Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮНЯ. Командор Дитрих, развенчанный миф о Наполеоне и смысл жизни Лимонова

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮНЯ. Командор Дитрих, развенчанный миф о Наполеоне и смысл жизни Лимонова

Тэги:

«Женщина, которая желанна»

«Я с головы до ног была соткана из жизни» — это начало песни, исполненной ею в «Голубом ангеле». Эта песня, как и другая, «Лили Марлен», сочиненная немецким солдатом, которую она пела на английском (перевод Бродского на русский появится спустя 30 лет), станут ее визитными карточками. «Лили Марлен» гоняли радиостанции воюющих армий Второй мировой, и тогда стрельба в окопах прекращалась (как иллюстрация — одноименный фильм Фассбиндера). В армии США ей присвоили звание капитана и вручили высшую награду страны — медаль Свободы. Во Франции она стала командором Почетного легиона. Это она в резкой форме отклонила просьбу фюрера стать имперской актрисой. Однажды выйдя замуж, она так и не развелась. Просто перестала делить с мужем постель после рождения дочки. Ее любовниками и друзьями (поди разберись, кто есть кто, да это, честно говоря, и неважно) были более чем состоявшиеся люди. Это она отбила у не менее великой Греты Гарбо вначале любовницу, а затем и любовника. Это она получала самые высокие гонорары в Голливуде, и это ей предложили бешеные деньги за ее первый сольник, когда она уже перешагнула через полувековую дату. А затем 22 года без продыха гастролировала по всему миру. Она всегда была свободной и знающей себе цену. И только однажды в 64 года встала на колени перед мужчиной. Это случилось в Москве, тем мужчиной был Константин Паустовский.

Дитрих умерла 20 лет назад накануне открытия Каннского кинофестиваля, посвященного ей. И это ее именем названа площадь в Париже. И еще — нужно наплевать и забыть о том, что о ней написали ее несостоявшаяся дочка и завистливая Лени Рефиншталь, а просто пересмотреть ее фильмы. Послушать ее песни. Жан Паван. Марлен Дитрих. Пер. с фр. Е. Пурыжинской. — М.: «Молодая гвардия», «Малая серия», 2012

Жан Паван. Марлен Дитрих

 

Хроники переходного периода

«Большинству людей свойственно полагать, что их судьба зависит в основном от них самих… И все же… человеческая жизнь в силу других, непредсказуемых обстоятельств складывается у всех по-разному». Таков зачин этой небольшой по формату книги об одном из жителей Баку, где все горожане были сплошь атеистами, не по своей воле свыкшимися с отдельными недостатками и временными затруднениями с жильем. За теми же, кто этих затруднений не испытывал, специально обученные люди приезжали ночью. Герой книги Сеймур Рафибейли всю свою жизнь провел в переходном периоде — от Сталина до Хрущева со всеми остановками: школа, фронт, плен, партизанский отряд во Франции, советский — в Тайшете… Далее везде с предлагаемой конечной остановкой… во Франции милой. Но герой решает, что берега Сены и Роны ему не нужны. «Никуда я из Баку не уеду… Не грусти, собака, будет когда-нибудь и на нашей улице праздник… Знать бы только где эта улица?» Самое смешное, но не удивительное, что собака согласилась, ей было все рано по какой улице ходить, лишь бы рядом с хозяином. В итоге выяснилось, что в принятии решения остаться дома виноват шафран, приправа такая. А для того, чтобы это узнать, нужно прочитать эту полную грустного юмора замечательную книгу. Максуд Ибрагимбеков. В аду повеяло холодом. М.: — «Время», 2012

Максуд Ибрагимбеков. В аду повеяло холодом

 

Постижение таинства

«Задиристый и самолюбивый старец» — так автора представляет издатель, — пойдя земную жизнь более чем наполовину, озадачился вопросом: «Откуда мы пришли, куда свой путь вершим, в чем нашей жизни смысл?» — и решил его познать без оглядки на благоглупости попов, Ламарка и Дарвина. Разобраться, какого черта человеки обосновались на планете Земля и кто этому поспособствовал. Внимательно изучив Библию, Тору и Коран (у автора Куран. — Прим. авт.) — священные книги разноверующих и подкрепив свои изыскания натурным наблюдением за сыном начиная с момента его зачатия — современный научный инструментарий может себе это позволить — и заканчивая отвердеванием мозжечка, Лимонов пришел к выводу, что бестелесный и безликий Отец-Создатель, дунув да плюнув, породил человека для «своей утилитарной цели, как биоробота-инкубатора для души», коя является своеобразной энергетической пищей для Отца. Читать интересно, а временами и весьма забавно. Ждем реакции философов, богословов и уфологов. Эдуард Лимонов. Illuminationes. — М.: АdMarinem, 2012

Эдуард Лимонов. Illuminationes

 

Рок на века

Эту книгу предваряют два эпиграфа. Неких Жана Франсуа, который знает, что дьявол всегда где-то рядом, и Марлен, которая доказала ему, что ангелы существуют. Честно говоря, рекламировать достойную книгу никакого смысла нет. Вот она — читайте и наслаждайтесь под песни Пресли, особенно под любимый «Тюремный рок» или под саундтрек бродвейского мюзикла «Рок на века» (сейчас в прокат выходит снятый по нему фильм, там самолично поет исполнитель всех невыполнимых миссий Том Круз), где звучат хиты достойных наследников Элвиса — Def Leppard, Джоан Джетт, Journey, Foreigner, Bon Jovi, Night Ranger, Speedwagon, Пэт Бенетэр, Twisted Sister, Poison, Whitesnake и многих других. Как итог: рок и блюз жили, живы и будут жить. Себастиан Даншен. Элвис Пресли: реванш Юга. Пер. с фр. Е. Колодочкиной. — М.: «Молодая гвардия», серия ЖЗЛ, 2012

Себастиан Даншен. Элвис Пресли: реванш Юга

 

Женская логика

Психолог Фиона Кэмерон после гибели своей младшей сестры сосредоточилась на изучении маньяков, оказывая посильную помощь полиции в их поимке. Но на этот раз ей придется не просто помогать полицейским в поиске серийного убийцы, но и защищать свое право жить с любимым — писателем, клепающим детективы, главными героями которых являются те самые маньяки, применяющие к своим жертвам пытки лютые, страшные, пробирающие читателя до дрожи. Но вот беда: один маньяк, возмутившись, с его точки зрения, непрофессионализмом авторов, решил продемонстрировать на них свое изощренное мастерство. Наказать за непрофессионализм. И, недолго думая, составил список литераторов и приступил к их методическому изощренному истреблению. Фиона вступила на тропу войны… Страшно, аж жуть. В качестве успокоительной таблетки — история и описание Толедо. Вэл Макдермит. Отраженный кошмар. Пер. с анг. Л. Володарской. — М.: «Иностранка», 2012

Вэл Макдермит. Отраженный кошмар

 

Миф о спасителе

Стендаль в своей книге «Жизнь Наполеона» заметил, что через пятьдесят лет труды о нем нужно будет переписывать каждый год. Оказался прав. Количество книг об императоре не поддается исчислению. Наши знания о нем в основном от Манфреда и Тарле, которые писали с позиции марксизма-ленинизма, что отразилось — естественно, не по их вине, время такое было — на изложении материала. Но вот за дело принялся профессор Сорбонны, крупнейший знаток наполеоновской эпохи, работавший в архивах, к которым наши академики в силу объективных причин доступа не имели. И получилась книга, емкая и лаконичная, о том, как безродный корсиканец, достигнув высшей власти, оказался в загоне, и развенчивающая миф о Наполеоне как спасителе нации. Жан Тюлар. Наполеон. Пер. с фр. А. Бондарева. — М.: «Молодая гвардия», серия ЖЗЛ, 2012

Жан Тюлар. Наполеон

 

Информация к размышлению

Президент Института Ближнего Востока, эксперт с мировым именем Евгений Сатановский в своей работе, написанной легким и изящным слогом, дал развернутую и весьма апокалиптическую картину того, что в настоящий момент происходит на Ближнем Востоке. Он задается вопросом, каково должно быть участие России в новом, происходящем на наших глазах пределе мира. А главное, скольким шахидам еще должно прийти в Москву, чтобы нам окончательно определиться с приоритетами и понять, кто нам союзник, а кто заклятый враг, и против кого мы можем использовать А-бомбу. Ужас какой-то. Но интересно. Евгений Сатановский. Россия и Ближний Восток. Котел с неприятностями. — М.: «Эксмо», 2012

Евгений Сатановский. Россия и Ближний Восток

 

Ах, война, что ты, подлая, сделала

Писателя, прошедшего Афган, война будет преследовать всегда, о чем бы он ни писал. Перед глазами — примеры из жизни хлебнувших кто больше, кто меньше, в зависимости от размера ложки, из котелка Великой Отечественной. Олег Ермаков назвал свою книгу «Арифметика войны». А получился учебник высшей математики — о выживании на войне. «На камнях пред часовым светлел прямоугольник бумаги. Часовой читал. Несомненно. Об этом говорила его беспечная поза. Автомат тускло блестел рядом. Он не видел Джанада. И что было написано в его книге? Джанад затаил дыхание. Он уже знал это. Часовой перелистнул страницу».Олег Ермаков. Арифметика войны. — М.: «Астрель», 2012

Олег Ермаков. Арифметика войны

 

Трехнедельное путешествие

Автор «Английского пациента» написал новый роман — о мальчике Майкле, плывущем на корабле с Цейлона в Европу без сопровождающего. Так сложились обстоятельства. Его место — в судовом ресторане в «кошкином доме» за самым затрапезным столом, где он знакомится с двумя своими ровесниками и эксцентричными взрослыми, от которых узнает, что ровно в полночь из трюма на палубу выводят подышать свежим воздухом некоего Нимейера в кандалах. А еще он знакомится с девочкой, которая оказывается дочкой кандальника, которого везут в Англию для предания суду. Идти к лондонскому причалу из Коломбо три недели. Этого времени вполне хватает, чтобы парнишка оказался причастным к организации побега узника. Майкл Онданже. Кошкин стол. Пер. с анг. А. Глебовской. — СПб.: «Азбука», 2012

Майкл Онданже. Кошкин стол

 

Жизнь под тенью своего голоса

Бесхитростное повествование певицы, завоевавшей мир своим голосом, о детстве, взрослой жизни, родных. Отдельно о мужчинах: «Взять на себя обязательства я боюсь, слова “Я люблю тебя” вызывают ужас. Публику я люблю другой любовью, одновременно конкретной и абстрактной… только она может помочь мне почувствовать себя красивой, интересной, живой. Ее ласки и поцелуи наполняют меня так, как ни один мужчина». В общем, обо всем, о чем она хотела поведать своим поклонникам. «Однажды я получила письмо от фаната. Открываю, читаю: “Я вас предупреждаю: мой парень в вас влюблен. Он просил у вас автограф, вы не ответили. Предупреждаю, он теперь опасен, он пьет, он вооружен. Берегитесь”». Вот так и живет. В тени. Патрисия Каас. Жизнь, рассказанная ей самой. Тень моего голоса. — Пер. с фр. И. Крупичева. — М.: «Эксмо», 2012

Патриция Каас. Жизнь, рассказанная ей самой

 

Книжка на ночь

Жил-был король Хилариус, и вот однажды он со скуки — царствовать ему, видите ли, надоело — надумал поменяться одеждой с трубочистом и отправиться в город погулять. А трубочист в королевской одежде, которому надоело сидеть на троне, тоже пошел в город. Встретились на ярмарке. В общем, все повеселились. Или вот еще один король, который пил чай с устрицами, а своих поросят кормил жемчужинами, такой чудак, любил всех вешать… Или вот обидел хлебного человечка один дурак, и у его жены все праздничные куличи превратились в дикобразов. Или вот еще: у короля родился сыночек, и королева решила пригласить на крестины свою тетку Уну. Сам-то король был против, но кто же сладит с бабой гневной, сами понимаете… А кто такой Двухвостый Маргаманот, почему собаки так быстро едят и что произошло с другими обитателями этой книги, в частности с великаном Борремансом, который хотел жениться, узнаете, прочитав эти сказки детям. Лучше на ночь. Да, и не забудьте попросить их пересказать то, что они услышат. На следующий день. Ну а картинки, что картинки, их нужно рассматривать вместе. А вообще-то лучше пусть они сами и читают, и рассматривают. А мы от них гарантированно отдохнем. Анни М. Г. Шмидт. Двухвостый Маргаманот и хлебный человечек. Пер. с нидерландского И. Трофимовой. Художник Н. Колпакова. — М.: «Захаров», 2012

Анни М. Г. Шмидт. Двухвостый Маргаманот и хлебный человечек

 

Континент культуры

Это сборник статей о русской литературе века минувшего, наверно самого страшного для России, литературе до сих пор до конца неоцененной, ждущей своих исследователей. Написаны они доцентом факультета журналистики  МГУ Еленой Юрьевной Скарлыгиной по розному поводу и были раскиданы во времени по периодике. Но вот их собрали вместе, и получилась весьма наглядная и яркая картина о русской словесности как на родине, так за ее пределами.  В первой части книги собраны размышления о творчестве Бабеля, Юрия Трифонова, о том, что общего было у Натана Эйдельмана и Булата Окуджавы, а так же о «Новом мире» времен Твардовского и сам-и тамиздатев 60-80-х. Во второй части разбор полетов мысли «Нового журнала», издаваемого в США, деятельности Романа Гуля и авторов третьей волны эмиграции, журналов  «Континент»и «Синтаксис», и о том как и почему закончилась журнальная война между Максимовым и Синявским, о газете «Русская мысль». На сладкое – интервью с Натальей Горбаневской.Оказывается, русская литература и там и тут развивались все эти годы параллельно, несмотря на Советскую власть. Елена Скарлыгина.  Русская литература ХХ века: на родине и в эмиграции. – М-СПб: Издательство «Нестор-история», 2012

Елена Скарлыгина.  Русская литература ХХ века

 

Сергей Тополь, обозреватель «Вечерней Москвы»


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое