Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

СМЕРТЬ БЕЗБИЛЕТНИКУ. Новая книга основателя группы «Аквариум»

СМЕРТЬ БЕЗБИЛЕТНИКУ. Новая книга основателя группы «Аквариум»

Тэги:

В Питере выходит книга легендарного человека – драматурга Джорджа Гуницкого. Экзотическое имя досталось Анатолию Августовичу в начале 1970-х, во времена хипповской юности. Тогда, в 1972-м, они вместе с БГ основали группу «Аквариум». И было их двое. Гребенщиков играл на гитаре, а Джордж сочинял безумные в своей абсурдности тексты. Часть из них стала песнями. Потом поэт стал писать пьесы. И довольно быстро стал классиком жанра. За что и был назван БГ великим драматургом абсурда. Так оно в сущности и есть. Гуницкий занял в России ту нишу, которую в мировой драматургии занимает Беккет, это уже канон. Весь он о том, насколько неуправляемо наше сознание. У каждого в частности, а уж у всех скопом – тем более.

книга Анатолия Гуницкого

В книгу «Смерть безбилетнику!» вошло все главное, что он написал: «Рассказы о Сашке», пьесы «Метаморфозы положительного героя», «До самых высот», «Смерть безбилетнику!» и «Практика частных явлений».

Предлагаем вашему вниманию два отрывка из пьесы «Смерть безбилетнику!». Написана она в конце 1980-х, поэтому некоторые реалии устарели. Но за вычетом этих реалий все очень похоже на то, что происходит сейчас в России. Ведь по сути ничего не меняется. Такая вот глобальная метафора нашей жизни. Даже страшно становится. 

Услышать и увидеть Джорджа Гуницкого можно будет 6 июня в Питере на презентации книги в Библиотеке имени Маяковского. Начало в 19.00.

Аквариум   Гуницкий

 

Появляется множество людей, они кричат, шумят, спорят,все очень возбуждены.

Полная женщина: Он где-то рядом! Его видели!

Худая женщина: Да, тот самый безбилетник!

Полная: Ну да, тот самый! Его уже полтора года ищут!

Худая: Им теперь на все наплевать. Полтора года его ищут, а он и в ус не дует.

Полная: Может, у него и усов-то нет…

Худая: Безобразие! Я вчера купила картошку, а она оказалась капустой! Вот как они теперь работают!

Полная: А у меня-то: пошла за капустой, еле нашла и что же…прихожу домой, а капуста оказалась картошкой!

Худая: А я купила брюкву, а она оказалась морковью!

Полная: А у меня наоборот!

Худая: Купила свеклу, а она оказалась редиской, купила морковь, а она оказалась репой, купила кабачки, а они оказались укропом, купила огурцы, а они оказались селедкой, купила сметану, а она оказалась томатом, купила хлеб, а он оказался кефиром!

Обе (хором): Ну как прожить честному человеку!

Блондинка: Надо вернуться к талонам, к талонной системе.Очень удобно. Вот на Украине ее опять стали использовать. И в Прибалтике.

Молодой человек: А у меня сейчас сессия (Жадно смотрит на ее грудь).

Блондинка: Говорят, что скоро талоны будут использовать и в Европе, и в Израиле. И даже в Америке. С талонами как-то проще, спокойнее жить.

Молодой человек: Я уже сдал 114 зачетов и 18 экзаменов. (тоже действие)

Блондинка: Как же этот безбилетник умудрялся скрываться столько времени!

Молодой человек: Я скоро получу повышенную стипендию.Наверное. (то же действие)

Блондинка: А теперь его выследили! Здесь, в этом районе!

Молодой человек: Скоро у меня начнется практика!( Еще более углубленные исследования)

Блондинка: Говорят, он пошел домой – поесть, переодеться, а там – засада! Что?

Молодой человек (смущен): Я… я думаю поехать после института на север… пройти там суровую школу… этой… ну, как ее…

Блондинка: (смотрит некоторое время на него, потом отворачивается) Он убежал! Он опять убежал!

Полная: А вдруг он вооружен?

Блондинка: Вряд ли. Все таки он не рецидивист, не убийца.

Худая: Кто его знает? За полтора года мог и убийцей стать.

Кепка: В газетах об этом ничего не было сказано.

Блондинка: В газетах всего не пишут.

Полная: Так это раньше так было! Теперь-то вроде все пишут, обо всем.

Блондинка: Что вы! Если бы в газетах все писали, то кто бы стал их читать?

Шляпа (к Пальто): Помнится, я уже читал про что-то подобное.

Пальто: Что и говорить, случай из ряда вон выходящий!Интересно, а как выглядит Франц Лойе?

Шляпа: А вы уверены, что он вообще существует в природе?

Пальто: Я же его жду!

Шляпа: Ну и что? Если хотите, кстати, я бы мог показать вам свою библиотеку. Она невелика, книг шесть, но зато какие!

Пальто: Раритеты? Это интересно. Но если придет Франц Лойе…

Шляпа: С другой стороны, мы с вами не знакомы. Встаньте на мое место, можно ли вообще особенно в наше время, пускать на порог собственной квартиры совершенно незнакомого человека?

Полная: И как же у человека рука повернулась билет не взять?!

Худая: Позор! И чего им все не хватает? Все вроде бы есть…

Полная: Вон контролер идет! Товарищ контролер, как там дела, не нашли еще?

Контролер: Найдем. Теперь-то уж точно найдем! (садится, закуривает).

Полная: Вы скажите, если что, то мы народ подымем! Вот молодой человек поможет.

Молодой человек: Я готов, пожалуйста.

Худая: Нет, вот вы мне объясните, откуда же такие сволочи безбилетники берутся?

Блондинка: Почему же он сволочь? Мало ли какие обстоятельства…

Шляпа: В сущности, следует быть гуманными даже по отношению к безбилетникам. Опасность, по-моему, сильно преувеличена.

Контролер: Гуманнее? Я вот раньше в Сибири работал, тоже контролером, так ведь там ничего подобного нет! Все билеты брали, даже дети грудные. Организация! А уж если кто и не возьмет, то тогда – сами понимаете…

Худая(уважительно): Сибирь… У меня зять в Сибири работал.Так он, знаете ли, такой спокойный, работящий.

Контролер: Сибиряки не подведут! Сибирь – это Сибирь.

Молодой человек: А вот я не был в Сибири. Сибирь. Это ведь Азия! Интересно! 

 

***

Полная: Вы по существу дела говорите!

Старик: По существу? А по существу так: мы в девятнадцатом с ними не разговаривали! И в тридцать седьмом! И в сорок девятом!

И даже в шестидесятом! И в семьдесят…

Полная: Ближе к делу! Что вы тут цифрами жонглируете? По сути высказывайтесь, а нечего сказать, так освободите трибуну!

Старик: А говна не хочешь? Не хочешь говна-то, а?

Пальто: Он, похоже, сталинист!

Старик: Да, я сталинист! И горжусь этим! Мне еще Брежнев удостоверение дал!

Пальто: Брежнев? При чем тут Брежнев? Какой-то политический астигматизм!

Старик: Запретить, запретить! А кто не согласен, тех по законам военного времени… Ох! (хватается за сердце).

Блондинка: Вызовите врача, ему же плохо!

В толпе невообразимый шум. Старика уводят.

Кепка: Должен заметить, что предыдущий оратор во многом был прав, хотя нельзя не признать… Его классовое сознание было сформировано… Сложное, противоречивое, смутное время!

Рубашка: Хватит философии! Старик все верно сказал, расстрелять и точка!

Толпа очень гудит.

Шляпа: Смертная казнь отменена.

Полная: Нам не смерть нужна, а справедливое решение.

Кепка: Вообще-то и смерть может быть справедливой. Но лично мне – все равно.

Рубашка: Верно! Смерть – это самое справедливое решение! Видели спектакль? Вот так и нужно поступать!

Пальто: Я, к сожалению, спектакль не видел, но нельзя же отоджествлять искусство и жизнь.

Полная: Надо по-справедливости. Как народ решит, так и будет.

Пальто: Народ – понятие растяжимое.

Голоса: Это он загнул! – А чего, можно и расстрелять! – Давай!

Полная: Прения продолжаются!

Худая: Можно мне? (Робеет). Ой… Я не знаю как тут и что, а вот только скажу: вчера купила свеклу, пришла домой, а это лук! Купила редиску, а это помидоры! Купила помидоры, а это сельдерей! Купила сыр, а это сардельки! Сколько же все это будет продолжаться?

Полная: Продолжаем заседание!

Шляпа: Давайте отпустим этого человека и пойдем домой, смотреть телевизор. Сегодня футбол, а потом десятая серия.

Рубашка: А я предлагаю его расстрелять! Другим неповадно будет!

Пальто: Отпустить как бы нельзя, а расстреливать неэтично. Толстой и Швейцер учили другому.

Рубашка: Вспомнили! Толстой! Тогда и автобусов-то не было!

Пальто: Надо разобраться, все взвесить. И презумпция невиновности…

Шляпа: В таком случае, надо выяснить, кто кроме многоуважаемого контролера, является свидетелем совершенного преступления? Кто еще видел, что этот человек ехал без билета?

Полная: Люди говорят.Народ зря не скажет.

Шляпа: Кто говорит? Конкретно? (Худой) Вот вы, видели?

Худая: ( в ужасе) Я? Что же я-то?

Шляпа: Именно вы.

Худая: Я – как все, и в газетах писали…

Шляпа: Уходите от ответа. Нехорошо.

Худая (кричит): Нет! Не видела я! Не видела! Сначала говорят,что он, а теперь – вроде как и не он! Я – как все!

Шляпа: Получается, что кроме контролера свидетелей нет.

Контролер: Я восемнадцать лет билеты проверяю! Или даже двадцать шесть! Меня всегда на самые трудные участки ставили – и там я работу налаживал. Воды не было, газа и даже тока, а билеты все равно брали! Я заслуженный контролер республики!

Шляпа: Да, но нужны доказательства, понимаете?

Рубашка: Зачем? Мы и так ему верим!

Шляпа: Кроме того, поступок был совершен давно, в доталонный период. Я считаю, что можно с учетом давности содеянного закрыть процесс.

Пальто: Нет, так нельзя. Всякое преступление должно иметь свое возмездие.

Полная: Должно, обязательно должно!

Рубашка: Хватит разговоров! Наказание должно быть самым суровым! Смерть безбилетнику! Прав, прав старик, прощать ничего нельзя, иначе мы все потеряем! Как я их ненавижу, этих безбилетников, я бы бомбу на них сбросил, а иначе порядка не будет! Уничтожить, всю эту мразь уничтожить надо! Полтора года его искали! Где он был, чем занимался?

Шляпа: Это не имеет отношения к рассматриваемому вопросу.

Полная: Там видно будет, имеет или не имеет. Ну… Так, кто же еще? Молодой человек, вы бы сказали..От лица молодежи.

Молодой человек: Что же я скажу?

Полная: Да от лица молодежи! Это же просто! Осуждаем, мол, порицаем и так далее.

Молодой человек: Я не знаю… Вы мне скажите, что надо сказать, я и скажу…

Полная: Осуждаем, испытываем чувство негодования, протестуем, требуем…

Кепка: Протестовать не обязательно. Против чего тут должна молодежь протестовать? Проблема выходит за рамки сугубо молодежных.

Полная: Да пусть говорит, от лица молодежи всегда кто-нибудь говорит.

Кепка: Социокультурный фон тут необязателен, хотя… ежели протест обозначить как контрпротест, как форму протеста… Социоконтекст! Срез! Миграция феминизма! Идеи зла невольного! Вотеуро… мерамба… Могиль донс! Мобиль!

Полная: Чего?

Кепка: Нарушения… общепринятые правила бытовизма, общежитие… Да, тогда чувство возмущения оправдано и даже квазинатурально!

Молодой человек: Так чего говорить-то? Научите, я же молод…

Полная: Научим, сынок, научим. Ты скажи: против нарушений,ну и… возмущение…

Молодой человек: Против нарушений и возмущение…

Полная: Молодец! От лица, главное, не забудь…

Молодой человек: От лица? А, ну да… Значит так: мы, молодежь,от лица молодежи, испытываем чувство возмущения, осуждаем, требуем, протестуем против нарушений. Мы.. бытовые… от лица и с негодованием…

Полная: Ладно, хорошо.

Купальник: Я тоже хочу сказать!

Полная: Пожалуйста. Всем можно. А вы что, тоже от лица молодежи?

Купальник: Я не от лица, я от тела молодежи! От тела – молодого, красивого, свободного молодежного тела! Эй вы слушайте: только любовь, только секс спасут человечество, все остальное – гнусные выдумки политиков и реакционеров! Долой ханжей! Да здравствует неформально, искреннее соитие!

Худая: Оделась бы, бесстыжая!

Пальто: Она очаровательна! Какая первозданная непосредственность! Какая первобытно-эмоциональная подлинность чувств!

Купальник: Вступайте в ряды общества всеобщего совокупления! Здесь никто у вас не потребует взносов, вместо них вы отдадите свободную наготу ваших тел! Давайте, начнем сегодня, сейчас, все вместе! Братья и сестры, идите ко мне, ко мне!

Полная: Прекратите! Это пропаганда порнографии!

Купальник: Я – женщина мира! Я хочу принадлежать всему человечеству! Чего же вы ждете? Ко мне, хоть кто-нибудь сюда, ко мне!


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое