Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Я хочу чтобы меня любили все. Колонка Валерии Германики

Я хочу чтобы меня любили все. Колонка Валерии Германики

Тэги:

В то лето, перед поступлением в школу кино, я готовилась! Я пересмотрела все эротические драмы… Я брала фильмы напрокат, чтобы не держать все эти кассеты дома. Кучи фильмов! Целые стопки!

 

Все, что было снято, с начала сотворения кинематографа… Я думала, что это пригодится мне на экзамене! Я хотела стать первым в России порнорежиссером!.. Я смотрела классику порно на завтрак, обед и ужин. Это была моя прана… Но когда я подошла к столу приемной комиссии, я решила держать это в секрете! Я сказала, что читаю Экзюпери… В итоге меня приняли...

Сокурсники мне сразу не понравились, настроение испортилось. Но метаться было уже поздно. Я сказала, что фанатею от Мэнсона и Тинто Брасса, и меня перестали приглашать на вечеринки. Они сбивались в кучи, только чтобы не прикасаться ко мне… Я наклеивала на кончики пальцев клейкую ленту и отдирала ее вместе с черным лаком! Чтобы еще больше их побесить! Я не переваривала их слащавые сельские этюды… Счастливые, улыбающиеся стайки - ура, мы теперь режиссеры! У меня еще оставалась пара приятелей среди них, и я решила избавиться от оставшихся… В Доме кино на каком-то банкете я упала вместе со стулом и гвоздикой в голове прямо под ноги какому-то балеруну! Я схватила его за ногу и уговаривала пуститься со мной в пляс! Я так и протащилась за ним метра три… После этого я была уверена, что остаюсь один на один со всеми своими фантазиями… Они потеряли любые надежды на мое выздоровление… Пару раз меня чуть не выгнали из школы. Я не хотела быть причастной к этому балу Сатаны! Я не сделала ни одного задания! Я ходила на фестивали, чтобы найти себе друзей. И даже один раз укусила за губу заслуженного художника России! После этого кто-то из сокурсников сказал, что у меня классная прическа… Это было из жалости!.. До моего увольнения оставалось пять минут, и я решилась… Я начала снимать кровавые этюды в абсурдной стилистике… Уродливых карликов и гротескных мамаш… Ситуация прояснилась, и меня оставили в покое - на правах городского сумасшедшего.

Приближалось время каникул… Сокурсники бравировали сданными зачетами. Почти все пошли работать на телек… Кто-то начал снимать документальное кино. А я осталась в растерянности… Я не хотела шестерить на канале или снимать в стол. Я хотела найти применение себе, какая я есть, в этом ужасном мире капитализма и больших мужчин! И тут ко мне подвалил лысый Том… Мы были влюблены в одного и того же человека, видимо, это объединяло нас на подсознательном уровне… Кармическая реакция… Он рассказал, что знает одну студию, где снимают порно. Что я могла бы пойти поработать туда оператором… Я так и знала! Этот подлец своего не упустит! Я вцепилась в него когтями и сказала, чтобы немедленно вел меня на мою новую работу!.. 

На студии оказалось четыре лица: начальница X, фотограф Y, оператор N и художник Z. Все они свято верили в свое дело и ответственно относились к работе. Световое оборудование было с местной стройки. А на задниках Z рисовал рафаэлевских ангелочков в мечтательных позах среди облаков… Позднее он просил меня позировать на фоне кровавой стены с кандалами, нарисованной им же.

Но это все позже…

Пока я только прошу дать мне камеру, я предлагаю снять с рук и походить вокруг персонажей. Поснимать в документальном стиле и укрупниться на лицо во время оргазма. Эта идея понравилась всем. Кроме оператора… Он сразу понял, что я его вытесняю! Как я снимаю, всем дико понравилось, а после того, как я предложила взять на себя обязанности монтажера, меня практически заперли в студии на два месяца, а всех остальных уволили за ненадобностью… Я снимала с рук, монтировала, вставляла музыку и спецэффекты. За это время наша контора занимала уже вторые места в чартах мировой порноиндустрии… Я набиралась опыта и получала 100 долларов в день, что на тот момент было очень даже неплохо. 

Я с радостью отдала пять лет обучения во ВГИКе в обмен на полугодовую работу в порнобизнесе

Я наблюдала за людьми… За теми, кто приходит сниматься. Я следила за их привычками, настроением, ловила в воздухе запах их кожи… Когда какая-нибудь девчонка переодевалась, я подходила так близко, чтобы чувствовать ее атмосферу. Их тела были истасканы, поюзаны, от них пахло истрепанной плотью. Я навсегда запомнила запах измены. Теперь мне не нужно входить в комнату, чтобы определить присутствие женщины. Присутствие чужого. Наличие измены. Когда перед тобой проходят толпы голых людей в масках, скрывая свои подлинные эмоции… Ты сканируешь, видишь все, тебя уже невозможно обмануть. Я стала медиумом. Я стала замечать в людях плохое. Я стала видеть в людях только плохое. Я хотела их любить, но это было невозможно. Они представлялись мне огромными обнаженными купальщицами с картин Пикассо… Они заполняли своими телами все мое пространство. Мы курили траву и пили коньяк.

Я поняла, что с этим опытом ко мне пришел дар ясновидения. От природы и без того чувствительная, все пропускающая под кожей… Моя душа стала проходным двором для каждой проститутки. Я выслушивала их жалобы на судьбу, бесконечные истории о пути, который привел их в нашу студию… Большинство мужчин, которые снимаются в порно, оказались изнасилованными в возрасте от 12 до 15 лет. У большинства девушек были подобные случаи с отчимами. После такого стресса им было трудно оставаться в мире никем нетронутых людей, и они инстинктивно находили своих. Теперь почти у каждого была возможность совмещать приятное с полезным. Я мечтала снимать о них кино, но это было невозможно. Наше производство было засекречено, все материалы у меня изымались в конце рабочего дня. Зная мои режиссерские амбиции, Xпредупредила меня, что, если я начну снимать что-то для себя, это может плохо кончится для всех. И я оставила эту идею на потом. На когда я буду известным порнорежиссером. Я мечтала снять эротическую драму…

Дошло до того, что некоторые мои подруги просились посниматься у нас, чтобы заработать денег. Я устраивала своих подруг на эту работу! Они наряжались в костюмы медсестер и выливали себе на грудь горячий воск, закатывая глаза и высовывая язык. Флагелланты научили меня правильно работать плетками… Плеток было целое множество, и я свободно в них разбиралась. Теперь при случае я могу хорошенько выпороть! В общем, можно сказать, я с радостью отдала пять лет обучения во ВГИКе в обмен на полугодовую работу в порнобизнесе. Я поняла, я «увидела», как нужно снимать. Я узнала про людей то, чего никогда бы не смогла понять в другом месте…

Я отпросилась на три дня с работы - надо было монтировать дипломный фильм. Конечно, никакое приличное кино не монтируется за три дня. Я зависла на месяц. На студию возвращаться было бессмысленно: при такой плотности работы, какая была у нас, начальство уже нашло нового оператора. Конечно, звонили, жаловались, что снимает хуже. Скучали без моих ебанашек… Называли меня Тинто Брасска и не верили, что я променяла их на кинокарьеру. Они не верили в само существование этой карьеры. Мои рассказы о большом будущем вызывали у моих коллег по порноцеху смех… Я смонтировала «Девочек» с чувством пристального наблюдения, внимания не только к человеческой душе, но и психофизике героя… Я боялась показывать фильм на экзамене перед учителями и сокурсниками. В те трагические минуты волнения, ночного монтажа, я сидела заплаканная под портретом Ходорковского. Из носа текла кровь. Кровь смешивалась со слезами. Я плакала от переизбытка эмоций, от красоты и уродливости мира, от космической абсурдности жизни… Они сидели и обсуждали, что наступает конец этой безумной гонки… Вот-вот, и они уже в большом кино! Покачивая ножкой, сокурсница спросила: «Ну а ты, Лера? Чем ты теперь будешь заниматься? Как ты планируешь зарабатывать?» Я сказала, что буду снимать кино! Я, разумеется, буду снимать кино! Я же режиссер. «Ну-ну… - сказала Зоя, - ну-ну…»

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №135, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое