Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ЯНВАРЯ. Записки Киссинджера, биография Пазолини, славянское фэнтези

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ЯНВАРЯ. Записки Киссинджера, биография Пазолини, славянское фэнтези

Тэги:

Enfant terrible

Первое жизнеописание большого поэта, писателя и великого кинематографиста, постоянно спешащего «совершить и повторить до боли, до крови самый сладостный акт» в своей жизни, смерть которого до сих пор тревожит умы неравнодушных. «… никогда не грешил: я /чист, как старый святой, но/ я ничего не получил; проклятый/ дар сексуальности весь/ развеялся как дым: я добр/ как сумасшедший. Прошлое,/ которое мне подарила судьба – это просто безутешная пустота…».  Параллельно чтению сморить «Царь Эдип», «Декамерон» и «Кентерберийские рассказы». И если не стошнит то досмотреть до конца «Сало, или 120 дней Содома». Энцо Сичилиано. Жизнь Пазолини. Пер. с итал. Ирины Соболевой. – СПб-М, Лимбус пресс, 2012

Энцо Сичилиано. Жизнь Пазолини

 

Польский связной

Автор этой документальной книги, читаемой как приключенческий роман, написанной в 1944 году по горячим следам, поручик Армии Крайовой Ян Козелевский. Карский – его подпольный псевдоним. При разделе Польши в 1939 офицер оказался на территории СССР. Избежав Катыни, перебрался на оккупированную гитлеровцами родину и стал связником между партизанами, правительством Польши в изгнании и – Центром комплектования польской армии в Бессерье, северном предместье Парижа. И еще, наверное, самое главное в его жизни, – Козельский стал одним из первых пытавшихся вразумить правительства США и Великобритании приступить к спасению евреев в гитлеровской Германии. «В движении Сопротивления сложилась парадоксальная ситуация: потеря независимости привела к возрождению демократических принципов. Получилось, что в условиях подполья политические партии имели большую свободу действий, чем в Польской Республике 1935-1939 годов». Ян Карский. Я свидетельствую перед миром. Пер. c фр. Н. Мавлевич. История подпольного государства. – М.: Corpus, Астрель, 2012

Ян Карский. Я свидетельствую перед миром

 

Стервы большого города

Документальная проза в жанре «испытано на себе». Вот пример достойный подражания. Разведенка, обремененная тремя детьми, девушка из Мурманска, получает приличное образование и – устраивается на работу топ-менеджером в международную финансовую структуру со штаб-квартирой в Люксембурге. Отличительная особенность этой красивой и приятной, без дураков, во всех отношениях дамы это ее пристрастие к коллекционированию обуви. Блестящее и достоверное описание коллег и работодателей, самой работы (с лирическими отступлениями как ее получить) со всеми ее заморочками и правилами. Ну, естественно, и есть и про устройство быта при переразвитом капитализме. Если проще это – учебное пособие для нашенских растиньяков, мечтающих о своем Тулоне.«Я не верю (и никому не советую верить), что сначала нужно проявить себя в компании, а потом уже заслуженно просить прибавки. Это любимая басня кадровиков и самая большая ложь на свете. Если вы не договорились о достойной зарплате до подписания контракта, другого шанса вам уже не дадут никогда…». Яна Афанасьева. Финанс-романс. – М.: КоЛибри. 2012

Яна Афанасьева. Финанс-романс

 

Бжезинский: мрачные пророчества

Главный «американский ястреб», автор «Великой шахматной доски», утомившись клевать московскую печенку по-советски, переключился на своего «богом избранного гегемона в мировой политике». Учинив тотальный и беспристрастный разбор полетов «угасающего Запада» от Римской империи до упадка Британской и, отметив победу США в холодной войне, советник американского президента Джимми Картера (1977–1981)пришел к неутешительному выводу: его великую страну ждет судьба столь ненавистного СССР. Распад, развал, и угасание? Збигнев Бжезинский. Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис. Пер. с англ. М. Десятовой. – М.: Астрель,2012

Збигнев Бжезинский. Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис

 

Затерянные в снегах

О том, как жила русская провинция при «проклятом царизме» известно из книг авторов, живших в то время, от Аксакова до Сологуба. В промежуток попали и Достоевский с Тургеневым, и Лесков с Писемским, и Толстой с Чеховым. Ну и еще с полсотни литераторов с более скучной читательской судьбой. Заслуга автора настоящего исследования в том, что он отобрал самое значительное из жизни провинции со всеми ее несомненными достоинствами: смешными ценами, не хилым образованием, любви к работе, неспешностью и здравым смыслом. « Каким образом в таком небольшом городе, как Вологда,  могут существовать три хороших гостиницы с ресторанами? Казалось бы, вы должны друг друга съесть.  – Никак нет-с. Торгуем благодаря богу, изрядно, жаловаться не смеем». Нам бы так. Да видно нельзя никак. Алексей Митрофанов. Повседневная жизнь русского провинциального города в ХIХ. – М.:МГ. 2013

Алексей Митрофанов. Повседневная жизнь русского провинциального города в ХIХ

 

Дипломатия пинг-понга

Автор этих захватывающих мемуаров (госсекретарь при президенте Ричарде Никсоне – 1973–1977) если не отец detant’а, то активный участник установления нормальных отношений между США и Китаем, всегда считал что отношения между этими странами «не могут – и не должны – становится игрой с нулевым результатом». И сделал все, что было в его силах для достижения этой цели. Его воспоминания о встречах с Мао Цзэдуном, Чжоу Эньлаем и Дэн Сяопином есть высший пилотаж дипломатии и мастер-класс для наших политиков. При этом, что особенно интересно, он вгрызся в историю отношений двух великих стран, не скрывая при этом самого вкусного – кухни этих переговоров. Тут уместен анекдот того времени: Беседуют Киссинджер и Зорин (правдист ликом похожий на своего собеседника): – Вы еврей? – Нет, русский. – А я американский. Генри Киссинджер. О Китае. Пер. с англ. Н. Верченко. – М.: Астрель, 2012

Генри Киссинджер. О Китае

 

Сдача и смерть интеллигентов эпохи Николая Палкина

Самуил Лурье, блестящий знаток литературного процесса позапрошлого века, спустя 20 лет после того как дала дуба Софья Власьевна, не позволившая опубликовать его труд о Николае Алексеевиче Полевом, издателе «Московского телеграфа» – по полной отыгрался этой чудесной книгой на СНОПе и СНОГе (советской науке о Пушкине, Гоголе).  Характеристики лиц из окружения героя и стоящих на страже самодержавия, православия, и народности графов Российской империи (по классификации автора, членов ЦК) мидовца Карла-Роберта Нессельроде, минпросовца Сергея Уварова, и МВДэшника Дмитрия Блудова – просто блестящи. Досталось всем. В том числе и сынам отечества Белинскому и Краевскому. Мало не показалось бы и лондонскому сидельцу Яковлеву (Герцену). Сопоставления же времени былого (правление гр. Палкина, он же Романов, он же Николай I) cнедавно минувшим, выскакивающие из текста желтыми знаками в промывочном лотке можно счесть за главные точки этого чтения. Интересно и предположение исследователя, отчего издатель завещал похоронить себя (кстати, на его похороны пришло народу не меньше чем к Пушкину) в халате и небритым. Читается с превеликим удовольствием. Самуил Лурье. Изломанный аршин. – М.: СПб: Пушкинский фонд, ММХII

Самуил Лурье. Изломанный аршин

 

Без прикрас

Другой подзаголовок этой большой искусствоведческой книги, написанной понятным языком, без выпендрежно-заумных терминов: «Русское искусство. Все что вы хотели узнать о Репине, но боялись спросить у Стасова». Кстати, не только о Репине, но и обо всех гигантах карандаша, резца и кисти от елизаветинского барокко и рококо до мирискусников. «…отсюда следует необходимость «надзора», рожденная  общим представлением о том, что художники, вообще, как природные таланты, не слишком разбирающиеся в жизни, не способные к самоконтролю, нуждаются в идейном руководстве. Истории  о «побегах» Репина из-под надзора Стасова лишь подтверждают этот тип представлений». Алексей Бобриков. Другая история русского искусства. Очерки визуальности. – М.: НЛО, 2012

Алексей Бобриков. Другая история русского искусства

 

Ужасы родства

Американская детективщица (в ее послужном списке более 20 романов, в названии которых фирменным лейблом  присутствует слово «смерть») вывела в свет очередного детектива. На этот раз в его роли выступает лейтенант нью-йоркской полиции Ева Даллас со всеми вытекающими из этого для злодеев последствиями. Зверски убита 16-летняя дочь капитана полиции, лейтенант Даллас берет расследование в свои руки и, покопавшись в деталях, приходит к выводу, что корни преступления нужно искать в делах давно минувших дней и что с минуты на минуту следует ожидать еще одного убийства. Нора Робертс. Дуэт смерти. Пер. с англ. Н.Мироновой – М.: Эксмо, 2012

Нора Робертс. Дуэт смерти

 

Дар случайный

Эпиграфом к этому роману можно было бы смело ставить следующее: «Дарнапрасный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана?». Этот чисто философский вопрос, как правило, возникает голове после того как всплываешь с укороченного сонного дна, где ил и водоросли, с больной головой. И не важно, отчего она болит. С перепоя или как у героя от дара умения писать письма, действующие на адресата цунами или тайфуна с ласковыми именами. В общем, герой со своим даром устроился «на фирму», где «за бабки клиентам устраивают нечто». «Пришел, значит, клиент, вбухал бабок –  у нас ведь репутация, что мы творим, б…, чудеса. А ты, значит, за ее деньги, выставил бабу пред мужем в нелепом виде! – Почему в нелепом? В голом. Всем понравилось». Михаил Нисенбаум. Почта св. Валентина. – М.: КоЛибри, 2013.

Михаил Нисенбаум. Почта св. Валентина

 

Наш ответ Толкиену

Вот и дожили до настоящего славянского фэнтези способного встать на одну полку рядом с выдумками Джона Рональда Толкиена («Властелин колец») и Клайва Льюиса («Хроники Нарнии»). В эту тысячестраничную сказку населенную колдунами, драконами, красавицами и уродами, зверюшками типа голубого медведя, который здоров был спать до поры до времени, отменно вплавлена любовная интрига. Чтение романа по желанию можно растянуть надолго или прочесть за один недельный присест чему будут способствовать житейские обстоятельства, которые позволят герою этой эпопеи проявить бойцовский характер и тем самым показать миру славянскую же молодецкую удаль в рамках выдуманных, но очень правдоподобных городов с симпатичным и не очень населением. Для 13+  и тех, кто из этого возраста так и не вышел. Или не тропится выходить. Тех же, кто книгу не осилит, будут ждать экранизации. Валентин Маслюков. Рождение волшебницы. – М.: Время, 2012

Валентин Маслюков. Рождение волшебницы


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое