Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

Случаи давай! Новая серия издательства «ВРЕМЯ»

Случаи давай! Новая серия издательства «ВРЕМЯ»

Тэги:

Как в издательстве появляются новые серии? По-разному. Попробую объяснить как автор одной из них, самой новой — «Где наши не пропадали».

На моей памяти литературная общественность непрерывно хоронит какую-нибудь часть литературы. То роман умер, то рассказ исчерпал себя, то поэзия невозможна. Лишь один жанр никогда не девальвируется  — литература документа. Дневники, мемуары, записки, житейские истории. Может быть, потому, что это самый естественный вид литературы, к нему способны многие, совсем не обязательно профессионалы. Случается, что это первая и единственная проба пера. А бывает — книга всей жизни.

Отношение читателей к этому жанру когда-то отлично сформулировал мой армейский товарищ, рядовой Коля Бардин. Когда к нам в полк пришел писатель и начал воспитательную беседу, Коля немедленно заорал: «Случаи давай!»

Почти пятьдесят лет прошло. Тридцать из них пришлись на «эпоху перемен». Не все перемены оказались к лучшему, но все они — к «случаям». Причем, к случаям необычным и нетипичным. Таких ситуаций прежде не возникало, с такими проблемами не сталкивались наши соотечественники, много лет жившие по иным, куда более строгим регламентам и уставам. А тут они начали попадать в такие переплеты, выпутываться из таких передряг… Попадали — но ведь не пропадали. Так возникло название серии «Где наши не пропадали».

В этой серии нет и не будет жанрового единства, стандартных форм и объемов — все у всех случалось по-разному, по-разному и написалось. Подгонять под стандарты никто не будет. Это во-первых. А во-вторых, прямо скажу, многие авторы в эту серию попадут по знакомству. Я не только придумал серию, но и собираюсь сам ее наполнять книгами своих друзей, знакомых, знакомых моих друзей и друзей моих знакомых. Хорошими книжками, естественно.

Вот три первые книги серии с краткими предысториями.

Светлана Саврасова. «С чужого на свой и обратно. Записки переводчицы английской полиции». У человека с такой профессией жизненный маршрут, ну, понятное дело, извилистый. А старт был такой: по окончании радиотехнического института она пришла к нам в редакцию журнала «Рабочая смена» (потом «Парус»). Экстремальная журналистка — командировки подавай непременно в колонию для малолетних проституток или в Чернобыль. После нескольких поездок в Зону занялась устройством детей-сирот из белорусских детских домов в итальянские и немецкие семьи. Легко учила языки. После каждой поездки с детьми в Европу возвращалась с черными кругами под глазами и сдавала пачки финансовых отчетов. Была скрупулезно точна: билеты, такси, завтрак на вокзале… Отдельным отчетом — поощрения (взятки) сотрудникам детских домов за оперативное оформление бумаг. Уже тогда поняла, что самое ценное на свете — время. Русский перевод своей книги, написанной по-польски, сдала в издательство между двумя курсами химиотерапии. И умерла в день отправки книги в типографию. Светлая память.

О чем книга.

Автор много лет помогает выходцам из Восточной Европы находить общий язык с британской полицией. Это трудная задача — ведь речь идет не просто о переводах с русского, польского, украинского или сербско-хорватского. Растолковывать приходится — причем обеим сторонам — всю грамматику чужой жизни. «Тем, кто собрался выезжать — читать как инструкцию, тем, кто остается — читать для развлечения, и еще какого!» (Патриция Роговска, Лондон).

Главы из повести Светланы Саврасовой читайте здесь.

Слава Курилов. «Один в океане». Легендарный человек, удивительная книга. Я узнал о ней в 93-м, коллега по тому же «Парусу» Алла Никитина прислала мне из Израиля повесть «Побег», опубликованную в журнале «22». Написала, что дружит с автором и его женой и может договориться о публикации в России. Я вообще-то человек начитанный, но, признаюсь, тексты такой силы встречал редко. Именно художественной силы, а не просто «приключенческой». Уже на следующий день я абзацами цитировал друзьям место про волну, которая поднималась над героем «в ореоле голубоватого сияния» и про его одновременное «восхищение и неописуемый ужас перед этой совершенной громадой», которая «приближалась медленно, царственно, торжественно».

Спустя несколько лет увидел восторженные слова Василия Аксенова: «Тот, кто прочтет эту книгу, никогда не забудет страниц, в которых Слава Курилов, покрывшийся за три дня и три ночи одинокого плавания светящимися микроорганизмами, скользит в тихоокеанской ночи, каждым своим движением поднимая ворохи огня; вот он, образ вечного мятежника!» Вот я никогда и не забыл этих страниц.

Тогда, в 93-м, отдал повесть друзьям в «Огонек», где она с некоторыми сокращениями была напечатана в двух номерах и потом объявлена лучшей публикацией года. А вскоре после того, как возникло издательство «Время», в 2004 году увидела свет книга «Один в океане», в которую вошли «Побег» и несколько рассказов Славы Курилова. Мне кажется, что и спустя десять лет она украсит нашу новую серию.

О чем книга.

Эту историю часто называют одним из самых ярких и опасных приключений ХХ века. Слава Курилов, профессиональный океанограф, хотел увидеть весь мир, но родная страна не пускала его дальше своих границ. Тогда он посреди океана спрыгнул с борта круизного лайнера. Он выплыл. «Конечная цель — выдержать, и совсем несущественно — выжить или умереть. Я выдержал. Успех был бы и в случае смерти».

Феликс Шведовский. «По миру с барабаном. Записки буддийского монаха». Впервые я узнал о существовании Феликса в 1989 году, можно сказать, в апогее перестройки — прочел в «Комсомольской правде» заметку корреспондента «Алого паруса» Бори Минаева про мальчика, который вывесил в школе крамольную стенгазету. Крамола была такая: вся наша жизнь проникнута божественным началом, безбожники — бездуховны. А слово Бог было написано с большой буквы. Ужас, в общем. «Алый парус» Феликса защитил, уже можно было.

 Второй раз я услышал про Феликса от уже известного писателя Бориса Минаева спустя ровно 25 лет. Феликс прошел большой путь — и в духовном, и в географическом смысле. Кандидат исторических наук, переводчик древних буддийских сутр, правозащитник. Буддийский монах, паломник, в странствиях вел дневники. Ничуть не менее интересные, чем стенгазета четвертьвековой давности. И Бог везде с большой буквы, правда, бог другой. Впрочем, эволюцию своего мировоззрения Феликс Шведовский прекрасно объясняет сам, прочтете.

О чем книга.

«Я не спешил становиться верующим, а воспринимал буддизм скорее как исследователь-психолог. Позже я узнал, что сам Будда советовал именно так относиться ко всем его словам: «Ничего не берите на веру, все проверяйте на собственном опыте… Как бы то ни было, 8 января 1994 года я побрил голову и стал монахом ордена Ниппондзан Мёходзи. Через полгода пришло время ехать в Японию. Сэнсэй решил, что в Японию мы поедем через Китай». Потом были Индия и Непал, потом опять Китай и Япония. Пять лет странствий в желтом одеянии и с барабаном в руках. И пять томов дневников — они перед вами.

Уже сложилась и вторая тройка книжек новой серии. Но имен раскрывать пока не буду, давайте обождем выхода первых трех книг. Может, вдруг свалится нам на голову дорогой подарок от неизвестного автора и придется срочно вносить изменения в план. Мечтаю о таком случае.

 

Борис Пастернак,

генеральный директор издательства «Время»,

составитель серии «Где наши не пропадали»


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое