Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ТЕАТРЫ РОССИИ. Бог танца на Cимоновской сцене

ТЕАТРЫ РОССИИ. Бог танца на Cимоновской сцене

Тэги:

Никогда бы не подумал, что творческие метания «Бога танца» (так называли Нижинского), а также Михаила Фокина, Игоря Стравинского, Сергея Дягилева, людей начала ХХ века, могут стать интересными сегодняшнему театральному зрителю. И речь-то о балете, самом элитарном искусстве! Эти метания – как правило, предмет для разговора тет-а-тет. Но театр?.. Однако текст Ники Симоновой, режиссура Лейлы Абу-Аль-Кишек, хореография Евгения Любашина, сценография Дины Боровик и первоклассные артисты (один Олег Лопухов в роли Василия чего стоит!) сделали это зрелище напряженным, конфликтным, увлекательным. Творчество стало интригой спектакля. «Я хочу добиться от этого балета совершенства античных статуй» – говорит Нижинский Дягилеву (а Фокину нет), и мы следим за их переживаниями, затаив дыхание! Потому что перед нами Театр.

И потому что в роли Нижинского – юная, наивная и замечательно изящная вначале, и сломленная трагичная в финале Аделина Гизатуллина. Смелый ход, как вы понимаете. Но эта смелость, обратите внимание, никак не скандальная. А ведь можно было легко пойти по этому пути, подменив скандалом творчество. Но зачем? Да, Нижинский и не скрывал: «Не жалею о своих отношениях с Дягилевым, даже если они противоречат этическим нормам». Но как это пустяшно, когда речь-то о душе Творца. О трагедии Творца. О восторге Творца. О мучениях Творца.

За два с половиной часа Аделина Гизатуллина на наших глазах превратила наивный восторг в паническое отчаяние. А на поклонах она улыбается. Только она одна. И это после реплики в финале: «Я не могу больше танцевать, потому что я сумасшедший». Спектакль поклонами не заканчивается. Танец солнца (так называется текст Ники Симоновой) – он теперь в нас. И музыка – тоже в нас. Может быть, именно она – и главный герой спектакля. При этом режиссер то и дело выводит героев на небольшие, но пронзительные монологи. Монологи в тишине. Когда только герой – и зал. И герой, обратите внимание, говорит именно то, что говорил когда-то, когда нарушал законы тяготения. А не то, что придумал, понимаешь, драматург. И мы вникаем в каждое слово, ищем разгадку детектива.

Пара слов о том, что вызывает сомнения, но ничуть не снижает радость от спектакля. Сцена – камерная и кажется загроможденной. В частности, Высоким и Блондином, двумя сопровождающими Сергея Дягилева. Уж очень обильно они его сопровождают. То слева направо, то справа налево, и по иным траекториям. Всех остальных вполне достаточно, чтобы увлечь нас. Так много Великих на сцене и так трепетна их история, и так эмоциональна драматургия, и так хороши артисты, что хочется – побольше их. А не сопровождающих. И громоздкая люстра отвлекает. Ее бы повесить, что ли. Даже детская коляска… ее бы увезти. Хотя… наверняка, у режиссера свои резоны…

Вернусь на минутку к Олегу Лопухову (Василий). Он просто необходим, чтобы тактичным и очень деликатным комизмом оттенить драматичность происходящего. Ох уж эти лепестки роз костюма Нижинского из «Видения розы», которыми Василий приторговывал! Ох уж эта его ненавязчивая ирония, в которой нет ни доли комикования. А в результате – доверие зрителей ко ВСЕМУ, что происходит. И Игорь Стравинский, и Михаил Фокин (Ян Гахарманов и Павел Тэхэда Кардэнас) точны и интересны. И все же – еще раз – хочется, чтобы их было больше. Ведь они БОЛЬШИЕ. Не хватает их обид и обретений. Ну и Ася Домская (Ромола де Пульски), конечно, хороша. Ее как раз более чем достаточно.

«Моя душа ищет чистоты». Спектакль об этом невероятно важен, просто необходим для всех. Для миллионов. Потому как человек, кем бы он ни родился, кем бы он ни стал, ищет чистоты и в поисках ее разгребает мусор и грязь. Этот поиск – божественное предназначение человека. И лучше помогать ему искать, а ни в коем случае не подсмеиваться. И помогать ему ответить на главные вопросы. Женщина убивает в мужчине художника? Орлы губят маленьких птиц? Русский балет нуждается в Боге танца? Художник отражает Бога?

Ни минуты не скучно. Хотя с премьеры прошло почти три года. А спектакль волнует – потому что живой про живое.

«Нижинский. Гениальный идиот». Театр имени Евгения Вахтангова. Симоновская сцена

Фотографии предоставлены пресс-службой театра имени Е. Вахтангова


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое