологическая стратегия» должна стать приоритетомроссийского правительства. Мы должны этого от правительства потребовать, если хотим выжить. До сих пор мы демонстрировали убедительную способность просиратьвсе, чем мы богаты. Но если мы еще раз исполним этот надоевший номер и просрем свою природу- нам конец.

климатические катастрофы

Фото: Rink Ratz

 

V. Несколько вероятных прогнозов

Все понимают, что современная цивилизация существует за счет того, что прожиточный минимум жителя Сомали, Индии или Китая в сотни раз ниже, чем уровень жизни рядового, к примеру, американца. Если все выберут средний американский уровень потребления, то неизбежен кризис, из которого выхода уже не будет.

Отсюда сценарий №1: война. Она начнется между далеко не самыми развитыми странами как борьба за ресурсы, но по мере развития кризисав нее будет втягиваться все больше стран и все закончится такой молотилкой, что в результате на Земле останется тот самый «золотой миллиард» победителей. Таким образом, человечество само себя «отрегулирует» до нужной численности,и проблемы отпадут сами собой. Изъян расчетов: уже концепция «ядерной зимы» показала, что «живая планета» быстро перестает быть живой в случае полномасштабной войны.

Сценарий №2: нет надежды. Исходит он от закоренелых урбанистов: нас ждет, утверждают они, мир «серой биоты». Серый город, серые крысы, серая полынь, серые вороны, серые собаки…

Сценарий №3: надежда есть. У экологов есть стратегии выхода из кризиса. Они называются стратегиями равновесного промышленного и экологического развития Земли. Одна из таких стратегий предусматривает разделение планеты на «промзоны» и обширные территории, работающие на стабильность климата. «Промзонами», при компактности современных технологий, могут быть пустыни. Все остальное- либо сельхозугодья, либо заповедник, национальный парк, чудо природы. У Россииесть шанс стать крупнейшим национальным парком планеты.

Возможно, всерьез задуматься над глобальными проблемами мы так и не сможем, пока Земля не покажет нам, почем фунт лиха. Ждать недолго. Но хочется, разумеется, верить, что человечество найдет в себе мудрость преодолеть тот цивилизационный кризис, которым является глобальное потепление. «В этом случае, - как пишет один из сторонников теории “живой Земли”ФритьофКапра, - ключевая проблема нового тысячелетия будет заключаться в построении экологически устойчивых сообществ, технологий и социальных институтов, которые не будут вступать в противоречие с изначально присущей природе способностью поддерживать жизнь…»

Вообще, люди, преодолевшие глобальный кризис потепления, будут отличаться от нас, как современный человек - от неандертальца. Они неизбежно должны будут перешагнуть смысловой порог, оставив в прошлом, за этим порогом, ненасытное чувство наживы и идею силового превосходства, лень и религиозный фанатизм, роскошь и расово-религиозную нетерпимость, технократический снобизм и представление о человеке как о венце творения. Взамен же они получат чувство нерасторжимого родства со всей планетарной жизнью, что, очевидно, и станет основой новой, глобальной человеческой цивилизации…

 

Опубликовано в журнале "Медведь" №130, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое