Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

Снайпер Катя. Екатерина Юрьева

Снайпер Катя. Екатерина Юрьева

Тэги:

Если выражаться пафосно, то с Катей Юрьевой хотел бы пойти в разведку каждый мужчина. Во-первых, она блондинка, во-вторых, старший лейтенант, в-третьих, у нее есть винтовка, из которой Катя стреляет без промаха. Но ни на разведку, ни тем более на охоту она не ходит. Катя – чемпионка мира по биатлону.

 

– Расскажи, как ты тренируешься? Кого ты представляешь, чтобы попасть: тренера, бывшего любовника?

– На тренировке ты воспринимаешь мишень как что-то неодушевленное, а если тебе надо разозлиться, взбодриться, то ты начинаешь вспоминать, кто тебя сегодня задел сильно, взвинчиваешь сама себя, представляешь, как ты сейчас ему отомстишь. На соревнованиях – другое дело, это отработанная техника, когда ты вообще отключаешься от внешнего мира. Ты, как компьютер, задаешь себе программу и конкретно по ней работаешь.

– Почему ты пошла в биатлон? Вон теннисистки – бегают по корту в коротеньких юбочках, получают миллионы, а ты в лыжном костюме с начесом, вязаной шапочке да еще с ружьем на спине.

– У меня голос не тот, чтоб кричать, как Шарапова: «А!.. А!.. А!..» Едешь молча всю трассу, зато на финише такое дыхание – можно эротические фильмы озвучивать. А если серьезно, то я пробовала и греблю, и спортивное ориентирование, и лыжи – всего помаленьку, но однажды к нам пришел молодой тренер и говорит: «Девчонки, хотите привезу винтовку и вы постреляете?» Еще бы! Кто ж в двенадцать лет пострелять не хочет? Ну постреляли, тренер посмотрел мою мишень и офигел, пригласил попробовать себя в биатлоне.

Один выстрел – и все: ты попала!

– Попала! Поняла это через месяц, когда в дневнике вместо одних пятерок стали появляться оценки поскромней. Следом за школой на второй план отошли подруги и мальчики. Потому что это чувство выстрела, присутствие опасности и адреналин ни с чем больше нельзя сравнить. Недаром же биатлон второй в рейтинге самых популярных видов спорта после футбола.

– Это как-то сказывается на ваших заработках?

– У нас, к сожалению, нет спонсоров, которые обеспечивали бы баснословными гонорарами. Официально спортсмены получают семь тысяч рублей в месяц. А в ЦСКА у меня хорошая зарплата, так как я офицер Российской армии в звании старшего лейтенанта. Надеюсь, в этом году получу капитана.

– А за что вам звездочки присваивают?

– За победу в чемпионате мира.

– Что ты можешь купить на призовые?

– Ну какую-нибудь скромную мегаполисную иномарку.

– Говорят, что у спортсменов нет детства.

– Все врут! У меня детство продолжается до сих пор.

– Один пловец говорил, что для него каждая дистанция – это маленькая смерть. А что чувствуешь ты?

– Я делаю все с полной отдачей и получаю удовольствие, о смерти даже не думаю. Конечно, после того как ты полностью выкладываешься, у тебя нет сил, ты не можешь думать, ты дышишь с такой частотой и скоростью, что кажется, вот-вот разорвутся легкие и остановится сердце. Но когда это проходит, ты понимаешь, что всю энергию растратила, и все заполняется заново.

– Чего тебе больше всего не хватает в жизни?

– Времени.

– На что: на свидания, тусовки, секс?

– На все, в том числе и на это. Потому что мыслей в голове много, а времени, чтобы это реализовать, не хватает. Мы встаем в 6.30, ложимся в 11.00 – это время, которое необходимо, чтобы организм восстановил силы. После первой тренировки у нас есть свободный час, который идет на подготовку к следующей: помыться, переодеться – а не просто лежать и ничего не делать. После второй тренировки опять помыться, переодеться, пообедать, дневник заполнить и несколько минут поспать.

– Какой еще дневник?

– Дневник ведут все спортсмены, которые стремятся к чему-то, анализируют, что они делают. Это не дневник, где молоденькие девушки пишут: «Сегодня мужчина моей мечты подошел и сделал предложение», а сухие факты и цифры: сколько пробежала, что чувствовала, какой пульс, почему так. И только перед сном у меня есть полтора часа свободного времени, которое я могу посвятить только себе.

Екатерина Юрьева

– А личная жизнь когда?

– После сборов есть одна-две недели на отдых, и тогда я отрываюсь. Как правило, в эти периоды у нас начинается пополнение в спортивных семьях. У зимников дети рождаются к зиме, потому что приехали они со сборов, и к следующей зиме – уже с подарком. Про мужчин-биатлонистов есть такая шутка: по дате рождения детей можно определить сколько раз папа был дома. Сделал дело – и опять уехал на год на тренировку, ничего ему не мешает.

– У биатлонисток много поклонников?

– Всем очень нравится наша летняя подготовка. Как правило, когда очень жарко, мы катаемся в коротких шортах. Ты приходишь стрелять, ложишься на ковер, раздвигаешь ноги – потому что положение при стрельбе такое. Любителей хватает.

– Ты влюбчивая?

– Я бы не сказала, что я влюбчивая. Я очень притязательная. Мне нравится, когда у мужчины есть своя жесткая позиция, осознанное восприятие действительности. Мужчина должен созреть и упасть мне в руки. Но «папиков» я не люблю, у меня есть родной папа.

– Похоже, есть такое правило: актрисы не хотят связывать жизнь с актерами, музыкантши – с музыкантами. А как у биатлонистов?

– Я не хотела бы жить со спортсменом. Это постоянные разъезды, сборы, соревнования. А мне надо, чтобы муж ждал меня дома и мог уделять время, которое нужно, чтобы ощущать себя женщиной. Я это знаю, потому что у меня было много романов со спортсменами – все они были очень короткими. Симпатичные мальчики-биатлонисты, которые не достигли каких-то высот в спорте. Как правило, такие красавчики сруливают из спорта очень рано, потому что биатлон – это очень тяжелые деньги.

– А симпатичные девочки?

– Да, те, которые очень симпатичные и с головой, тоже рано уходят из спорта. Зачем тренироваться по восемь часов в день, когда можно выйти замуж за бизнесмена и не напрягаться. Я поставила перед собой цель: пока не получу олимпийское «золото», буду работать. У меня уже вся жизнь распланирована на пару лет вперед.

Екатерина Юрьева

– С кем из звезд или политиков ты хотела бы закрутить роман?

– Ну с Брэдом Питтом, наверное. Правда, у него детей столько – не мой вариант. А политики меня вообще не интересуют. Они всегда находятся в образе – серьезные и скучные.

– Ты на охоту ходишь?

– Нет, никогда не ходила. Все мужики как только узнают, что я биатлонистка, сразу зовут: «Катя, поехали с нами на охоту». Только я в животных не стреляю, я их люблю. Это подло: если я прицелюсь – у зверя нет шансов выжить, я попаду в глаз белке с пятидесяти метров, а если оружие с оптикой, то с любого расстояния. Не то что некоторые охотники-мазилы: подстрелят случайно тушу, и она лежит раненая, мучается. Не мое это! В тир могу пойти пострелять – приколоться. А вообще я белая и пушистая, а автомат мне нужен для защиты.

– Тебя мужчины, наверное, боятся?

– Знаешь, многие наши мужчины вообще не знают, что такое биатлон. Подходят знакомиться. «А чем вы занимаетесь?» – «Биатлоном». – «А где такой магазин?» Ну начинаешь им объяснять. Некоторые срочно смываются на важную встречу, но в основном мужчин это возбуждает. Еще бы! Женщина, да с ружьем.

– В феврале будет чемпионат мира. Кто твоя главная конкурентка?

– Я сама. Это главная моя конкурентка, которую я иногда пытаюсь запереть дома, но она постоянно находится рядом. Это меня подстегивает двигаться дальше. Потому что я люблю полениться, не ходить на тренировку. Тебя никто не заставляет, но ты все равно встаешь в шесть утра... Иногда думаешь: зачем тебе все это надо? А надо! Чтобы быть еще сильнее.

 

Фото: Miguel

Опубликовано в журнале «Медведь» №126, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое