Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

РОССИЙСКИЕ АФЕРИСТЫ. От Ваньки Каина до Григория Грабового

РОССИЙСКИЕ АФЕРИСТЫ. От Ваньки Каина до Григория Грабового

Тэги:

Тимофей Дементьевич Анкудинов

Уроженец Вологды, сын мелкого торговца сукном. В 1643 году Тимофей, растратив монастырскую казну, сжег свой дом вместе с женой и с казенными деньгами сбежал за границу. Все считали, что он погиб на пожаре, поэтому Тимофея никто не искал. В Европе он представлялся сначала князем Великопермским, потом сыном царя Василия Шуйского, князем Иоанном Шуйским. Просил у европейских монархов и аристократов материальной и политической помощи, свел дружбу со многими важными иностранцами. После того как в Москве узнали о его выходках, самозванца Анкудинова объявили в международный розыск, но он нашел временную защиту у поверившей в него шведской королевы Кристины. В 1654 году был выдан российскому правительству и после короткого следствия четвертован.

 

Иван Осипов Каин

Родился в 1718 году в селе Иваново Ростовского уезда Ярославской губернии. В 13 лет обокрал господский московский дом и сбежал, однако был пойман и возвращен хозяину, купцу Филатьеву. За донос на него получил вольную, после чего прибился к воровскому притону «под Каменным мостом». Вскоре стал авторитетным вором, провернул ряд смелых афер, хитростью и силой отнимая деньги у богатых русских и армянских купцов. Некоторое время возглавлял на Волге банду в несколько сотен разбойников. В 1741 году явился в московский Сыскной приказ и предложил свою помощь в поимке московских воров. Получив должность доносителя и команду солдат, арестовал множество видных криминальных авторитетов. Вскоре Сенат назначил его одним из главных московских сыщиков. Отлавливая мелких воров, брал деньги с крупных. Разоблачен в 1749 году. После шестилетнего следствия был сослан на каторгу в Сибирь.

Каин

 

Иван Гаврилович Рыков

В 1863 году был назначен на должность директора Скопинского городского общественного банка, на базе которого создал первую в России крупную финансовую пирамиду. Реклама рыковского банка с обещанием баснословных процентов по вкладам печаталась по всей России, при этом в банке не принимали вкладов от жителей родной Рязанской губернии. Вел в банке три бухгалтерии: официальную, внутреннюю и личную. Учредил полуфиктивное «Акционерное Общество Скопинских угольных копий Московского бассейна», ценными бумагами которого торговал на бирже сам с собой, искусственно повышая курс и создавая видимость интереса к предприятию, после чего отдавал раздутые акции в залоги под кредиты. Рыковский пузырь лопнул в 1884 году. Совокупный долг перед кредиторами составил 12 млн рублей, что в три раза превышало стоимость всей недвижимости Скопина. По приговору суда был сослан в Сибирь.

 

Александр Гаврилович Политковский

Родился в 1803 году в небогатой дворянской московской семье. В 1829 году поступил на службу в Главный штаб военных поселений, где к 1851 году дослужился до чина тайного советника (читай: генерала), получил несколько орденов и памятный нагрудный знак за 30-летнюю безупречную службу. Однако неожиданная ревизия выявила недостачу 10 тыс. рублей. Аудиторы потребовали проведения расширенной проверки. Она состоялась через год, однако Александр Гаврилович скончался в ту же ночь, как узнал о ее начале. По результатам проверки выяснилось, что за время своей службы тайному советнику Политковскому удалось присвоить и растратить 1,12 млн рублей серебром (в переводе на современные деньги примерно 300 млн). Это был абсолютный рекорд растраты.

аферисты

 

«Червонные валеты»

Самая известная в России группа аферистов образовалась в 1867 году в Москве, в подпольном игорном доме купца Иннокентия Симонова. Костяк группы составили постоянно работавшие в катране шулера. Председателем был избран служащий Московского городского кредитного общества, сын генерала артиллерии Павел Шпеер. Первую крупную оригинальную операцию мошенники провели в 1873 году. Они разослали по всей России множество сундуков с «готовым бельем», оценив каждый в 950 рублей и оформив на каждый груз страховку. Страховые расписки выдавались на гербовой бумаге и принимались банками в залог за кредиты наравне с векселями. Пока посылки в конечных пунктах дожидались своих получателей, которые так и не явились, мошенники успели обналичить расписки и замести следы. После того как необходимый срок ожидания истек, владельцами сундуков стало застраховавшее их «Российское общество морского, речного и сухопутного страхования и транспортировки кладей». Однако, вскрыв их, представители страховщика никакого белья не нашли. В каждом сундуке оказалось еще несколько вложенных друг в друга по принципу матрешки ящика, в последнем из которых была тщательно упакованная книга «Воспоминание об императрице Екатерине Второй по случаю открытия ей памятника». Залежавшийся тираж этой книги мошенники подрядились вывезти с типографского склада за небольшие деньги. На этой афере им удалось получить весьма крупную сумму, пятая часть которой досталась главному организатору и куратору операции – князю Долгорукову.

Вскоре мошенники наладили чуть не потоковое изготовление фальшивых документов, векселей и облигаций. Изготовители фальшивых бумажек работали... в губернском тюремном замке. Система была предельно простой: настоящий вексель на 100 рублей попадал к заключенным фальшивомонетчикам зашитым в чистое белье, а через несколько дней возвращался уже в грязном. При этом его номинал возрастал со 100 до 10 тыс. рублей.

Через некоторое время Огонь-Догановский объявил о наборе на работу 15 конторщиков. Поскольку работа была связана с финансовой ответственностью, с каждого из них взяли залог по 1000 рублей, что было обычной практикой. Однако когда настало время зарплаты, оказалось, что в кассе на это денег нет. Догановский предложил служащим в качестве моральной компенсации купить заложенные у него векселя за половину их стоимости. Служащие с радостью согласились, однако в банке, куда они явились для их погашения, конторщиков ждало глубочайшее разочарование: бумаги оказались той самой тюремной работы. На этой афере «валеты» буквально за сутки получили более 60 тыс. рублей.

Следующей громкой аферой была продажа мошенниками дома московского генерал-губернатора (сейчас в нем расположена московская мэрия). На этот раз главным исполнителем был Павел Шпеер. Ему удалось войти в доверие к генералу и стать чуть ли не другом семьи. Как-то раз он попросил у генерала разрешения показать дом настоящего русского князя своему знакомому английскому лорду. Князь как раз собирался отъехать с семьей в свое загородное имение и милостиво разрешил приятному молодому человеку хозяйничать в здании. Шпеер целый день водил лорда по дворцу губернатора, показывал все помещения, включая хозяйственные постройки. А несколько дней спустя лорд подъехал к дому в сопровождении нескольких груженных скарбом подвод и приказал слугам заносить вещи. Оказалось, что за эти несколько дней он не только успел купить у Шпеера дом князя за 100 тыс. рублей, но и оформил купчую в нотариальной конторе. Вот только найти эту контору вновь для того, чтобы подтвердить законность сделки, лорду уже не удалось. Как оказалось, она была открыта за несколько дней до сделки и испарилась сразу после нее. Вместе с ней испарился и организовавший ее Павел Шпеер. Такой пощечины генерал-губернатор стерпеть не мог. Он нажал на все возможные рычаги и в начале 1877 года почти все члены банды «Червонных валетов» были выловлены и предстали перед судом. Из 48 проходивших по делу мошенников 36 принадлежали к высшей аристократии. Главные организаторы были отправлены на каторгу, исполнители же большей частью – в арестантские роты и лишь немногие отделались крупными штрафами.

 

Лазарь Соломонович Поляков

В 1889 году Лазарь Поляков купил концессию на монопольное производство спичек в Персии, где такового производства по причине отсутствия леса быть просто не могло. На взятые у своих банков кредиты он построил в Тегеране спичечную фабрику, используя в качестве подрядчика собственную строительную фирму. Построенный завод продал созданному им же «Товариществу промышленности и торговли в Персии и Средней Азии», распределив таким образом большую часть долга по кредитам между многочисленными акционерами. Многочисленные финансовые аферы привели к тому, что во время банковского кризиса 1900 года многочисленные поляковские банки оказались на грани банкротства. Проведенная ревизия обнаружила, что их пассивы (долги, 53 млн рублей) в полтора раза превышали активы (37 млн). Но, поскольку вес этих банков в экономике страны был чрезвычайно велик, правительство предприняло операцию по их спасению. Правда, сам Лазарь Поляков от руководства был отстранен. Все его банки были слиты в один «Соединенный банк», который в 1909 году был передан Госбанку со всеми долгами.

Поляков

 

Братья Шепсель и Лейба Гохманы

В конце XIXвека держали в Одессе антикварную лавку. Первой крупной удачей (аферой) братьев была продажа господину Фришену, коллекционеру из Николаева, якобы античных золотых украшений. А в 1896 году им удалось продать в Лувр уникальную тиару скифского царя Сайтафарна. За нее братья и помогавшие им венские антиквары Фогель и Шиманский выручили ни много ни мало 286 тыс. франков. Семь лет весь мир съезжался в Париж посмотреть на чудо, а на восьмом году одесский ювелир Израиль Рухомовский неожиданно объявил, что тиару сделал именно он. По заказу братьев, заплативших ему за работу 1800 рублей. Гохманам и их помощникам удалось избежать наказания, а творение ювелира Рухомовского и сейчас можно увидеть. Только не в Лувре, а в парижском Музее декоративного искусства.

 

Николай Маклаков

Сын генерала, с отличием окончил Военно-юридическую академию, но карьера артиста его привлекала больше, чем военного. Поработав немного на сцене, он приступил к лицедейству в реальной жизни. Сначала Николай промышлял тем, что открывал в разных городах конторы, нанимал служащих, собирал с них залоги в счет будущих прибылей, брал кредиты, набирал авансы под заказы и скрывался. Когда в России работать стало сложно, Маклаков перебрался в Париж. Здесь он выдавал себя за однофамильца – известного депутата Государственной Думы Василия Маклакова. Однако вскоре играть депутата ему надоело, и он превратился в важного чиновника из Министерства иностранных дел. В каковом качестве вместе с другим известным аферистом, корнетом Савиным, очень долго и весьма успешно шантажировал и «доил» французского экс-министра Клемансо. После ареста в Швейцарии Маклакова отправили в Россию, где ему предъявили обвинение в 217 случаях мошенничества. До конца жизни он говорил, что не чувствует себя преступником, а своими махинациями гордился настолько, что даже описал их в воспоминаниях, которые принесли ему хорошие гонорары.

 

Николай Герасимович Савин

Про корнета Савина в 10–20-х годах XXвека в кругах русской аристократии анекдотов ходило не меньше, чем сейчас про поручика Ржевского. Приехав в Сан-Франциско, он снял для себя лучшие гостиничные апартаменты, записавшись как «граф де Тулуз-Латрек». Журналистам, заинтересовавшимся таким интересным гостем, «граф» рассказал, что приехал по специальному заданию российского правительства. Ему якобы было поручено найти хороших американских промышленников, которые взяли бы на себя поставку материалов для российской стройки века – Транссибирской железнодорожной магистрали. Такие контракты сулили громадные барыши, и нет ничего удивительного в том, что уже на следующий день, после публикации в центральной прессе интервью с «графом», его стали зазывать к себе в гости крупнейшие представители американского бизнеса. Добрый «граф» никому не отказывал и всем обещал содействие и протекцию. Обрадованные предприниматели уж и не знали, чем отблагодарить гостя, поэтому благодарили деньгами. В довольно крупных размерах, справедливо полагая, что чем больше будет размер благодарности, тем больше надежд на получение концессии. Поездив так по Калифорнии и собрав приличный капитал, граф де Тулуз-Латрек неожиданно исчез вместе с крупными деньгами и крупными надеждами на солидные прибыли.

Корнет Савин отдыхал недолго. Узнав из газет, что итальянское военное министерство желает обновить свой конный парк, он метнулся в Рим, где предстал перед военной администрацией в образе крупного российского коннозаводчика. Условия показались привлекательными, и правительство быстро заключило с русским коннозаводчиком договор о поставках. Однако никаких поставок не произошло: поставщик просто забрал огромный аванс и скрылся.

До России он тогда не доехал. Остановился в Софии, где его принимали уже как великого князя Константина Николаевича, сына того самого князя Николая Константиновича, у которого корнет некогда служил адъютантом. В это время в Болгарии пустовал трон. Немного подумав для приличия и выторговав себе приличные условия, «великий князь» согласился. Помешала удачному завершению дела сущая ерунда: приехавший к «князю» лучший софийский парикмахер, как оказалось, работал раньше в Санкт-Петербурге и имел удовольствие лично стричь князя Константина. Он сразу распознал самозванца и заявил об этом в полицию.

В разгар Февральской революции Савину удалось продать богатому американцу Зимний дворец. Схема при этом была та же, что и у «Червонных валетов», только по причине царившей в то время в стране анархии никто не стал напрягать полицию. Все просто посмеялись над глупым американцем.

Будучи уже глубоким стариком и живя в эмиграции в Шанхае, легендарный корнет промышлял тем, что собирал деньги на издание газеты, продавал иностранцам «старинные манускрипты», а соотечественникам – «золотые швейцарские часы». Умер корнет Савин в 1937 году от цирроза печени и был похоронен в дешевом гробу, купленном на деньги русской православной миссии в Харбине.

Савин

 

Александр Зубков

После Октябрьской революции небогатый дворянин эмигрировал в Германию. В 1927 году Зубкову повезло. Один из его успешных родственников достал ему приглашение на чай к вдовствующей прусской принцессе Фредерике Амалии Вильгельмине Виктории, родной сестре последнего германского кайзера Вильгельма IIи внучке английской королевы Виктории. Двадцатисемилетний русский красавец произвел неизгладимое впечатление на шестидесятиоднолетнюю вдову. Брак продержался меньше года, но за это время счастливый супруг успел благополучно растратить немалое состояние Вильгельмины – 12 млн золотых марок и сделать еще более 600 тыс. марок долга. Разоренная принцесса вскоре после развода скончалась в больнице для бедных, а ее бывший супруг, покинув Германию, еще долго зарабатывал на жизнь тем, что за деньги рассказывал журналистам о своей славной брачной эпопее.

 

Вениамин Вайсман

Родился в 1914 году. Промышлял воровством. Зимой 1944 года, Веня совершил побег из лагеря в Вологодской области. Несколько дней бродил по лесу, отморозил обе ноги и кисть левой руки. Все это пришлось ампутировать. В 1946 году он достал наградную книжку дважды Героя Советского Союза, нацепил на пиджак орденские планки, медали и стал «гвардии капитаном танковых войск» и «инвалидом ВОВ». И пошел на приеме к министрам. От каждого Веня получал весьма солидную помощь. В марте 1947 года начальник отдела руководящих кадров ЦК ВКП(б) лично распорядился выделить Вене квартиру в центре Киева с полной меблировкой, купить билет на самолет, выдать пособие в размере 2500 рублей, предоставить 28 комплектов американских подарков и обеспечить пожизненное бесплатное санаторное лечение. За год своей деятельности в роли героя войны Веня успел обвести вокруг пальца 19 сталинских министров. За что получил десять лет лагерей.

аферисты

 

Петр Лосык

У этого афериста с удостоверением майора КГБ мандат, подтверждавший самые широчайшие полномочия в деле проверки настроения рабочих коллективов на любых предприятиях Советского Союза, был подписан даже не Юрием Андроповым, а «самим» Леонидом Ильичом. Используя эту лихую бумагу  в 1976 году изъездил весь Кавказ и Поволжье. И везде говорил с рабочими, которые рассказывали начальнику из центра о всех безобразиях, творившихся на местах. Безобразий было немало, и местные власти стремились поскорее компенсировать их солидными подарками и шикарными приемами. Уже после ареста следователи разглядели, что в его удостоверении и мандате была масса грамматических ошибок: «маёр», «юредических», «комисии», «особо-важных».

 

Сергей Мавроди (МММ)

Марина Францева и Сергей Радчук (банк «Чара»)

Валентина Соловьева (ИЧП «Властилина)

В 1989 году МММ была одним из первых в СССР кооперативов, занимавшихся поставками зарубежных компьютеров. ИЧП «Дозатор», выросший потом во «Властилину», был создан бывшей кассиршей из парикмахерской города Люберцы Валей Соловьевой в 1991 году и занимался безобидной торгово-посреднической деятельностью. Индивидуальное семейное предприятие «Чара» к 1992 году выросло в холдинг, в состав которого входили вполне успешные страховые, транспортные и финансовые компании. И все эти компании во второй половине 1993 года неожиданно переключились на новый вид деятельности. МММ выпустила ценные бумаги, курс которых рос как на дрожжах, «Властилина» начала продавать машины и квартиры за полцены, но с отсрочкой получения (сначала три месяца, дальше – полгода), а банк «Чара» – привлекать частные вклады под сумасшедшие проценты. Продержались они недолго и лопнули почти одновременно – во второй половине 1994 года. Своих денег лишились миллионы россиян. Удивительно, что эта грандиозная финансовая афера, проведенная одновременно множеством компаний (ведь кроме упомянутой тройки лидеров подобных, но не таких крупных компаний в стране было сотни, если не тысячи), не привела к массовым беспорядкам. В Албании, например, обманутые вкладчики примерно в то же время свергли правительство.

Мавроди

 

Григорий Петрович Грабовой

Человек, объявивший себя «вторым пришествием Иисуса Христа», родился в 1963 году в поселке Кировский в Казахстане. Окончив ТашГУ, получил специальность механика и некоторое время работал им в одном из оборонных КБ Ташкента. В 1991 году почувствовал в себе экстрасенсорные способности и начал «диагностировать и прогнозировать авиационные неисправности». Вплоть до 1996 года был практически официальным экстрасенсом управления гражданской авиации Узбекистана. В 1995 году встречался с Вангой, которая его, по словам одних свидетелей, благословила на лечение людей, по словам других – выгнала. В том же году переехал в Россию, где выучился на фельдшера и занялся целительством. Запатентовал ряд изобретений, среди которых есть, например, «Способ предотвращения катастроф и устройство для его осуществления». Вел программу «Формула здоровья» на телеканале ТВ-6, издавал газету «Вариант управления – прогноз». Заявлял, что может лечить рак вплоть до четвертой степени и даже воскрешать мертвых. 5 июня 2004 года на созванной пресс-конференции объявил себя новым мессией. В сентябре 2004 года ученики Грабового предлагали матерям погибших в Беслане школьников воскресить их детей «за денежное вознаграждение в 39 500 рублей». Год спустя Григорий подтвердил, что готов воскресить детей, но сделает это бесплатно. В марте 2005 года основал партию «ДРУГГ», от которой планировал баллотироваться на пост президента РФ. В случае победы обещал принять федеральный закон о запрете смерти на территории РФ, а также ежемесячно выплачивать всем гражданам страны по 12 тыс. рублей. Весной 2006 года Грабовой был арестован, ему было предъявлено обвинение по статье 159, часть 2 УК РФ («уголовное дело по факту мошенничества, заключавшегося в оказании заведомо невыполнимых платных услуг»). Суд признал его виновным в 11 случаях мошенничества в особо крупных размерах с суммой ущерба более 1 млн рублей. 7 июля 2007 года его приговорили к 11 годам лишения свободы и крупному денежному штрафу. Однако причитающийся срок он отсидел не полностью: в мае этого года борец со смертью был за примерное поведение освобожден условно-досрочно.

Грабовой

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №145, 2010


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое