Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ МАЯ. Неизвестный Гайдар, биография Майн Рида, последний роман Богомолова

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ МАЯ. Неизвестный Гайдар, биография Майн Рида, последний роман Богомолова

Тэги:

Пир победителей

Полная редакция неоконченного романа, который автор «Зоси», «Ивана» и «Момента истины (В августе 44-го)», переведенных почти на все языки мира, Владимир Богомолов писал всю жизнь. Читать роман можно cлюбой страницы. Не отрываясь. Двадцатидвухлетний командир разведроты вспоминает, как наши войска вошли в Германию, и что было после того, как она капитулировала. Быт победителей — солдат и офицеров, что «входили в чужие столицы, но возвращались со страхом в свою», показан без прикрас, как это было на самом деле. А было все. Грабеж местного населения, небоевые потери, преступления на низменной почве, самоуправные расстрелы, несчастные случаи, хулиганство, барахольство и мародерство, переполненные армейские вендиспансеры. Работа фильтрационных пунктов с освобожденными пленными и похоронных команд. Пьянство и дезертирство. Несанкционированные контакты с союзниками. И вера в светлое будущее. В результате — сломанные судьбы победителей, опьяненных победой и местью, постепенно переходящей в брезгливую жалость к побежденным. И все это на фоне документов — писем фашистских солдат 1941 года домой, а затем советских директив, приказов, политдонесений и прокурорских справок 1945 года. А еще в этой книге есть страницы о великой любви (с плохим концом) освобожденного из плена советского летчика и немки — сотрудницы ГРУ, оказавшихся вместе в лагере для перемещенных лиц, и еще — о судьбе дяди автора — охраннике Сталина, который мог стать большим художником. Самые же светлые страницы — о его бабушке и деде. Владимир Богомолов. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…». — М.: «Книжный клуб 38.6», 2012

Владимир Богомолов. «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…»

 

Вечный ребенок Гайдар

Так назвал Гайдара Маршак. Автор «Чука и Гека», «Голубой чашки» и «Школы» был и навсегда останется лучшим детским писателем, как бы кто к нему не относился как к человеку. Тут обязательная добавка — как к человеку своего времени. Еще неизвестно, как повели бы себя на месте Аркадия Петровича его нынешние хулители. Стали бы они в октябре 1941-го подставлять себя под пули, спасая товарищей? Да и никто этого не знает. Легко судить, лежа на диване, не понимая, что время, которое мы не выбираем, не только лечит. «Не судите, да не судимы будете» — не нами сказано. А он оставил после себя вот это: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему, но все люди вместе знали и понимали, что надо честно жить, честно трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю». И неважно, как она называется — Советской ли страной, как ее понимал Гайдар, или просто нашей. В книгу вошли малоизвестные рассказы «Обрез», «Угловой дом» и другие. А также повесть «Всадники неприступных гор», которую сам автор считал неудачной. Аркадий Гайдар. Обрез. — М.: Ad Marginem, 2012

Аркадий Гайдар. Обрез

 

Увидеть Амстердам и…

Попадая в этот город, где кровь обитателей смешана в межрасовый коктейль, где самый красивый канал отдан на откуп девам не самой легкой профессии, где мужчины могут освободить мочевой пузырь от выпитого пива в открытых всем ветрам писсуарах, где сладкий запах прогорклой баранины подманивает в кафе-шопы и где, несмотря на все это, люди здоровы, веселы, вежливы и работящи, вспоминается история — как некий российский плотник, три века назад проходивший стажировку на местных верфях, захотел отодрать за уши шкодливого паренька. А ему это не позволили, заявив, что пацаненок не раб, а гражданин свободной страны. И нечего кому попало дергать его за уши. Плотник, он же помазанник Божий, тогда так и понял, что свобода лучше, чем несвобода, и его страна до сих пор икает от его великих деяний. В отличие от Петра Алексеевича Романова автор книги, переводчик с нидерландского, даром что женщина, поняла и приняла этот город раз и навсегда. Эту книгу о любви к городу и его людям читать под песню Брейля «Порт Амстердам». Ирина Архипова. Город. — М.: «Захаров», 2012

Ирина Архипова. Город

 

Ощущение наготы

Вот действительно никогда не надо разговаривать с незнакомыми. Вот живет итальянский писатель, счастлив семьей и работой, любит и знает кино. И тут после вручения ему литературной премии, которой он не отходя от кассы нелепо распорядился, откуда ни возьмись появился…«Словом, он (имеется в виду отец писателя, майор русской разведки Аркадий Фокин. — Прим. ред.) был одним из лучших — если не самым лучшим, — в НКВД… и ему досталось одно из самых трудных заданий — превратиться в итальянца, быть принятым в армейскую секретную службу и добраться до руководящих должностей посредством стандартной военной карьеры». Книга — напоминание о том, что скелеты в шкафу праху не подвержены. Кстати, книги Альберто Моравиа и шпионские романы Джона Ле Карре честно могут потесниться на книжных полках, приняв в свои ряды итальянского собрата. Сандро Веронезе. Сила прошлого. Пер. с итал. В. Лукьянчика. — М.: «Астрель», 2012

Сандро Веронезе. Сила прошлого

 

Великогермань

«К лету 1984 года, когда флаги рейха были водружены над укреплениями на Урале, среди джунглей Южной Африки и Латинской Америки, в правящей элите Великогермани произошел раскол». CCинтересовала нефть, вермахт — алмазы, гестапо — алмазные рудники. А император Хирохито особым указом подарил союзникам Байкал, о чем впоследствии очень жалел. Правда, осталась одна проблема — кому продавать оружие, если мир уже завоеван? В общем, немцы победили. А так как управленцев на вновь обретенных территориях не хватало, пришлось признать русских родственными по крови арийцам и штамповать из них гаулейтеров. Было бы лучше, конечно, если б они этого не делали. Zотов. Москау. — М.: «Астрель», 2012

Zотов. Москау

 

Карусельщик По

Очередная книга биографа Шекспира, Ньютона, Чосера и Тернера о непонятом гении Эдгаре Аллане По. Мальчик-сирота, с детства обреченный на бедность, он постоянно жаловался на отсутствие друзей. Его даром был сарказм и тон легкого превосходства, смешанный с презрением. Он был солдатом и журналистом, редактором и «подставой» на выборах, по-нашенски — участником выборной карусели. Человеком, никогда не смеявшимся, скупым, защитником рабства. Его любимым развлечением были розыгрыши. Родоначальника детективного жанра постоянно преследовала тьма. Американские издатели ему не платили. Его слава начала расти, как это и положено гению, сразу после смерти. Им зачитывались Достоевский, Конрад и Джойс, считающие его зачинателем современной литературы. И это он оставил нам «Ворона». Питер Акройд. Эдгар По. Сгоревшая жизнь. Пер. анг. Л. Володарской. — М.: «КоЛибри», 2012

Питер Акройд. Эдгар По. Сгоревшая жизнь

 

«Россия — в горле камень…»

Эта книга о том, как в конце 1922 года в Маньчжурии оказались 300 тысяч беженцев из России. Об их быте и их тоске по родине-уродине. И о городе, который на четверть века стал их домом, и как до него добралась русская смута. Здесь есть и борьба разведок, и золото Колчака, и чешские солдаты, продавшие адмирала, и будни вынужденных эмигрантов, ностальгирующих по былому — «Кому все это мешало?». И все это — через судьбу русского полковника барона фон Адельберга Александра Петровича, которого от красных спас сибирский мужик Мишка Лопыга, и ветерана УНКВД по Хабаровскому краю Соловьева, которых одной веревочкой связали Сталин, Чан Кайши и Микадо. Один из героев книги надрывается: «Русский дух — дерьмо! Совершенно несамодостаточная нация… сброд. Русским надо, чтобы их ругали, тогда они лезут в драку, — правда, часто побеждают! Русским надо, чтобы их хвалили, тогда они ближе к Богу… И все это в одном человеке…» И вывод — главным героем Гражданской войны является она сама. И у нее нет победителей — только жертвы. Восемьсот страниц романа, который нужно читать вдумчиво во время отпуска в санатории, где врачи под боком. Но можно и на пляже. Евгений Анташкевич. Харбин. — М.: «Центрополиграф», 2012

Евгений Анташкевич. Харбин

 

Сестра «Крутого маршрута»

Житие женщины, которая хотела стать детской писательницей, а оказалась, по доносу самого близкого человека, в лагере «Кемь». Своим названием поселок, давший имя лагерю, обязан Павлу I, написавшему на жандармском рапорте о неком подданном: «Сослать к ебёной матери». Подчиненные не решились спросить у императора, где это место находится, и «сослали бедолагу в самое поганое место, которое сумели найти, а место ссылки для краткости нарекли — “К.Е.М.”». Впервые книга вышла в США, через 60 лет после ее написания. И вот теперь у нас встала рядом с «Крутым маршрутом» Евгении Соломоновны Гинзбург. Как родная сестра. Евгения Федорова. На островах ГУЛАГА. Воспоминания заключенной. — М.: АФН, 2012

Евгения Федорова. На островах ГУЛАГА

 

Звездный билет сироты казанской

Первая биография Василия Павловича Аксенова (1932–2009), ставшего еще при жизни классиком русской литературы, о котором будет написана еще не одна книга и куча мала диссертаций. Это ему мы обязаны за «Звездный билет», первый при Софье Власьевне бесцензурный альманах «Метрополь», пророческий «Остров Крым», великий «Ожог». И еще за «Таинственную страсть» — ностальгическое подведение итогов мастера. Читать все. Дмитрий Петров. Василий Аксенов. — М.: «Молодая гвардия», серия ЖЗЛ, 2012

Дмитрий Петров. Василий Аксенов

 

Поэт и гражданин

Книга о жизни и деяниях архангельского мужика Михайлы Васильевича Ломоносова, ставшего мировым светилом, биография, изложенная для детей простым языком и опровергающая народную пословицу «трудами праведными не нажить палат каменных». Книга о великом ученом, поэте (по словам Пушкина, русская поэзия с него началась) и гражданине, никогда не кланявшемся властям и считавшем, что он подотчетен только «республике ученых». Ломоносов наотрез отказался давать показания графу Юсупову и коменданту Петербурга Игнатьеву по делу оскорбления им «ученых», заявив, что может отвечать только перед академией. Михайла Васильевич небезосновательно считал, «что может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля рождать», и всей своей жизнью доказывал это. К сожалению, он не мог предугадать, что российские Зворыкины и Сикорские и сотни других не менее великих ученых в недобрый час покинут родину и принесут славу не ей, а академик Вавилов, мечтавший накормить весь мир, в застенках Лубянки будет обоссан следователем НКВД Хватом. Желающим подробно ознакомиться с биографией ученого рекомендуем также книгу Евгения Лебедева, изданную в 1990 году в серии ЖЗЛ. Юрий Нечипоренко. Помощник царям. Картинки Евгения Подколозина. — М.: Издательство Московского университета, 2012

Юрий Нечипоренко. Помощник царям

 

Быстрокрылых ведут капитаны…

Во всем мире он Майнрид, как и Жюльверн — в одно слово, а звали его капитан Томас Майн Рид (1818–1883). Ирландец, живший то в Англии, то в США, солдат и учитель, журналист и писатель, путешественник и человек, дважды побеждавший смертельную болезнь силой духа. Кумир не одного поколения мальчишек, до сих пор не удостоившийся полной биографии на английском языке. Это — первая на русском, и немудрено, что написана она в России, где его читают уже полтора столетия и будут читать всегда. А еще он яркий публицист. Это написано в 1850 году: «В других странах, в том числе и своей собственной, я вижу таких же рабов, причем их гораздо больше… целого класса олигархии. Они не холопы, не крепостные феодала, не жертвы заменивших его в наше время налогов… <…> Негров сделали рабом насильно. Тогда как ты, бакалейщик, мясник и булочник, — да и пожалуй, и ты, мой чванливый торговец, считающий себя свободным человеком! — все вы стали рабами по доброй воле. Вы поддерживаете политические махинации… каждый год изгоняют из страны сотни тысяч братьев… И все это вы принимаете безропотно и покорно. Более того, вы всегда готовы кричать “Распни его!” при виде человека, который пытается бороться с этим положением, и прославляете того, кто хочет добавить новое звено к вашим оковам». Не про нас ли? Андрей Танасейчук. Майн Рид. — М.: «Молодая гвардия», серия ЖЗЛ, 2012

Андрей Танасейчук. Майн Рид

 

Сергей Тополь, обозреватель «Вечерней Москвы»


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое