Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

ТВ и голуби. Колонка Сергея Урсуляка

ТВ и голуби. Колонка Сергея Урсуляка

Тэги:

Совсем недавно я был на телевидении по каким-то своим надобностям. Захотел покурить, и выяснилось, что мест для курения в огромном здании немного - идти надо далеко. Короче, по школьной привычке я забежал в туалет. 

В соседней кабине кому-то было плохо. Очень плохо. Человека тошнило, и не вяло тошнило, а просто-таки выворачивало наизнанку. Бывает. Я сделал две затяжки. Дверь кабинки открылась. Вышел человек в костюме, галстуке и белой рубашке, улыбнулся виновато, долго мылся под краном, ушел. Я вышел в коридор. Через несколько минут на одном из висевших повсюду телемониторов я увидел и узнал этого человека. Он читал выпуск новостей.

Мне кажется, эта история является и символом, и иллюстрацией наших отношений с сегодняшним телевидением - и тех, кто его делает, и тех, кто его смотрит.

Я не знаю, когда это произошло. Почему о лживом советском телевидении мы вспоминаем с ностальгической нежностью? Может быть, потому что лживость советских новостей была всем известным правилом игры. За то между новостями можно было увидеть телефильмы Сергея Колосова, Евгения Ташкова или Татьяны Лиозновой. Или телеспектакли, поставленные Петром Фоменко или Валерием Фокиным. Можно было услышать любимую песню, потому что она хорошая и всем нравится, а не потому, что за ее раскрутку заплатили каналу, и она так всем надоела, что стала известной. А песни тогда пели певцы и певицы, которых любили, потому что они хорошо пели. Их не выводили на фабриках.

Короче, раньше голубей было больше и срали они меньше.

«Телевидение - не искусство» (мнение большого теленачальника).

А почему телевидение, на котором работали Сергей Капица и Эльдар Рязанов, Марк Захаров и Алексей Каплер, Владимир Ворошилов и Евгений Гинзбург, было искусством, а сегодня - нет?

Думаю, все просто. Если телевидение - искусство, то большинство тех, кто сегодня называет себя продюсерами, режиссерами, сценаристами и актерами, должны будут сменить профессию. Или как минимум перестать играть какую-либо роль в телевизоре. 

Если телевидение - искусство, то большинство тех, кто сегодня называет себя продюсерами, режиссерами, сценаристами и актерами, должны будут сменить профессию

Диалог с теленачальником:

- Зачем ты даешь во время моего фильма так много рекламы?

- Мой дорогой, я открою тебе тайну. Мы не показываем твой фильм. Мы показываем рекламу, а в паузах - твой фильм.

Как с этим бороться?

- Как ты можешь выпускать в эфир эту гадость, сделанную на коленке?

- Мой дорогой, это понимают полмиллиона человек. А бабе Мане из Хохловки нужно просто что-то смотреть, а как это сделано, она не понимает, и ей все равно.

- А сам бы ты смотрел этот кошмар?

- Я не смотрю телевидение. Я его делаю, а смотрю другое. Другое - интересней.

В этом самая большая беда. Те, кто делает нынешнее телевидение, сами его не смотрят. Другое - интересней. А это - для бабы Мани.

Точно так же жить на пенсию может только баба Маня. Мы живем на другие деньги. Другие - интересней.

И еду бабы Мани мы не будем есть. Другая - вкуснее.

Я жил в провинции, много ездил. Я знаю бабу Маню. Она не поймет и не объяснит, чем пленка отличается от видео. Но она чувствует вранье. Или чует его. Смотрит на нас издали. Не верит. А смотрит, потому что действительно нужно что-то смотреть.

И когда придет время нам сказать что-то важное - стране, всем, и бабе Мане тоже, - выяснится, что за годы гремящего вранья, фальшивых звезд, дутых репутаций между телевидением и страной образовалась пропасть.

Мы будем кричать свое важное, а баба Маня продолжит смотреть издали и не верить. Она - с одной стороны, мы с блюющим диктором - с другой. А над пропастью - голуби, которых раньше было больше и срали они меньше.

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №137, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое