Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Поражение мистификатора. Колонка Александра Пумпянского

Поражение мистификатора. Колонка Александра Пумпянского

Тэги:

Свою последнюю (по счету) – исповедальную, мемуарную, автобиографическую – это важно подчеркнуть – книгу Роман Арбитман мог бы скорбно назвать «Горестная жизнь плута». Он ее нагло озаглавил «Как мы с генералиссимусом пилили Луну».

Но прежде кто такой этот Арбитман?

Судя по аршинным буквам на обложке другой книги – это герой романа Льва Гурского «Роман Арбитман. Биография второго президента России». Совершенно фантастического, чтобы не сказать вздорного, романа. Второй президент России – это константа, имеющая совсем другое имя, и нужно обладать вконец испорченным, злоумышленным сознанием, чтобы вообразить себе возможность иной фигуры на этом посту.

Однако же Роман Арбитман – не только герой, он и сам писатель – сериальный критик, журналюга, сценарист и, между прочим, отец родной (в смысле литературный) Льва Гурского – якобы русско-американского автора многочисленных триллеров – детективов. И если бы только этого самозванца. В пору легкомысленной юности плодовитый папаша прижил на стороне еще одного литературного Фантомаса – некоего лжедоктора Рустама С. Каца, под именем которого вышла целая линейка на сей раз глубоко научных измышлений.

Именно доктору Кацу и принадлежит эвристическое открытие, давшее основание обуянного гордыней Арбитману ассоциировать себя уже не только со вторым президентом России, но и с самим отцом народов.

Сверхценное открытие связано с Потсдамской конференцией 1945 года. Принято считать, что эта историческая встреча определила контуры послевоенного мира на нашей планете. На самом деле она принесла справедливость и мир и на Луну. В книге доктора Рустама С. Каца «История советской фантастики» об этом говорится со сдержанной строгостью. Я цитирую:

«Под занавес встречи Сталин, беседуя с Трумэном, в свойственной ему лаконичной манере предложил обсудить все проблемы, связанные с разделом Луны между державами-победительницами и, может быть, подписать еще одно четырехстороннее соглашение «с учетом несомненного приоритета СССР в этой сфере и с правом решающего голоса у его руководителя». Американский историк и политолог Роберт Майлин, бывший в ту пору переводчиком Трумэна, много позднее в своей книге «Перед Хиросимой был Потсдам» (1966) так описывал и комментировал этот в высшей степени странный разговор: «Трумэну вначале показалось, что он ослышался или слова «дяди Джо» ему неверно перевели. «Простите, господин Сталин, Вы имеете в виду, конечно, раздел Германии?»– переспросил он. Сталин затянулся своей знаменитой трубочкой и очень четко повторил: «Луны. О Германии ведь мы уже договорились. Я имею в виду именно Луну. И учтите, господин президент, у Советского Союза есть достаточно сил и технических возможностей, чтобы доказать наш приоритет самым серьезным образом»…»

Неслабая мизансцена, и она была по достоинству оценена стратегически мыслящей общественностью. Доктор Кац вместе Романом Арбитманом и Львом Гурским с нарастающим удивлением наблюдали, как их лунное откровение, взлетев со страниц фантастической книги, замелькало то в глубокомысленной публицистической статье, то на страстном Интернет-форуме, источая, словно патоку, патриотический пафос, гордость за мудрую политику партии и умение отстоять наши неотъемлемые национальные интересы. Украсив собой один за другим три документальных фильма, сделанных для трех разных каналов (Ren-TV, «РОССИЯ», ДТВ), лунатический пассаж достиг статуса аргумента неотразимой силы и безапелляционного назидания ныне и присно. И тут у литературного триумвира не выдержали нервы. «Но как же так, я же сам все это  придумал, – засуетился он в одном издании за другом – ведь это же фикция, выдумка…»

Тут мне придется признаться, что именно трусливая ограниченность автора и заставили меня взяться за критическое перо.

Ну и что, что фикция? Вот, например, любимая цитата Зюганова – «Черчилль о Сталине»: «Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». Даром что классовый враг, а как здорово сказано. А ведь тоже чистая выдумка. Колись, Роман Арбитман, не ты ли ее запустил на орбиту?

Так или иначе, стало понятно, с кем мы имеем дело. Роман Арбитман со всеми своими масками – литературный мистификатор, и весьма изобретательный. Жанр, конечно, неприличный, но отмеченный именами Даниеля Дефо, Монтескье, Таксиля, Мериме, даже Пушкина, причем наш гениальный классик оказывался по обе стороны ситуации розыгрыша.

Эта история стала апокрифом. Мериме влекла славянская тема, но где взять денег на поездку на Восток? «И я задумал, – дразнит он читателя квазипризнанием,– сначала описать наше путешествие, продать книгу, а затем истратить гонорар на проверку того, насколько я прав в своем описании». В 1827 г. он выпускает сборник песен под названием «Гусли, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине», – якобы перевод с иллирийского (сербского) прозой. В 1835 г. Пушкин перевел книгу на русский язык, и это безусловно можно считать высшей оценкой качества мистификации. Двумя годами позже Александр Сергеевич отыгрался … на Вольтере. В статье «Последний из родственников Иоанны д’Арк» он процитировал письма философа, которые для верности сам и сочинил. Будем считать это русским реваншем.

Ради чего – мистификация? Вот в чем вопрос. Ради игры – искусство ради искусства? Ради денег, славы? А может, ради народа, его места – на Земле, Луне, в Истории?

По-своему хрестоматиен казус Вацлава Ганки. В 1819 году этот чешский филолог издал «Краледворскую рукопись», найденную им в церкви города Кралев Двор. Чешская литература молода, а тут вдруг памятник XIII века – какая лестная для национального самосознания сенсация!  Через несколько лет Ганка опубликовал еще одну рукопись — «Зеленогорскую», под названием «Суд Либуше», относимую уже к IX веку. Находка переворачивала все представления, особенно если учесть, что в ту пору у остальных славян не было даже письменности. Жаль только рукописи были поддельные. Доказательства подлога, однако, не смогли поставить под сомнение высокие намерения Вацлава Ганки.

Вот какому примеру следовало бы подражать Арбитману и Ко. Ему посчастливилось создать высокий патриотический миф, но низкопоклонство перед абстрактной истиной подвело. Как будто, истина может остановить патриотический вал. Дудки! Это вопрос принципа: Полезно ли нам лунное затмение? Является ли Луна исконно нашей, русской землей? Должны ли мы воссоединиться с нашей Луной? Быстро и решительно проведенный плебисцит с хорошо сформулированными вопросами – верный способ подвести юридическую черту под ясной как божий день темой.

Ну да, мистификации и старый добрый реализм – вещи несовместные, особенно если он не старый и не добрый. Синявский с Даниэлем схлопотали за свою мистификацию по семь лет. Реалист Шолохов при этом назвал их сочинения «грязью из лужи». Правда, в лунной истории, придуманной и пережитой писателем Романом Арбитманом, они словно поменялись местами. Бойкая байка в верноподданнических головушках обрела черты канонического факта. С чего бы вдруг? Будто все стало с ног на голову в нашей сильно перевернутой постмодернистской постсоветской действительности.

Придется признать, что буйная писательская фантазия все же заметно отстает от нашего реалити-шоу. Роман Арбитман вообще весьма противоречивая фигура. С одной стороны, он достаточно реалист, чтобы не отрицать небесного происхождения второго президента России. С другой, объясняет этот исторический феномен тем, что тот якобы был вовремя ударен метеоритом. Дескать, в возрасте трех лет один месяц и один день мальчику в темечко угодила падшая с Млечного пути горошина, отчего будущий государственный муж приобрел небывалые парапсихологические способности. Довольно плоское объяснение. К слову сказать, версия писателя Проханова в телепатических телесеансах, в которых он нам регулярно является, не говоря уже о романе «Господин Гексоген», о божественном генезисе героя-спасителя отечества куда интересней. И все же придется признать, что писатели-антиподы невысоко парят. Никто не смог угадать способности второго президента взлетать стерхом в апогеи рейтингов и биться оземь ясным соколом, обращаясь то в принца Монако, то в князя Таврического, собирателя древних ваз и битых осколков  величайшей геополитической катастрофы. Никто не смог представить такого мистического физиологического единства национального лидера и великой страны, когда незаметные движения нейронов в коре или подкорке сверхчеловека, минуя все общественный сигнальные системы, предопределяют политический и государственный курс, автоматически превращая недодемократию и недоэкономику в супердержаву – единственную, которая позволяет себе так вести на международной арене.

Писатель может считать себя мистификатором, но надо честно признаться, что у всех по-настоящему профессиональных розыгрышей последнего времени совсем иное авторство. «Суверенная демократия». «Тандемократия». Политика как нескончаемая череда спецопераций – от ввода до развода. Все эти фундаментальные открытия принадлежат вовсе не литературной фантазии, у которой в нынешнем реале просто бледный вид. Да взять хотя бы «зеленых человечков», появившихся словно из-под земли, чтобы отразить нашествие «коричневой чумы» в Крыму!

Писатель Роман Арбитман не чувствует под собой страны. Он тщится доказать нам, что наше прошлое непредсказуемо, когда это давно уже не требует доказательств. Он пишет альтернативные истории, в то время как история страны становится все более безальтернативной. Невооруженным глазом видно как народ в телевизионной плазме сплачивается вокруг вождя: мы все одна семья, не считая, естественно, врагов народа и членов их семей. Читателю не нужен избыточный плюрализм. В отличие от бездуховного Запада у нас есть нечто святое за душой. Мы верим в спецслужбы, переходящие в спецдружбы, и отвергаем бессовестные придумки типа демократии и рыночной экономики.

Перед нами во всем своем сиянии стоит лишь одна великая мистическая проблема, которую так и не смогли решить теологи Средневековья: сколько ангелов из кооператива «Озеро» может поместиться на острие нефтегазовой иглы «Россия»? Сколько бы их, однако, ни было – этих бизнес-ангелов, мы отстоим их от любых санкций. У нашего народа, действительно, ангельский характер. 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое