Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Русский человек на rendes-vous. Колонка Анны Аркатовой

Русский человек на rendes-vous. Колонка Анны Аркатовой

Тэги:

Сидела я тут в Риге в библиотеке Общества русской культуры. Ждала одного человека. Пока ждала – взяла с полки наугад журнальчик. «Новый мир» оказался. Почитаю, думаю, стихи – я не умею другое, когда жду. Содержание. Вот на стр.  3. неплохой поэт А. Кушнер.  Отлично. Листаю. Однако, стр.3 в «Новом-то мире» не нахожу. Нет там и  стр.4  – сразу стр. 7 идет! Вот это номер, думаю. Где Кушнер-то ? Ау! «Типография, что-ли, накосячила ?», – влагаю я персты в заветные складки. И тут понимаю, что А. Кушнер наш просто вырван, да так аккуратно, чтоб не сказать профессионально – не заметишь сразу. Под-ко-рень.

Сколько сразу  всего во мне зашевелилось! Думаете фрустрация какая? Куда там – бери глубже – по типу какой-нибудь гипермнезии заскреблось. Во-первых, вспомнила я себя саму в этой динамике, в третьем классе вырывающую из журнала ОГОНЁК глянцевый разворот с Никой Самофракийской с лица и Аполлоном Бельведерским с изнанки. Ника, кроме алиби, интереса не представляла никакого, а вот Аполлон в течение четверти был  детально изучен и подробно обсужден в нашей октябрятской «звёздочке». Вспомнила я первый свой вуз, университет Латвийский, студиозную нашу читалку, а также читалку в библиотеке Национальной. Навечно обезвоженные их сортиры, естественным образом совмещенные с курилкой. Завернутый с собой в полукартон  жареный пирожок. Отсутствие элементарной полиграфической гигиены в виде ксероксов и принтеров. И одновременное наличие  жажды гуманитарного знания и  стипендии. Отсюда, отсюда непростительные издержки в обращении с печатным продуктом некоторых особо нетерпеливых граждан. То есть издержки  непростительны в принципе, но лично тебе понятны. Зла ты на предыдущего читателя не держишь, только обиду местную, реактивную и еще малодушную зависть. Это не страшно, это пройдет через час-другой – как только ты дождешься другого источника с подходящим предисловием, на две трети повторяющем вырванное.

А теперь значит вон оно как – при отсутствии и наличии всего что требуется, взаимном их сокращении в знаменателе, в числителе остается только чистая беспримесная страсть к литературе. А как еще объяснишь этот нервический и красноречивый порыв? То есть отрыв Кушнера от нового мира ? Вооот! Только страстью, душевным смятением при виде силлаботонического зачина и общим лиризмом момента. «Танцует тот, кто не танцует!» Так что слухи об смерти русской культуры (в Латвии, исключительно, в Латвии!) сильно преувеличены. Очень сильно.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое