Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Снегурочка (дневник блондинки). Колонка Анны Аркатовой

Снегурочка (дневник блондинки). Колонка Анны Аркатовой

Тэги:

Я опять пишу о том, что в жизни ничего не бывает напрасным. Случайным бывает, а  напрасным нет. Вот и сегодня , когда меня занесло на запредельно концептуальную постановку молодого режиссера, молодого композитора и молодых солистов, я ни минуты не сомневалась, что мне воздастся. Во-первых не зря человек делает укладку в нескончаемый снегопад. Это жест не отчаяния, а надежды.  Как и все остальное, на чем я буду настаивать.

 Допустим, человек замерз уже на подходе к театральному центру. Но буквально дверь в дверь с центром оказывается Шоколадница с добрым, еще не очень подорожавшим какао навынос. Он выносит какао и занятый этим гуманитарным делом не замечает снеговой лужи. Бухается туда своим прочным, но коротким полусапогом. Черт! И это в десяти метрах от входа!

 Проехали. Следующий кадр. Вход. На входе выясняется, что показ бесплатный. Открытый такой бесплатный показ. А вы говорите! Смело скидываем шубку. Народу много, это повышает рейтинг мероприятия в глазах опрометчиво призванного в компанию мужа. Он только что подъехал и мрачен с самого начала. Но – что это – знакомое лицо! Как мило! Оно со мной здоровается приветливо машет ресничками! И вот мы обнимаемся! Кто  бы это мог быть? Муж непрерывно мрачен,  freepayспектакли его всегда настораживали.

Не могу вспомнить чье лицо. Вспомнила! Это подружка сына моего бывшего мужа. То есть по отношению к действующему, у меня есть еще бывший муж, у которого есть сын, у сына есть подружка. Ну не прелесть ли , что она меня запомнила после нашей единственной встречи ( я в угаре развода передавала собаку на хранение). Ну, кто теперь скажет, что укладка в снегопад – это каприз? Укладка в снегопад – это интуиция.  

 Нас приглашают в зал. Залов четыре. В одном пол – из разбитого оконного стекла, в другом – из мягких игрушек, в третьем не помню, в четвертом набор слесарных инструментов. Залы  сделаны анфиладой, в каждом своя артистка. Действие рассчитано на хоровод то ли артисток по анфиладе, то ли зрителей на юру. Мы попадаем в последний зал. ( Паниковскому, как всегда, досталась Мордовская АССР). Занимаем последние два места. Но занимаем же! Сели. Мрачный муж интимно наклоняется к моему уху. Может, хочет поблагодарить, что все пока не так плохо  складывается. Нет, ошибочка, сообщает что у него изжога от моих сырников. Приятно слышать – это практически первые слова за вечер. Через кресло оказывается подружка сына.  За спиной мается молодой композитор. Его можно понять – всё так неоднозначно… Тут солистки запели, то есть начали издавать лесные звуки.

В общем я могу так сказать: начало, середина, финал – полная паутина. Хотя сюжет всем известен из русского фольклора, авторы нам наказали – забудьте про фольклор и следите за дыханием. Совпадение голосов, видео на стене и шума электродрели через какое-то время перестает казаться случайным. Муж, тем не менее, достаёт мобильный телефон. Это очень плохой знак. Я боюсь, что он сейчас встанет и пойдет мимо артистки с дрелью, а главное мимо подружки сына бывшего. И она сделает органичный вывод – ЭТА  ( то есть я)ушла к лоху. Я стала делать ему знаки в том смысле, что вот-вот все само собой закончится. Он мне про сырники. Меня занимает существенный вопрос –  могу ли я сама сочинить все это? А при остром желании и полном безденежье? А если чуть-чуть курнуть?

Долгое время каждый зал смотрел на свою персональную солистку, но вот ближе к развязке они стали меняться местами. Тут бы встать и уйти. Но мы уже заинтригованы. На полу очень много воды. Мой шарф падает на пол и тут же становится слегка мокрым. Зато муж повеселел. Он вообще сторонник стихии. Наша артистка между тем долбасит молотком ледяную глыбу, и от последней отлетают нехилые такие куски в сторону зрителя.  Об этом нас не предупреждали. Зрители – молодые люди, не чуждые концептуализма адепты – сидят не шелохнутся. Но есть одна случайная пара. Они просто вышли на Пушкинской и им кто-то сказал, неопределенно махнув рукой: а  вон там московские театры. И вот они здесь. Она – с целлофановым пакетом до пола, он –  посредине всех залов потому что ему так лучше видно.

Наша снегурка, забив три гвоздя электородрелью,  публично съедает эскимо. Полностью. Этим всё сказано.

Конец. Все живы. Подружка сына мужа счастлива, что встретила меня – когда еще увидимся! Я счастлива, что не смотря на внешнюю красоту, произвожу впечатление личности с широчайшим кругозором и терпимостью. Муж сказал, что съел перед выходом все что было в двух сковородках и не голоден. Не знаю что из этого круче. Просто не знаю.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое