Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Гуляю по Парижу: косы, томик Rimbaud в оригинале, вино. Колонка Валерии Гай Германики

Гуляю по Парижу: косы, томик Rimbaud в оригинале, вино. Колонка Валерии Гай Германики

Тэги:

Сойти с ума, порезать вены. Молчать о вечной черноте. Ножом порезать пышность пены, Венерин хвост отрезать мне. Гулять в Париже, плакать в Сену, страдать от громкой мерзлоты, лизать топор, любить Елену, любить кошмар и с ним на «вы». Убить Елену наконец! Убить все символы сердец. Убить прохожих и детей, убить клошаров и бл…дей! Убить себя. Нет, пусть живу. Пусть вечно пахнет розой мир, пусть я одна за всех люблю, пусть буду я и мой ампир. 

Мерлин Холланд второй день не отвечал на звонки. Мерлин Холланд - внук Оскара Уайльда. Мы так надеялись, что Мерлин откроет своим ключом склеп своего деда, усыпанный розовыми поцелуями склеп Уайльда. Но у Мерлина звучал неизменный автоответчик. А мы гуляем по Пер-Лашез и ищем теперь колумбарий. Я кричу: «Где Махно? Нестор, вставай!» Задвинутый в долгий ящик урны прах… Через два часа я иду в гости к художнику-концептуалисту Эрику Булатову. 

Иду весной поющий май, все мертвяки лежат в гробах, кричу:«Вставай,Махно, вставай!» с игристой пеной на губах. Я умираю от любви, Елена, с глаз моих беги! Сбежать с ума, придумать Пермь, лизать собаку и весну, любить Владимира, сирень, любить вино, убить Илью! Смотреть картины, черный страхв пространстве белого окна, с улыбкой пьяной на устах запрыгнуть на грозоконя. 

В восемь я на рю Гренета. Эрик в рабочем халате открывает дверь, с порога я предлагаю напиться, но мои французские друзья предпочитают деловой тон. 

Эрик:

Желтое? 

- …Три картины - «ОТКУДА Я ЗНАЮ КУДА» - фраза Всеволода Некрасова, поэта которого… я люблю больше всех из современных поэтов, это лучший поэт. Она звучит в целом так: «Откуда я знаю откуда а вот куда откуда я знаю куда…» Я уже сделал целую серию, двенадцать картин с его словами, с его фразами… В Третьяковке были… И… потом еще две картины. И эта, наверно… последняя картина с его словами. Была еще недавно картина - «ЖИВУ ДАЛЬШЕ». И «ПОЕЗД». Это не фраза,но все же… Образ двух поездов, которые встречаются, идут навстречу друг другу, возник из некрасовского стихотворения.

Новая серия из трех картин. Все они черно-белые, до этого был цикл из четырех картин - день и ночь. «Ночь ночь день день день ночь ночь день».Они сейчас в Швейцарии в очень крупной коллекции, они сделаны после 2006-го, уже куплены… Этот цикл я закончу где-то к концу апреля. Думаю,за месяц сделаю. Может быть,они будут представлены на моей персональной выставке в Женеве в Музее современного искусства,и это будет в октябре. Это,как вы говорите,«крутой» музей.

И еще постараюсь сделать московскую картину. Мне хочется московскую улицу, теперешнюю, сегодняшних людей, городскую ситуацию. У меня в свое время была картина «Улица Красикова»,которая как-то выражала Москву того времени. И теперь я хочу попытаться сегодняшнюю Москву сделать. 

Пересыхает горло, мой черно-белый страх, а подо мной природа раздвинула свой пах. Картина: уходящей дорогой в никуда лежит пастельно-тонкий белеющий карандаш, зовущая тревога, зовущей тишиной, я, в ожиданье Бога, останусь лишь с тобой. Париж! Берлин! Европа! Художники и гладь, в любое время года - лишь пить и воровать! Наружная энергия и масляная страсть, картина - голос Бога, картина словно пасть. 

Для меня черное - не мрачное начало как бесконечное зло. А черное как пространство - бесконечные возможности

- Если нужна наружная энергия, которая питает, то,конечно,Париж не годится. Но я в этой энергии не нуждаюсь, у меня своей хватает. Культурная атмосфера в Париже лучше всего. Но молодому художнику не сюда. Либо в Лондон, либо… домой. Там,где живет. Мир стал открытый, тем более что они же,как правило,делают инсталляции, устраивают акции - это можно где угодно.

Художник живет в той среде, которая его питает. Художник приезжает в Европу за обменом опытом,как правило. Питает собственная среда. 

Учащается пульс, еле дышу, неуместная сущность - встать и бежать. Разукрасить Париж, заорать на весну, написать черно-белым фонтаном козу! Им тут хорошо, а я словно дым, листаю альбом взглядом чужим… 

- Сейчас предпочитаю черно-белый цвет. Почему? Некоторые думают,что это мрачный период жизни,что совсем не соответствует. Для меня черное - не мрачное начало как бесконечное зло. А черное как пространство - бесконечные возможности. Черное пространство, где все может быть. Все пространства могут быть в черном. Только надо освятить. Черный как область возможностей. А белое,понятно, это свет,и вот этот контраст света и темноты неизвестности и ясности - он требует такого простого очевидного противостояния. Раньше у меня было противостояние красного и синего,потому что это было советское время, синий был цвет свободы и красный - цвет агрессии запрета, цвет плоскости, ближайший к нам цвет. Цвет власти. Но это было давно… но по отношению к свету красный и синий не представляют собой противоположности.. Они оба восприимчивы к свету.

Противостояние красного и синего заменяется само собой противостоянием белого и черного - тут более контрастное отношению к свету. Я их рассматриваю как цвет, а не как тон, и черный тут тоже очень важен. Черный может быть плоскость,а может быть глубина. Я работаю с черной глубиной… 

Когда я вышла на улицу, случайно столкнулась Фулканелли, который таинственно исчез в начале прошлого века. Мы заговорили о черном, он неохотно разомкнул уста: «Солнце и луна умирают, погрузившись в море, но их дух носится над черными водами. Основные цвета сохраняются дольше,чем переходные. Они тесно связаны с химическим строением вещества. И обозначают стадии варки, каждому из них приписывали определенный смысл. Во все времена существовал тесно связанный с религией цветовой язык, запечатленный в витражах средневековых готических соборов. Черный цвет соответствует Сатурну. В астрологии Сатурн - неблагоприятная планета». 

И тут позвонил Мерлин… Склеп! Склеп! Склеп!

Опубликовано в журнале "Медведь" №130, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое