Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Варвара. Колонка Александра Блинова

Варвара. Колонка Александра Блинова

Тэги:

Варвара в тёмно-синем фланелевом халате  в голубых васильках лежала в обитом алым ситцем гробу с рюшками и улыбалась.

На голове Варвары – белый платочек в голубой горох, на ногах – крапчатого вельвета тапки на микропоре.

Гроб стоял под разляпистым абрикосом на столе, накрытом цветастым половичком. В изголовье гроба в двух кувшинах розы, состриженные с Варвариной клумбы. В одном алые, в другом белые. Сорт – редкий. Любимые. Варвара б увидела – убила.

Под столом все три Варвариных кота и маленькая, вредная чернявая собачка-трёхлапка.

На глазах Варвары – два старых медных пятака. (Глаза Варвары не хотели закрываться – таращились тяжкими мутными бельмами. Пугали.)

Пялится Варвара пятаками на налитые бочки мясистых жерделей на ветках.

Пчёлки жужжат, вьются вокруг плодов.

Солнечные зайчики играют на загорелом лице Варвары, вспыхивают на  пятаках, как стоп сигналы на задке старой красной «девятки» её свёкра Лёхи.

Хорошо Варваре, покойно. Играет тёплый ветерок на оборках её халата… Но вдруг по лицу Варвары пробегает выражение  недоумения и даже растерянного отчаяния. (Как у человека, который оторопело наблюдает, как чужая воля распоряжаются им, как заблагорассудится и ещё до конца не осознал: спит он или уже нет…)

Но это так, на миг. Устала Варвара за свою чумную, счастливо-уродливую жизнь – поизвелась. Можно и передохнуть: – «…А ну вас всех…»  Варвара улыбается.

День назад Варвара была крепкая,сноровистая баба. Зычным, низким голосом понукала Варвара свою корову Верку, двух коз, Белую и Чёрную, шпыняла старого мужа Мишку и толстобокую, крикливую падчерицу с её непутёвой дочкой и кривобоким жилистым зятьком Колькой.

А теперь вот Варвара, дура-дурой, лежит в красном гробу, а этих оглоедов во двор по набивалось, как мух на говно и творят, что хотят.

А всего и дел-то было: привязать Чёрную козу на задках.

Белую вот под жерделиной на колышек приторочила и к Чёрной пошла….

Вставила кол в землю, размахнулась молотком и … бах плашмя на спину в бурьян. Там через пол часа и нашли…

Мишка её  колченогий выскочил на улицу, прыгает саранчой, вопит: – «Люди, караул, жинка змэрла…»

Ну неотложка, пульс, зеркальце к губам поднесли… С бородкой в белом халате – «…Фиксируем «смерть». Пишите Зиночка… В девять тридцать пять от остановки сердца. Удар. » –  пришлёпнул на лбу комара. – « Записали? И вызывайте спецтранспорт, и супругу валерьянки или … водки полстакана.» Стал складывать инструменты в саквояж... – «Да, и простыню у хозяев  попросите – тело накрыть. А то вон и дети … и гуси изгадят…»

Лежит Варвара раскинувши руки с растерянным лицом, пялится через простыню застывшими глазами на еле видного с земли серебристого ястреба. Ястреб наматывает в выцветшем от жара небе круг за кругом, тащит что-то малюсенькое в клюве…

Через час с небольшим приехал катафалк из города и увёз Варвару в морг. К утру вернули.

А потом всё как-то наспех: словно боялись – отдумает Варвара помирать: обмыли, обрядили, в гроб и образок в окостеневший кулачок…  

С утра к дому Мишки Рябухи потянулись окрест бабки, (почитай со всей станицы), соседи, родственники и просто зеваки. Как воробьи на горох. Тьма.

Мишка сидел на своей скамейке вдребадан пьяный, прижавшись спиной к облезлому  палисаднику и шмалял одну папироску за другой. Брак у Мишки с Варварой был не первый и делить нажитое было кому…

Гроба с телом покойной народ однако сторонился: загорелая Варвара не была похожа на мёртвую и казалось вот-вот баба опамятуется, вскинет на локтях своё кряжистое тело, свесит ноги в вельветовых тапках за края красного ящика и крикнет: –  «… А ну, геть ветцеля с мово двора! Ишь по набежало тут…» Но лежит Варвара, молчит… Все и пообвыкли.

Двое соседских пацанят у гроба, с корточек, подглядывают под Варварины пятаки: – «Бачиш… зырит с под них в щёлку. Можэ жива?... А слабо её пощупать?...»

– А ну,  геть ветселя, – машет на них клюкой старый кум Варвары, Григорий и,опершись на свою палку, склоняется над гробом: – «А можэ и нэ брэшуть пацаны…» – и тихо зовёт, – Варвар, а Варвар? Ты живая, чи ни?... Постоял, по кряхтел и пошёл крестясь к калитке, – А сто рублив мне так и нэ витдала ведьма…

Ждали оркестр. Но Варвара сегодня была не первый покойник, а сельский оркестр один на всех – запаздывал…

Наконец оркестр прибыл и,наспех перекусив и опохмелившись,жалобно завыл за палисадником. Окрестные собаки отчаянно затявкали…

Четыре свояка подняли гроб и понесли Варвару со двора.

Тело покойной раскачивалось и слетевшие пятаки обнажили зло выпученные Варварины глаза.

– Не хочет баба со двора, – ахнула маленькая сухонькая старушка и стала отчаянно креститься на антенну. И действительно, на выходе возникла заминка: одна из половинок ворот не хотела открываться и пришлось снимать её с петель.

Гроб с Варварой поставили посередине улицы на два табурета. Пятаки положили на место, от греха. Попричитали. Оркестр не в такт завыл и Варвара с запрокинутым лицом поплыла, покачиваясь, к погосту. Как в телеге,  когда дед брал её девочкой с собой на выпасы. Варвара лежала спиной в колкой пахучей соломе, грызла травинку.

Варвара улыбалась.

Через час хоронившие вернулись. К этому времени стол, где стоял гроб с покойной накрыли белыми скатертями. Из хаты принесли ещё два. Расставили стулья,скамейки. Женщины сноровисто накрывали столы, возбуждённо перекрикивались... Звенела посуда, бутылки…

С заднего двора доносился манящий запах жареного мяса: муж падчерицы, Колька, перебегая от одного вертела к другому, крутил над углями забитых к поминкам двух козочек. И непонятно было какая из них «Белая», какая «Чёрная»…

Все расселись.

В хлам пьяного, с растерянным лицом Мишку посадили во главе стола.

– А прызнайся, – наседала на Рябуху, подсевшая рядом, разведёнка Надька Лобок, – шо Варвара твоя, хоша и крепка была телом, а як стара жерделина, а нэ яблочко наливное, ось я…

– Яко «яблочко», – тыркался пьяный Мишка большим ноздреватым носом в два больших кавуна под гипюровой блузкой Надьки. Кряхтел и шамкал беззубым ртом.

– Цыц, – крикнул старый кум Григорий. Все притихли. – Помянём Варвару яка б вина баба ны была! Нэхай будэ земля ей пухом!

Все согласно закивали и, как по команде,повернули головы к воротам.

Ветер уныло скрипел ржавыми железными створками… За калиткой пробежала колченогая соседская собачка, пропылил синий Жоркин «Жигуль», проковылял, вытянув шею,гусак… Никого…

Все с облегчением вздохнули и молча, разом, запрокинули рюмки с пахучей сивухой. Потянулись к закускам…

Только Пьяный Мишка вдруг замер и, хлюпая носом, боязливо втянул голову: словно кто-то незаметно подошёл сзади и положил ему руки на плечи.

Подержал… потом отпустил.

Варвара

Июнь 2013 год, станица Должанская


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое