Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ЖИЗНЬ В ТЕРМОСЕ. Смогут ли люди жить вечно?

ЖИЗНЬ В ТЕРМОСЕ. Смогут ли люди жить вечно?

Тэги:

Однажды в разговоре с писателем Валерием Чумаковым, автором бестселлера «Конец света. Прогнозы и сценарии», кто-то из нас посетовал, что вот хорошо было бы заснуть, а когда проснешься – все проблемы решены сами собой.И Чумаков вспомнил, как в детстве читал рассказ о профессоре,который заморозил себяна 18 тысяч лет и,проснувшись,попал в коммунизм. После этого нам ничего не оставалось, как послать Чумакова в подмосковное Алабушево на криоферму, где людей замораживают и прямиком отправляют туда, где счастье.

 

– А что, – спросил я сотрудника компании Алексея, выруливая с МКАД на Ленинградку, – местное население не протестовало, когда узнало, что в ваших ангарах замороженные трупаки будут лежать?

– Нет, – Алексей только усмехнулся, – тут телевизионщиков море приезжало. Как раз искали недовольных. Нашли одного, который,про нас узнав, сказал, что будет пикетировать.

– Пикетировал?

– Нет. А так все люди вполне нормально относятся. Некоторые даже довольны, говорят, это интересно.

Тридцать семь километров от Москвы,и вот она – первая и единственная пока в Европе криоферма. Несколько больших ангаров за глухим забором. Только не подумайте, что во всех этих ангарах стоят полные замороженными людьми холодильники. Просто «КриоРус» арендует тут часть площади.

В одном из ангаров стоит огромный Дюар, в котором и находятся все замороженные люди, а также головы, мозги и животные. Дюар (если правильно – сосуд Дюара) – это примерно то же, что и термос, только большой,для научных и промышленных целей. Пока мы ехали, Алексею позвонила потенциальная заказчица: хотела заморозить тяжело больного мужа-академика. Договорились, что она подъедет в Алабушево, где ознакомится с условиями содержания тела и почитает образцы договора и завещания.

– Тут есть тонкость, – пожаловался Алексей, – договор мы подписываем с живым человеком. А на момент проведения процедуры его уже нет в живых. И получается, что договор как бы теряет силу. С завещанием легче, там есть душеприказчики.

А живого человека никто замораживать не в праве. Так как нет уверенности в том, что процедура не повредит его здоровью и что вообще его потом удастся оживить. Поэтому деятельность компании относится к ритуальным услугам. Официально это способ похорон. Где-то тела принято закапывать, где-то – сжигать, где-то – сбрасывать в реку. У многих северных народов их подвешивают на деревья, а наш обычай закапывания туземцы считают варварством и оскорблением по отношению к матери-Земле. Различные компании занимаются заброской праха умерших фантазеров в космос, спрессовыванием его в алмазы, изготовлением из него картин. Есть даже фирма, предлагающая устроить из праха праздничный фейерверк. Но все такие погребения– билет в один конец. Последователи же криобиоза дают покойному шанс на воскрешение, заморозив его. В конце концов, это гуманнее, чем просто закопать или сжечь. Процедура крионизирования стоит сейчас относительно недорого, многим, далеко не самым богатым, она вполне по карману и остается только удивляться, что люди со своими завещаниями еще не выстраиваются в очередь к морозильнику.

криорус

 

Умри, замри, воскресни

Началось все в первой половине XVIIIвека, когда голландский ученый Антони ван Левенгук обнаружил, что,если полностью высушенных и не подающих признаков жизни червячков коловраток залить водой, они снова оживают. Следующее столетие ученые активно высушивали и замачивали все новые виды микроскопических организмов, после чего выяснили, что клетки легче возвращаются к жизни, если их не засушивать, а замораживать. Английский хирург и анатом Джон Хантер даже высказал крамольную мысль о том, что, периодически замораживая человека,можно продлить его жизнь на любой срок. У Хантера был повод так считать: заморозку с последующим воскрешением неплохо переносили уже не только червяки, но и рыбы, лягушки, куколки бабочек (с последними в начале XXвека активно экспериментировал русский физик Порфирий Бахметьев). И не было причин сомневаться в том, что со временем ученые проделают подобную операцию с человеком, но дальше амфибий дело не пошло. Замороженные собаки, кошки и обезьяны совершенно не желали оживать после оттаивания: содержавшаяся в их клетках влага, замерзая и превращаясь в лед, просто разрывала клеточную оболочку изнутри. Животные умирали от множественных, практически сплошных, клеточных повреждений. Однако в 40-х годах прошлого века были найдены криопротекторы, даже при очень низких температурах мешавшие воде превращаться в кристаллы льда. Самым простым из них оказался банальный глицерин. Насыщенные им растения и даже отдельные человеческие органы легко восстанавливались после длительной заморозки.

В 1963 году двое американских ученых создали науку о замораживании с последующим оживлением высших организмов, получившую название «крионика». Первый, профессор физики Роберт Эттинджер, узнал об анабиозе, прочитав в 1931 году рассказ «Спутник Джеймсона». В нем люди будущего подобрали на околоземной орбите и оживили замерзшего в космическом пространстве профессора. Соратника Эттинджера Эвана Купера вдохновила пьеса Владимира Маяковского «Клоп», главный герой которой попал через заморозку из 1929-го в 1979 год. Начитавшись фантастики,они основали в Вашингтоне «Общество продления жизни», выросшее впоследствии в Институт крионики.

 

Коси коса, пока роса...

В углу небольшого кабинета стоял огромный металлический ящик с крупными крышками на пенопластовой подкладке. По наивности я представил, что там лежит несколько замороженных, но все оказалось проще – ящик предназначался для сухого льда, необходимого для постепенного охлаждения клиента. Рядом с ящиком стоял маленький сосуд Дюара, как раз подходящий под голову или мозги. К моему разочарованию, он тоже был пуст. На стене висели фотографии трех женщин, подвергнутых крионизации. Рядом стояли кадки с живыми растениями. Их принесли родственники клиентов. Алексей вообще избегал терминов «смерть», «покойный», «труп». Вместо них он говорил «событие», «объект», в крайнем случае – «тело». Но тут обойти неприятные слова было невозможно.

– Понимаете, это раньше смерть воспринималась как некое мгновение, переход через границу между живым и неживым. Вот тут ты еще жив, а через миг уже мертв. Сейчас все по-другому. Ученые понимают, что смерть – процесс, включающий в себя многие стадии. И до определенного этапа процесс обратим. Наука постепенно отодвигает точку невозврата все дальше и дальше. Криобиоз – продление процесса смерти во времени. Можно сказать, ее приостановка.

– И сколько такая приостановка стоит?

– По сравнению с американскими компаниями недорого. Крионизирование и бессрочное содержание всего тела – тридцать тысяч долларов, головы или одного мозга как главного носителя личности – десять тысяч.

– Вполне сопоставимо с расходами на хорошие похороны.

– Даже дешевле! Сейчас один элитный гроб стоит порядка пяти тысяч долларов. Плюс памятник может стоить вплоть до бесконечности. Место на кладбище. Заморозить часто дешевле получается. Кстати, если у родственников есть желание «похоронить по-человечески», никто не запрещает это все совместить.

– Замороженного в землю? В Дюаре?

– Нет, зачем. Просто мозг можно заморозить, а тело – похоронить.

– Без мозгов?

– А вы уверены, что после вскрытия мозги остаются в голове? На самом деле, если по какой-либо причине паталагоанатому понадобилось вскрыть черепную коробку и извлечь мозг, то потом его укладывают в брюшную полость. Это слишком жидкий орган, во вскрытом черепе он может просто протечь. И его укладывают в более подходящее место.

– Могут и вообще не положить.

– Это вряд ли. Что если потом эксгумируют, а там мозга нет? Кто вскрывал? Ляпкин-Тяпкин. А подать сюда! Да и зачем он кому нужен. Укладывают в брюшную полость, а череп набивают медицинскими салфетками, чтобы создать внутреннее давление. Мы же предлагаем тело похоронить, а мозг не в грудь зашить, а заморозить. И у человека будет шанс на воскрешение.

– Кстати, о воскрешении. Церковь вас, наверное, анафеме предала?

– Как раз нет. На самом деле, ни в каких священных книгах не написано, как надлежит обходиться с телом после смерти. Это уже вопрос культуры.

– Но ведь считается, что если человек не погребен, то душа его мается.

– Кто вам это сказал? Бабушки на скамейке? Вы их слушайте больше, они вам еще скажут, что свечи нельзя зажигалкой зажигать и «спасибо» нельзя говорить, а только «спаси Бог». В Библии мертвых не в землю закапывают, а укладывают в пещеру и закрывают вход в нее большим камнем. У нас людей при заморозке отпевают, а перед смертью, несмотря на готовое завещание, соборуют и исповедуют.

КриоРус

 

В банке по четыре

Первым замороженным стал семидесятитрехлетний психолог, профессор Джеймс Бедфорд,умерший от рака. Заморозку осуществило Калифорнийское крионическое общество. Кроме него криостазисом тогда, в 1970-е, занимались еще Нью-Йоркское крионическое общество и корпорация «Крайокер».Эти три первенца крионики за следующее десятилетие заморозили два десятка клиентов, после чего разорились. Дело в том, что за хранение замороженных должны были платить их родственники, которые далеко не всегда горели желанием это делать.

Сегодня главными центрами крионики считаются четыре американских организации: фонд продления жизни «Алькор», Институт крионики, Американское крионическое общество и компания «Транс Тайм». В их депозитариях хранится более ста человек. Порядка тысячи стоят в очереди. Ходят слухи, что в отдельных контейнерах дожидаются разморозки Уолт Дисней и Сальвадор Дали. Слухи эти никем не подтверждаются, но и не опровергаются.

Услуги по путешествию в будущее стоят в Штатах от 28 тысяч долларов до 150тысяч. Часть денег идет на операцию, а часть кладется на банковский счет, проценты с которого позволяют хранить клиента в депозитарии столько, сколько будет нужно. За меньшую сумму можно заморозить отдельно мозг, который в будущем, разморозив, подсадят в подходящее тело.

Замороженные содержатся в заполненных жидким азотом специальных термоустойчивых контейнерах по четыре человека. Процедура заморозки постоянно совершенствуется. В двух крупнейших центрах –«Алькоре»и Институте крионики – исследованиями руководят ученые из СНГ. В «Алькоре»– белорус Сергей Шелег, в Институте крионики – харьковчанин Юрий Пичугин.

Пока процесс крионизирования отработан только наполовину. Замораживать организмы, причем весьма неплохо, ученые научились. Насчет обратного действия существуют только проекты. При заморозке важна каждая минута, поэтому действия членов бригады расписаны досконально. Бригада начинает действовать сразу после того, как замораживаемое лицо официально объявлено мертвым: в тело через кровеносную систему вводятся криопротекторы, мешающие воде превратиться в лед и разрушить ткани организма. Потом тело охлаждают сухим льдом и жидким азотом. Плавное охлаждение продолжается несколько недель. По достижении температуры –190 градусов тело помещают в наполненный жидким азотом сосуд Дюара, где оно и хранится. Из-за испарения азот постоянно подливают, примерно по 10 литров в сутки. Жидкий азот стоит от 4 до 10 рублей за литр, так что такое поддержание стоит копейки.

С разморозкой сложнее. Крионисты считают, что оживить первого замороженного уже через двадцать-тридцать лет им помогут нанотехнологи. Размораживать начнут,когда появятся гарантии, что замороженного клиента можно оживить.

Сейчас процесс представляется так. В извлеченное из хранилища тело вводятся специально разработанные медицинские нанороботы. Предпосылки для создания таких машин, состоящих всего из нескольких сотен молекул, уже есть. Нанотехнологи считают, что их появление – дело ближайших десятилетий. Контроль за действиями нанороботов будет осуществлять суперкомпьютер. Получив от них данные о повреждениях тела, суперкомпьютер составит план ремонта. Под его руководством роботы разобьют сросшиеся и смерзшиеся клетки, восстановят клеточные оболочки, исправят поврежденные органы. Все работы будут проходить при температуре тела –5–10 градусовпримерно месяц. После выполнения ремонтных работ нанороботы покинут готовое к реанимации тело, в него закачают подходящую подогретую кровь, температуру доведут до 36,6 градуса, после чего тело оживят стандартными (для того времени) реанимационными процедурами.

 

Мозг в тумане

В кабинете ни одного замороженного не оказалось. Между тем, как сказал мне Алексей, сейчас на хранении у «КриоРуса» находятся четыре тела, семь голов и мозгов, три собаки и две кошки. Все они были рядом в соседнем ангаре, куда мы и направились.

Алюминиевый сосуд для хранения был и правда велик – в высоту метров пять. Наверх мы поднялись по приставной лестнице. Алексей потянул за переброшенную через блок веревку и поднял широкую крышку. Хотя скорее это была не крышка, а пробка, именно как в термосе – сверху алюминий, а дальше сантиметров сорок пенопласта. Из открытой горловины тут же повалил густой белый туман. Я перегнулся через край и попытался разглядеть что-нибудь внутри. Получалось это плохо.

– Сейчас азот рассеется, можно будет посмотреть,– успокоил меня Алексей.

Туман и правда рассеялся,и я увидел в глубине какие-то контейнеры разных размеров. Все они стояли на дне Дюара и в каждом из них должны были быть или тела, или мозги.

– А где азот?

– Жидкий азот прозрачен, почти невидим. Сейчас его там примерно на половину объема. Так, чтобы все объекты были закрыты.

Вокруг было светло. По шлангу в Дюар что-то поступало, на каком-то приборе красным высвечивались какие-то цифры, где-то слышалось какое-то жужжание. Мне было спокойно и совсем не страшно. Я сидел верхом на машине времени, в которой четыре человека, семь голов, три собаки и две кошки совершали путешествие в будущее. Пока нельзя было сказать, закончится ли оно успешно или экипаж так и не доберется до желанной цели, но сам факт путешествия был налицо.

 

Справочный материал

Гибернация

У криобиоза есть альтернатива – гибернация (зимняя спячка). Благодаря ей бурые медведи, белки, сурки, летучие мыши и многие другие млекопитающие переживают голодный зимний период. Во время спячки температура их тела за исключением медведей и барсуков может упасть почти до 5 градусов. Интенсивность обмена веществ замедляется в 50–150 раз. За три зимних месяца летучая мышь стареет всего на один день. Анестезиологи перед сложными операциями понижают температуру тела пациента до 30 градусов. При этом интенсивность обмена веществ падает примерно в два раза. Температуру можно было бы снижать и дальше, но на рубеже 24–25 градусовжелудочки сердца охватывает судорога (фибрилляция), которая вполне может окончиться летальным исходом. Если медики научатся опускать температуру тела до 5–10 градусов, то любой желающий сможет проспать «день за год».

 

Бессмертие

Евгений Нудлер, профессор Нью-Йоркского университета, руководитель лаборатории «Герон Лаб», занимающейся проблемами старения:

«Я надеюсь, что через двадцать лет любой человек сможет без рецепта купить таблетки, замедляющие старение и продлевающие жизнь до 150 лет».

Владимир Скулачев, доктор биологических наук, академик РАН:

«Смерть возникла в результате эволюционных обстоятельств и закономерно ставить вопрос о том, нельзя ли ее отменить, поскольку человек в эволюции себя больше не заинтересован. Я говорю не о смерти вообще, а о смерти от старости. Я считаю, что старостьэто болезнь, ее нужно лечить, как инфаркт и рак. Если я вылечу человека от старости, то я вылечу его и от большинства старческих болезней».

По Скулачеву, клетки, из которых состоят сложные организмы,запрограмированны на самоуничтожение после определенного количества делений, зашитого в геноме. Но если программа есть, то ее можно отключить, подправить или обойти. И работы в этом направлении идут полным ходом. Мыши в лаборатории академика уже живут вдвое дольше своих собратьев. 

 

ЗАМОРОЗКА (технология настоящего)

Бригада начинает действовать сразу после того, как телоофициальнообъявлено медиками мертвым. 

Через кровеносную систему вводятся криопротекторы, мешающие воде превратится в лед и разрушить ткани организма. 

Тело начинают охлаждать: сначала сухим льдом, потом жидким азотом. Плавное охлаждение продолжаться несколько недель. 

По достижении температуры тела–190 градусов его помещают в наполненный жидким азотом сосуд Дюара, где оно хранится положенный срок. 

Из-за испарения жидкий азот постоянно подливают, примерно по 10 литров в сутки.

 

РАЗМОРОЗКА (технология будущего)

В извлеченное из хранилища тело вводятся специально разработанные медицинские нанороботы. Предпосылки для создания таких машин, состоящих всего из нескольких сотен молекул, уже имеются. Нанотехнологи считают, что их появление – дело ближайших десятилетий.

Контроль за действиями нанороботов осуществляет суперкомпьютер. 

Получив от роботов данные о повреждениях тела, суперкомпьютер составляет план ремонта. 

Управляемые компьютером роботы разбьют сросшиеся и смерзшиеся клетки, восстановят клеточные оболочки, исправят поврежденные органы. 

Работы проводятся при температуре тела –5–10 градусов примерно месяц. 

После выполнения ремонтных работ нанороботы покидают готовое к реанимации тело. 

В тело закачают подогретую кровь, температуру доведут до 36,6 градусов. 

Тело оживляют стандартными (для того времени) реанимационными процедурами.

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №148, 2011


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое