Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Учитель гениев, или зачем в России хорошее образование?

Учитель гениев, или зачем в России хорошее образование?

Тэги:

Борис Давидович учит гениев. Уже 40 лет. Он преподает математику в знаменитой 57-й московской школе для одаренных детей. Опыт его в мире ценится настолько, что за советом к Давидовичу приезжают специалисты из самых энергично развивающихся стран - Китая, Кореи и Сингапура.

 

ИГРЫ РАЗУМА

- В мире есть множество примеров, когда бывшие школьные троечники становились нобелевскими лауреатами, открывали новые законы, земли и звезды: Эйнштейн, Ньютон, Дарвин, Менделеев, Либих, Эдисон, Циолковский. Даже вице-президент Российской академии наук академик Жорес Алферов, лауреат Нобелевской премии в области физики, по его собственному признанию, в школе не получал по физике оценок выше «четверки». В связи с этим хочу вас спросить: так ли велика роль школы?

- Если я напрягу память, то, вероятно, смогу привести не меньший список контрпримеров. Что касается перечисленных вами великих личностей, могу сказать, что гениальность их проявилась либо после школы, либо им не очень повезло со школой и учителями. Так тоже бывает.

- Есть разные теории происхождения гениальности. Вот вы столько лет проработали с одаренными детьми, может, даже гениями, как бы вы сформулировали ответ на вопрос: откуда берутся гении?

- Я думаю, их либо находят в капусте, либо их приносит аист; иногда их приносят из роддома. То есть мне ближе теория Эфроимсона, согласно которой гениями рождаются. Здесь важен другой момент: Господь, когда создает человека, сохраняет контрольную сумму - где-то перекладывает, но где-то недодает. Наиболее гениальный (хотя я и не люблю это слово) ребенок, как правило, наименее эмоционален, его труднее учить педагогу, потому что нет отдачи, обратная связь - сухая. Хотя я всем своим коллегам говорю, что ребенок - это не сберкасса: сегодня положил деньги - через месяц получил проценты. Результат будет тогда, когда ты будешь лежать в могиле.

- Аристотель, кажется, спорил, что нет гения без примеси сумасшествия. Как вы относитесь к этой точке зрения? Гении - это сумасшедшие?

- Я бы аккуратнее пользовался термином «сумасшествие», особенно сейчас, в наше не очень простое время. Кто нормален, кто не очень - где границы нормы? Как вы еще удержались от слова «индиго». Мне тут недавно позвонил один папа и рассказал, что его четырехлетняя дочь берет интегралы, строит графики, вычисляет логарифмы, и что ее немедленно надо записать в нашу школу. Естественно, первая моя реакция- рекомендовать папе хорошего психиатра, но я сдерживаюсь и очень нежно начинаю ему объяснять: «А может, лучше на каток? Или купить куклу?» Если ребенок в четыре года берет интегралы, то что-то с ним не так, это не одаренность. Одаренность в математике - это прежде всего логические способности, которые проявляются не раньше подросткового возраста.

Наиболее гениальный ребенок, как правило, наименее эмоционален, его труднее учить педагогу, потому что нет отдачи, обратная связь – сухая

- А что вы думаете про Перельмана, который доказал теорему Пуанкаре, а потом отказался от премии в миллион долларов. Он сумасшедший?

- Ни от какого миллиона долларов Григорий Перельман не отказывался. Ему его пока никто не предлагал. В 2002-2003 годах он опубликовал в интернете доказательство знаменитой гипотезы Пуанкаре. Потом (об этом мало кто знает) возникли китайские математики, которые объявили, что они первые получили этот результат. Но математическое сообщество это не подтвердило. Григорий не поехал в Мадрид на международный математический конгресс, где ему должны были вручить знаменитую математическую награду - медаль Филдса. Почему не поехал? Существуют разные версии. От отсутствия визы до каких-то идейных соображений. Насколько я знаю, сейчас он ушел из института и перестал заниматься математикой, увлекся изучением Торы.Все остальное придумали журналисты. Гриша, быть может, с точки зрения обывателя в чем-то странен, но он не сумасшедший. Я хорошо знаком с его учителями из 239-й школы, лучшей физико-математической школы Ленинграда. Он действительно гениальный математик.

-Математики часто сходят с ума?

- Конечно, математика очень жесткая наука. Нет ничего удивительного, что математики сходят с ума чаще, чем строители. А с другой стороны, сколько попсы сходит с ума от пьянства и наркотиков, тоже профессиональная болезнь. У каждого свои проблемы.

 

НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ

- Борис Михайлович, как вы думаете, обществу потребления нужны ваши гении?

- Давайте все-таки заменим термин «гениальность» на «одаренность». Быть может,это менее привлекательно, зато понятнее и ближе к действительности. И потом, что значит«нужны», «не нужны»? Они существуют! Таким школьникам очень трудно в обычных школах. Их там просто «убивают». Не потому, что эти школы такие плохие, а потому,что эти школьники из другого мира. Наша задача, как говорил герой романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи» Холден Колфилд,- «ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть». Потому что если их не спасти, то через какое-то время (думаю, не очень отдаленное) вашему обществу потребления нечего будет потреблять.

- В каком возрасте проявляется математическая одаренность?

- Математика такая наука, в которой можно раскрыться в двенадцать лет, а можно в тридцать. Я знаю одну датчанку, которая начала серьезно заниматься теоретической физикой, родив сначала троих детей.

- А в чем специфика работы с одаренными детьми?

- Специфика нашего обучения детей состоит в том, что мы занимаемся с ними индивидуально. На уроках математики в классе у нас одновременно работают пять-шесть преподавателей, и на каждого приходится по три-четыре ученика. Мы учим их заниматься наукой- это главное. Это позволяет нашим выпускникам уже на третьем-четвертом курсе получать свои первые научные результаты. Как правило, из двадцати выпускников одного класса почти все после окончания вуза поступают в аспирантуру и половина из них защищается. По математике, физике, молекулярной биологии. И такиерезультаты мы имеем на протяжении уже почти сорока лет. Пять лет назад к нам пришли руководители одного известного экономического института и предложили организовать семинар по экономике: «Мы хотим воспитывать экономистов с нуля, как вы математиков. Ведь основная проблема в экономической науке - это дефицит интеллекта». Семинар работает все пять лет.

 

ДЕФИЦИТ ИНТЕЛЛЕКТА

- Был ли раньше дефицит интеллекта?

- Количество одаренных детей в той или иной области всегда примерно одинаково. Оно не зависит ни от географии, ни от социума, ни от родителей. Это как Господь Бог раскидает. Но, быть может, раньше (в Советском Союзе) дети с хорошим интеллектом в основном шли в математику (физику) или в шахматы. Теперь вариантов существенно больше, но почему-то экономическая наука не всегда попадает в их число.

- В чем основные проблемы обучения одаренных детей?

- Основная проблема двенадцати-тринадцатилетнего школьника, поступившего в математический класс, - это потеря ощущения, что тывундеркинд. Процесс осознания того, что ты не самый умный в этом мире (и даже в своем классе),мучителен в этом возрасте. На это накладываются трудности вхождения в совершенно новый мир, как в отношении профессиональных требований, так и просто человеческих взаимоотношений. Современные подростки, в том числе наши, плохо говорят по-русски и практически не пишут. Первые полгода обучения, а иногда и дольше, мы учим их писать и произносить связный текст. Для школьников этот процесс проходит тяжело и болезненно. Часто восьмиклассники плачут: мальчики в подушку, девочки на уроках. Ведь гениальные идеи человека ничего не стоят, если они так и умрут в нем.

- Счастливы ли ваши бывшие ученики во взрослой жизни?

- Вот смотрите: с 1968 годау нас было 1600 выпускников математических классов, плюс 200 - гуманитарных, плюс 600- общеобразовательных, всего 2400 человек. Столько счастливых людей(вместе и сразу) я видел только один раз- в документальном фильме о физкультурном параде молодежи 30-х годов прошлого века на Красной площади.

Но я, конечно, не Господь Бог. Кто счастлив? Кто несчастлив? Я не берусь судить. В конце 90-х полкласса уехало в Америку, кто-то сейчас возвращается. Сегодня среди моих учеников около пятидесяти человек за границей. Могу сказать, что социально они все прекрасно устроены, хорошо зарабатывают.

- Среди них есть миллионеры?

- Как-то давно из нашего маткласса ушел мальчик, он не смог в нем учиться, теперь он олигарх, но в школе никто им почему-то не гордится.

Одаренность в математике - это прежде всего логические способности, которые проявляются не раньше подросткового возраста

- Каков ваш прогноз: каким будет наше общество, которое формировалось при теперешних ценностях, лет через тридцать-пятьдесят?

- Судить о том, каким будет наше общество через тридцать-пятьдесят лет, я могу, только глядя на сегодняшних детей. Они разные. Еще восемь-десять лет назад мне казалось, что все плохо. Поколение, выросшее в 90-е годы на американских мультфильмах, повзрослевшее нанизкого пошиба боевиках и сериалах, поколение,никогда не державшее в руках книгу и читающее только с экрана компьютера, потратившее половину своей пока еще небольшой жизни на убивающие интеллект компьютерные игры, не вызывало у меня энтузиазма. А самое главное - эти дети разучились общаться между собой. Они были друг другу неинтересны. Они не хотели и не умели плакать над горем другого. Ради своего- сколько угодно. Фраза «Это не мои проблемы» стала ключевой. Были, конечно, и другие дети, но не они делали погоду. Мне стало грустно. Все изменил мой последний класс, который я выпустил в этом году. Они, конечно, обладали всеми грехами своего поколения: мало читали, плохо говорили, не умели работать, любили приврать.Но с самого начала они были открыты окружающему миру, друг другу и очень чутки и доброжелательны.Мои дети изменили мой взгляд на мир. Теперь я считаю, что не все так плохо. Что в любые времена в этом мире был и будет представлен весь спектр человеческих особей, от страшных злодеев до великих героев. А каждый сам решает, какое место он займет в этой шкале. Быть может, я кому-то помог в выборе этого места. Но главное - спасибо моим детями судьбе, которая послала мне их.

Борис Давидович с учениками

 

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

- Пять лет назад вы подписали письмо-протест президенту Путину против ЕГЭ. Что-то изменилось с тех пор?

- Во-первых, ЕГЭ в этом году стал обязательным для всех, и все выпускникив форме ЕГЭ сдают два обязательных экзамена: русский и математику, плюс какие-то предметы по выбору. С моей точки зрения, повальное введение школьных экзаменов в тестовой форме (с будущего учебного года федеральные экзамены в девятых классах также будут проводиться в форме тестов) приведет к снижению уровня образования в российских школах. Это самое важное и самое трудно исправляемоепоследствие ЕГЭ. Но, с другой стороны, кому нужен высокий уровень образования? Государству? По крайней мере к нам такой социальный заказ не поступал.

Но,с другой стороны, школа - очень консервативная структура, нельзя каждый год в ней что-то менять. Придумали ЕГЭ - плохие-хорошие; пусть пятнадцать лет будет только ЕГЭ, иначе мы все запутаемся. Для нас форма системы контроля не имеет значения: десять учеников матклассов нашей школы получили по сто баллов из ста, результат остальных - в диапазоне девяноста баллов.

- Изменилась ли у детей и их родителей мотивация получения хорошего образования? Раньше говорили: будешь плохо учиться- будешь дворником. А сейчас?

- За последние двадцать лет мотивация менялась несколько раз: в 90-е, когда деньги добывались с помощью бейсбольных бит, образование было необязательным. Позже ситуация изменилась. Изменился цвет пиджаков, изменился социальный статус, и всем срочно понадобились дипломы, которые, как правило, покупались. И только в начале 2000-х годов в какой-то части населения (причем разнообразной по социальному статусу) стало возрождаться понимание ценности настоящего образования. И тут нам стало трудно. Число желающих учиться во всех классах школы доходило до тысячи человек в год. Что сейчас говорят и чем пугают родители своих детей? Не знаю. Знаю только, что даже самые слабые дети, попав в нашу школу (я имею в виду не только специализированные классы), необычайно дорожат ею и, несмотря на все свои учебные трудности, ни за чтоне хотят уходить из нее.

В класс нельзя брать, простите, стерву. Если я возьму в класс стерву, то классом будет управлять она, а не я

- Вы чувствуете на себе какое-то давление, когда от вас требуют принять кого-то по звонку?

- Вы даже не представляете, кому мы отказываем! Не буду называть фамилий- этих людей вы каждый день видите по телевизору в серьезных передачах. Особенно любят звонить из Госдумы: «Немедленно примите моего ребенка!» (Часто это касается 1-го класса). Мы всегда интересуемся: «Сколько у вас депутатов в Думе?» - «Четыреста пятьдесят». - «А у нас всего восемьдесят мест».

- А вам приходилось не брать в свой класс красивую, способную девочку только потому, что она будет отвлекать от занятий ваших мальчиков?

- Почему отвлекать? Вдохновлять! А если серьезно, то красивая девочка или некрасивая - не важно. В подростковом возрасте все быстро меняется: сегодня она красивая, завтра некрасивая, потом опять красивая. Вопрос стоит немного в другой плоскости: в класс нельзя брать, простите, стерву. Ведь чем отличается математический класс от нематематического? В нем мало девочек. И их роль необычайно важна, так как в этом возрасте девочки значительно опережают мальчиков в своем развитии. Они больше читают, больше знают и в каком-то смысле указывают мальчикам направление развития.Если я возьму в класс стерву, то классом будет управлять она, а не я.

 

БОРМИДАВ

- Борис Михайлович, какое у вас прозвище в школе?

- В школе уже много лет меня называют Бормидавом- Борис Михайлович Давидович. Сейчас это как-то поутихло. В моем классе это вообще не пользовалось популярностью. Дети почему-то страшно боятся, если я вдруг услышу, как они меня называют. Но я ничего особо обидного в этом прозвище для себя не вижу.

- Чему вас учат дети?

- Во-первых, дети заставляют быть тебя в форме: в физической, умственной, нравственной. Я живой человек, и много плохих поступков -не сделал в этой жизни потому, что я знал, завтра мне нужно будет войти в класс и сеять доброе, разумное, вечное. Это сильный воздействующий фактор.

- За тридцать лет ваши матклассы выпустили 1600 учеников. Стал ли мир от этого лучше?

- С одной стороны, мы не ставим перед собой задачи улучшить мир, а с другой -разве нынешний мир лучше, нежели в XIXили XXвеке? Он просто другой. А лучше или хуже- не нам судить. Мы просто пытаемсячестно делать свое дело. Как я однажды уже говорил, чем больше я живу, тем больше убеждаюсь, что в мире есть только два достойных дела- быть учителем или врачом, может быть,еще хлебопеком. А все остальное- от лукавого.

 

Фото: Дмитрий Дроздов

Опубликовано в журнале «Медведь» №133, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое