Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни /Репортаж

По следам Рериха на реке мертвых

По следам Рериха на реке мертвых

Тэги:

ЧАСТЬ II. Часть I читайте здесь.

Река мертвых

Первый раз мы услышали это название несколько лет назад, когда наш усатый гид по прозвищу Леопольд, сидя у костра в ночных джунглях, трагическим голосом завывал под гитару:

Мы помним тех, кто не вернулся с Чулышмана,
Мы помним тех, кого Урал остановил

Мы к вам придем через дожди, через туманы

Но будем уходить покуда хватит сил…

С тех пор Чулышман стал для нас чем-то вроде мифической реки Стикс, по которой Хорон перевозил души в царство мертвых.

Алтай

Последние минуты перед сложным сплавом. Челушман заставляется задуматься о вечном

 

– Если сегодня вечером у вас не будет таких мозолей, – Жанна показала ладони с кровавыми волдырями, – я этими руками сама утоплю вас в Чулышмане. Если, конечно, вы не утонете раньше.

– У тебя случайно нет валокардина? – спросил адвокат Дима.

Все дружно рассмеялись Диминой шутке. Кроме Жанны, которая пристально смотрела на бледное лицо адвоката. Под пытками и страшными угрозами он сознался, что у него уже три дня болит сердце и онемела левая рука.

В прошлом году наш спасатель Дядя Сережа, изрядно выпив, рассказал, что за 30 лет страховки у него было только два трупа. В Бегемоте он выловил выпавшего из рафта мужчину, довез до берега и кинулся спасать остальных. Мужчина выбрался сам, но сердце не выдержало. Вскрытие показало, что у него были серьезные проблемы с сердцем, о которых он никому не сказал.

– Да тебе дальше средней Катуни вообще ходить никуда нельзя!  А как ты плыть собрался, если выпадешь в пороге?

– Да, я вообще плавать не умею, – виновато засмеялся адвокат.

– Из-за таких как вы, которые ничего не умеют и идут на реки, о которых только слышали в песнях, люди гибнут. Где эти? – Жанна поискала нас глазами.

– Жанночка, не ругайся. Хочешь, я проглочу резинового бегемотика.

– Зачем?

– Когда ты будешь вскрывать, тебе будет приятно. Ведь все любят киндерсюрпризы.

– Ну, давайте, я вас хоть щелкну напоследок, – хриплым голосом сказала Оксана и достала фотоаппарат.

Самый опытный (после Жанны) сплавщик Паша, который ходил в студенческие походы еще с Черником, принес откуда-то целую стопку распечаток с фотографиями и описанием порогов на Чулышмане. После фотосессии мы живо вспомнили студенческие годы перед сессией, пытаясь по-быстрому надергать какую-то информацию. Судя по описанию, реальную опасность представляли два порога Туданский каскад (пятая категория сложности) со скальным карманом, водопадными сливами и прочими подлянками. И порог Коварный с огромными валунами, сливами и навалами на камни.

– Айдар, ты сегодня не работаешь, – сказал Серега Дзю. В то утро он был самый мрачный человек в лагере.

– С чего это? – не понял Айдар.

– Смотри, Света всю лоцию наизусть выучила, сегодня она рафт поведет.

Алтай

Первое испытание на Челушмане. Упражнение «змейка» на рафте

 

Крещение на Чулышмане

– Держись, сука! – это было первое, что я услышала, когда всплыла из-под опрокинутого рафта.

Серега Дзю орал на Жанку, которая зацепилась за каяк не с той стороны и чуть не утопила нашего единственного спасателя.

В последнюю ступень порога Коварный, мы пошли без Димы. Он вылетел еще в первой ступени. Это произошло мгновенно, как в фокусах Коперфильда. Сначала наш рафт лег на левое ребро, мы с Димой и Лешей ушли под воду, Жанна с Пашей упали сверху – их сбил огромный, как стена, косой вал. Даже не знаю, почему мы тогда не перевернулись. Когда рафт встал на место, адвоката с нами уже не было. Он болтался на волнах, как резиновый мячик, в 10 метрах позади нашей лодки. Мы усиленно гребли к берегу, а Серега Дзю к Диме на помощь. Когда зачалились, Айдар побежал проверять, нет ли у Димы инфаркта.

У реки Чулышман для туристов есть один большой плюс – близость дороги. При несчастном случае здесь можно всегда найти машину, которая довезет пострадавшего до больницы. Слава Богу, наш Дима пребывал хоть и в шоковом состоянии, но в госпитализации не нуждался. Он самостоятельно поднялся на трассу и довольный собой и судьбой пошел в сторону будущей стоянки.

Второй рафт дошел без потерь, и мы все вместе пошли смотреть последнюю часть Коварного в полной уверенности, что самое страшное уже позади. После успешного прохождения Туданского каскада мне казалось, что воды теперь по колено. Все, о чем я мечтала – это о сухой одежде и горячем ужине.

Алтай

Туданский каскад. Огромная бочка затягивает рафт под воду

 

Рафт переворачивается не за одну секунду, не за две, и не три, так что можно успеть набрать в легкие побольше воздуха, зацепиться за трос, который натянут с внешней стороны и называется «линией жизни», другой рукой зажать весло, которое под водой может пригодиться, а может и нет. Наверное, за последние секунды можно сделать еще массу полезного: посмотреть, на какой берег лучше выбираться, где камни, бочки и как их обойти, если их вообще можно обойти. Помолиться.

Ничего, из того что надо было сделать, я не сделала. Я не знаю, работают ли в таких случаях какие-то советы, потому что мой мозг вылетел раньше, чем я из рафта. К сожалению, такая последовательность.

Когда я открыла глаза, это был абсолютно другой мир: чистый, светлый и прозрачный, как в реанимации. А еще мокрый и без воздуха. Наверное, то же самое чувствует зародыш в утробе матери, потому что думать о том, что здесь холодно, одиноко и страшно ему пока нечем, работают одни рефлексы. Они стучат в пустой, как надутый рафт башке: надо линять, ведь ты не рыба и давно уже не зародыш. Проблема только в том, что когда ты падал, сверху тебя накрыл рафт, как крышка гроба. Там внутри можно было немножко подышать, но спасатели не советовали там задерживаться. В теории я слабо представляла, как можно ползать под водой вниз головой, но на практике оказалось – можно.

Выбраться на поверхность – это еще не гарантия твоего спасения. Ты не долбанулся головой, не потерял сознание, не захлебнулся водой, не сломал конечности – это уже хорошо. Но радоваться пока рано. Под водой все выглядит менее страшно, потому что не выглядит никак. Зато на свежем воздухе начинаются адские аттракционы: острые камни, летящие тебе навстречу, кипящие котлы, засасывающие на дно, вода наотмашь бьет тебе в рожу, ничего не видно и опять нечем дышать. После наводнения между камней застряли целые завалы из бревен, которые как фильтры свободно пропускают воду, но отсеивают всякий мусор, типа выпавших из рафта туристов. Мозг частично вернулся, но еще не целиком. Ты уже как-то соображаешь, что по инструкции надо плыть по течению вперед ногами, пытаешься развернуться и не понимаешь, почему рафт фигачит прямо на тебя, причем против течения. Да просто ты не туда развернулся.

Рядом всплыл Леша. До нашего рафта, который Айдар пытался перевернуть в одиночку, оставалось всего 5 гребков. А впереди пенились бочки, в которых варился наш Диоген – Паша. Они то заглатывали его с головой, то выплевывали обратно, выжимая последние силы.

Команда Айдара «Залезай!» – звучала как издевательство. По ощущениям мое тело весило не меньше тонны и закинуть его на рафт можно было только подъемным краном. Если вы собрались в поход, не надо рассчитывать, что в экстремальных случаях у вас откроются скрытые резервы организма: руки вдруг вздуются мышцами, пивной живот соберется в аккуратные кубики и вы неожиданно поплывете как дельфин, хотя до этого не умели плавать вообще. Такого не будет. В самый решающий момент ваш организм скажет: «Прости, чувак, сегодня не твой день, надо было в спортзал ходить». Вода изматывает и высасывает силы, страх парализует волю. Без подготовки в походе ты жирная сосиска, обуза для группы, потом жмурик. Или, как говорит наш Айдар – «тряпка».

Он вытащил на рафт мою беспомощную тушку. Мозг уже включился, но зато вырубило тело. Оно было, как мокрая вата и не хотело слушаться. Все, что я могла – дотянуться до веревки, которой было прошито дно рафта, и вцепиться двумя руками с разных сторон. Все пороги я так и прошла, лежа на животе, как морская звезда, которую приклеили к рафту суперклеем «Момент».

Леша прошел на зацепе еще несколько бочек и, поварившись в котле, залез на рафт. Мы наконец догнали Пашу, который смог ухватиться за рафт, но тут его понесло на скалу, и Пашу прижало так, что мне показалось, я слышу, как под спасжилетом хрустят его кости.

– Что делать? – спросил Паша, стараясь сохранить спокойствие.

– Отцепляйся, – решил Айдар.

Это был явно не Пашин день. Все ступени Коварного он прошел самосплавом, нахлебавшись воды и пересчитав все камни в пороге. Жанна тоже хлебнула не мало, полуживую ее выгрузил на берег Серега Дзю.

– Все живы? Мы за вас волновались, – радостно кричали ребята из второго рафта.

– У нас горе… Кот уплыл.

– У некоторых сегодня были все шансы составить ему компанию.

Алтай

Последнее прижизненное фото кота Биралу. Сухой и счастливый в окружении своих друзей

 

Наш героический Биралу, прошедший Катунь, Чую, Кутсайоке, Сан Коси и Белый Нил, уплыл в Чулышмане в неведомую страну Беловодье. Если вы случайно увидите нашего отважного котика, передавайте ему привет и налейте молочка – он его очень любит.

Натерев синяки и ушибы разогревающими мазями, обмотав бинтами вывихнутые на просмотре лодыжки, наша группа под желтым фонарем полнолуния отмечала свое второе рождение. По этому случаю Жанетта извлекла из рюкзака два литра медицинского спирта, который хранила почти 10 дней, и развела пополам водой из Чулышмана.

Алтай

Волшебное действие алтайского коктейля. Результат на лице

 

Страна Беловодье

Алтай – это место силы, ты чувствуешь это своей кожей до самых мурашек. В этих затерянных краях люди всегда искали свободу, веру и славянский рай Беловодье. До сих пор, кстати, ищут.

В своей книге «Сердце Азии» известный русский путешественник и художник Николай Рерих описывает легенду, которую ему поведали алтайские староверы.

В легенде говорится, что жил некогда в хвойных лесах Алтая народ с темным цветом кожи. Чудью назывался. Высокий, статный, знающий тайную науку земли. Но вот стала в тех местах расти белая береза, что означало по древнему предсказанию скорый приход сюда белого народа и их царя, который установит свой порядок. Люди выкопали ямы, поставили стойки, навалили сверху камни. Зашли в укрытия, вырвали стойки и камнями засыпались. И ушли тайными подземельями в неведомую страну. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время, придут люди из Беловодья и дадут всему народу великое знание, тогда выйдет Чудь со всеми добытыми сокровищами.

Алтай

Та самая береза…

 

В 18 веке Беловодье искали на Алтае сами староверы. В таежных лесах и невидимых глазу пещерах они прятались от реформ Петра и гонений патриарха Никона. Беглецы имели при себе карту, на которой была отмечена страна – Беловодье. Находилась она в Уймонской долине, на левом берегу Катуни, недалеко от священной Белухи – самой высокой горы Алтая (4506 м).

Вместе с правнуками этих беглецов Рерих прочесал весь маршрут их предков, изучал круги древних погребений, куда ушла Чудь, но Беловодье так и не нашел. Зато написал несколько картин про то, как Чуди уходят в подземную пещеру. Пожалуй, самая креативная работа из этой серии называется «Чудь белоглазая». На ней изображены существа, похожие на гуманоидов, которые играют в лесной чаще в прятки.

Алтай

Картина Рериха «Чудь белоглазая» или «Наша группа ночью после сплава»

 

Местные жители нам рассказывали, что своими глазами видели на Алтае похожих чудиков. Они выходили как будто бы из пещеры и так же внезапно исчезали. Скорее всего, это были позеленевшие от пьянства туристы, которые отбились от лагеря, но спорить мы не стали. Сказали, что на месте гуманоидов для знакомства с нашей планетой, мы бы тоже выбрали Алтай – один из немногих уголков земли, где за последние 60 миллионов лет мало что изменилось. По крайней мере, в тех местах, куда человек еще не добрался.

Не надо закапывать себя под землю, чтобы понять, что волшебная страна, куда так все стремятся попасть, прямо здесь. Сядьте уже и расслабьтесь. Вы на месте. Вас окружили и с любопытством разглядывают застывшие великаны из алтайского эпоса. Река заливается звонким смехом и зовет с собой умчаться на перегонки. Ты глядишь на Итыкайские шиверы сверху с обрыва, болтаешь в воздухе ногами, сердце подпрыгивает, рвется наружу, и ты уносишься туда за ней, в таинственное Беловодье.

 

Уроки Чингисхана

– Света и Оксана сядут в рафт спереди, – озвучил свое решение капитан.

– Загребными? – обрадовались мы.

– Грузом, – отрезал капитан.

– Это как?

– Как обычно, только без весла.

После переворота в Коварном, сильная половина нашего экипажа вышла из строя: Паша мучился с плечом и не мог поднять руку, Дима хватался за сердце, но говорил, что ради нас готов на любые подвиги, Леша, глядя на своих товарищей, сильно погрустнел и задумался. На просмотре Итыкайских шивер он увидел две ловушки, из которых живыми нам не выбраться.

– Все бабы живучие, – сказал Дима Грузин, глядя на нас, как будто мы специально скинули в пороге всех мужиков, а сами пошли купаться в джакузи.

Айдар решил идти нашей группе на одном рафте, а всех больных, раненых и многодетных перевезти на автобусе.

Вместо галеонной фигуры богини с обнаженной грудью на нос рафта посадили Оксану. Правда, снимать с себя верхнюю одежду она отказалась, сославшись на недавнюю болезнь. Оксана сидела без весла, как и положено богиням, а все остальные 10 членов лопатили в шиверах веслами, как рабы на галерах.

Груженый рафт, как танкер пробивал бочки. Пару раз река пыталась опрокинуть рафт на один борт, но перевернуть 11 отъевшихся в походе тушек так и не смогла.

Алтай

Сборная команда нашей группы проходит один из самых сложных порогов Челушмана – Итыкайскиешиверы

 

– Давайте уже перевернемся, – подбивал капитана загребной Сергей. Вчера ему очень не повезло, Сашин рафт, как обычно, по-чешски прошел все пороги, никто не утонул, не сломал кости, не выбил зубы и даже не искупался. – Можно искупаться, или там дальше жопа?

Вода была гладкая, спокойная, но Айдар сказал: «Потом».

Потом начались камни, и Айдар сказал: «Прыгай!»

– Здесь же камень, – засомневался Сережа, продолжая улыбаться Айдару своей лучезарной улыбкой. Но Чингисхан как будто ничего не видел, и отвернувшись в другую сторону, лишь хитро щурился на солнце.

Не дождавшись ответа, Сергей послушно соскочил с рафта. Тут Айдар решил  устроить ему экстрим и хладнокровно прижал его бортом к камню. Всплывший с вытаращенными глазами Сережа ухватился за веревку и перестал улыбаться. Он попробовал залезть на борт, но Айдар даже не пошевелился, чтобы подать ему руку. Забрался Сережа сам и больше уже не просил искупаться.

На последней стоянке нас ждал сюрприз – наш прошлогодний инструктор и «самый лучший из мужчин» – Балахнин Леша пришел поздравить Серегу Дзю с тридцатилетием. В руках Леша держал кастрюльку с фирменным походным коктейлем из нагретой водки с лимоном и медом – «Мишки Гамми». Теряя по дороге тапочки и пугая всех дикими визгами, мы кинулись ему на шею.

Леша со своей группой шел примерно по тому же маршруту, что и мы. Но в отличие от нас они обнесли Туданкский, Коварный и некоторые другие пороги. Прекрасно зная, что Леша – один из самых опытных инструкторов на Алтае, который прошел здесь все 5-ки и 6-ки, никто из нас не посмел бы упрекнуть его в излишней осторожности, и в том, что за своих туристов он боится, как за собственных детей.

– Нахер вы вообще тогда на Чулышман ходили? – изумлялась Жанна, отхлебывая мишек Гамми из кружки.

– Нам понравилось, – ответили за капитана ребята из Лешиной группы. – Здесь такая природа красивая. А эти ваши пороги для идиотов, которые в городе обожают проскочить перекресток на красный свет.

Алтай

Правый приток Челушмана – Чульча. Самая труднодоступная река в алтайском заповеднике

 

Попав в алтайский заповедник, река как будто бы успокоилась, и положив голову на громадные лапы каменных чудищ, уснула сладким сном до самого Телецкого озера. Больше не бушевала, не капризничала, не показывала строптивый характер.

 

Чудеса Алтая

Три, как пишут в путеводителях, «жемчужины» алтайского края: Водопад Учар, каменные Грибы и Телецкое озеро, – ради которых культурные люди специально приезжают на Алтай – были у нас под боком. Таким счастливым пасьянсом грех было не воспользоваться.

25 км по жаре будут не так утомительны, если прихватить очки от солнца, бейсболку и флягу с водой, удобную обувь – обязательно. Дорога на Учар, которая постепенно поднимается на 100 метров вверх над притоком Чулышмана – шустрой Чульчей, сама по себе очень красива и разнообразна. С тенистыми водопадами, перекинутыми через ручей березами, кедровыми лесами, каменными насыпями, обрывами и отвесными скалами с железными скобами, по которым надо осторожно переступать, держась за страховочный канат.

Алтай

Финансист-альпинист Леша карабкается на вершину золотой пирамиды Учара

 

Инспекторы заповедника на входе предупредили, чтобы мы внимательно смотрели под ноги. В заповеднике полно редких змей. Если они укусят, мы не должны перевязывать рану жгутом и отсасывать яд.

– Что, прям сразу сдохнуть?

– Нет. Сначала помучаетесь пару недель в больнице, а потом можно на работу.

Когда мы в числе последних добрались до водопада, наши спринтеры Владимир с Надеждой успели обойти весь водопад и полежать в тенечке, любуясь самым большим и красивым водопадом Алтая.

Учар называют самым юным шедевром алтайских гор. Малышке всего 200 лет и выглядит он как всклокоченный подросток, которого только что разбудили, и он в ярости наломал и раскидал вокруг себя все, что попалось под руки, а потом зарылся с головой от стыда в этих обломках. Совершенно чумовой, борзый и шумный водопадик, абсолютно непохожий на своих стройных и прилизанных собратьев. Странно, но его обнаружили только 40 лет назад и стали исследовать. Выяснилось, что Учар образовался в результате грандиозного обвала после очередного землетрясения. 10 лет назад он стал туристическим объектом, одним из 5 самых труднодоступных достопримечательностей в России. Он так и переводится «неприступный», по другой версии «летящий».

Алтай

Самый большой и красивый каскадный водопад на Алтае. Высота Учара160 м

 

– Вставайте, сони – разбудил нас капитан Саша, который привел на водопад новую группу туристов. Нас так убаюкало это однообразное урчание водопада, что мы не заметили, как вырубились на прогретых солнцем теплых каменных плитах.

На закате знакомая долина выглядела фантастически! Ровная и гладкая, как срез яблока, покрытая как бы светящимся изнутри фосфорицирующим мхом, усеянная круглыми ядрами булыжников низина. Было полное ощущение, что вот-вот на эту площадку приземлится космический корабль.

Алтай

На берегах Челушмана не стыдно принимать гостей из иных цивилизаций

 

– А завтра пойдем смотреть грибы, – Саша махнул рукой в сторону, где на склоне белели едва различимые каменные фигуры на ножках.

 

***

– Айдар, а это точно грибы? Ты ничего не путаешь? – спросили мы, разглядывая ряды гордо торчащих белесых столбиков разных форм и размеров с каменными шляпками наверху.

Чтобы увидеть эту порнушку мы подорвались в 5 утра и без завтрака погребли на урочище Аккурум, потому что Айдар сказал, что на рассвете эти так называемые «грибы» особенно свежи и хороши.

Узкая косынка солнечного света медленно разливалась по склонам гор, по вчерашней фантастической низине, по извилистым берегам Чулышмана, как цветочный мед из треснувшей вазы. А мы опять пыхтели, поднимаясь в гору, всасывая ноздрями холодный воздух ущелья Карасу.

Грибы были просто гигантские, как в сказке Льюиса Кэрролла. Некоторые достигали в высоту 8-9 метров, и обхватить их руками никак не получалось. У них были шершавые и пористые ножки с гладкими и плотными шляпками наверху. Стоять под таким грибочком было не очень приятно, потому что казалось, что эта шляпка, весом 12-15 тонн, вот-вот упадет тебе на голову.

– Верхняя часть гриба состоит из более прочной породы и закрывает собой более рыхлое основание от дождей и ветров, – объяснил весь фокус Айдар, – а остальное с годами вымывает вода, оттачивая ножки. Так растут алтайские грибы.

Алтай

Алтайский многочлен. Утренняя эрекция

 

Пока мы любовались грибами, местные парни ни свет, ни заря тоже забрались в грибное ущелье и собирали в пакетик лечебные травы.

– Болеете? – спросили мы.

– Нет, это мои туристы из Москвы что-то приболели. Каждый год  приезжают на Алтай за смыслом жизни, но дальше своей палатки пока не выходили, – ответил алтаец, ощипывая нежно-зеленые листики конопли. – Вам не надо? Здесь сырье очень качественное.

Алтай

На Алтае богатая флора. Фауна не поместилась в объектив

 

– Да, мы тут уже 10 дней под таким кайфом, что боимся умереть от передоза.

К последнему в нашем маршруте сокровищу горного Алтая – знаменитому Телецкому озеру – нас доставил Михалыч по совершенно убитой дороге. Последние сто метров нам даже пришлось пройти пешком, чтобы окончательно не перейти в состояние альцгеймера.

Телецкое озеро – это зеркало, остановка и точка нашего путешествия. Наконец можно отдышаться, подумать и посмотреть на себя в зеркало этого волшебного озера, кем ты стал за это время, пока река несла тебя по течению, погружая с головой в другой мир.

Телецкое озеро не имеет никакого отношения к тельцам, телочкам и прочей рогатой скотине. Раньше здесь жили племена тюркских телесов. А вообще по –алтайски это озеро называется Алтын-Куль И переводится как золотое озеро. Масса легенд есть на этот счет, но самая известная про пастуха, который в голодную годину нашел кусок золота с лошадиную голову. Радости его не было границ. Пошел пастух по селам в надежде выменять что-нибудь съестное, но люди жили так бедно, что не могли ничего предложить ему в обмен на такое богатство. Видя, что и золото бессильно ему помочь, пастух поднялся на самую высокую гору над озером, бросил это ненужное никому золото в пучину и в отчаянии бросился сам.

В общем, все умерли. Это вам не сказка, это суровая алтайская легенда. Зато осталось это чистое, прозрачное и глубокое озеро (325 м), которое еще называют маленьким Байкалом.

Алтай

И нечего на озеро пенять, коли рожа крива

 

Возвращение

– Ну, что, девчонки, теперь на Мажой? Или Карагемский прорыв? – смеялся мастер спорта по спортивному туризму Алексей Михайленко, участник самых престижных соревнований на Алтае: Чуя-ралли, Мажой-ралли, Ак-Талай марган, Camel White Water Challenge. За 20 лет он прошел все алтайские реки и 15 лет назад одним из первых создал свою собственную турфирму «Девятый вал», которая расширила свою экстремальную программу и переросла в «Алтай тур».

– Для начала в «Буревестник», – сказали мы, – на курсы каякеров.

– Все зависит от того, куда вы планируете дальше идти. Если на Нижнюю Катунь, то курсы не нужны, на этом участке у нас сплавляются даже родители с детьми. Чуя, Башкаус, Чулышман – это уже коммерческие реки для туристов, имеющих опыт прохождения на других реках. А есть совсем сложные участки: Верхний Чулышман, Нижний Башкаус, Ак-Алаха, Аргут (Карагемский прорыв), – где невозможно проведение такого рода туров. В советское время, например, для того, чтобы пойти в поход туристы несколько лет занимались в клубах, серьезно изучали маршрут, готовили снаряжение. Поход для людей был как побег на свободу от системы, к которому тщательно готовились. Сейчас случайных людей среди туристов больше. Мы не можем им запретить купить тот или иной тур. Но мы стараемся как можно подробнее рассказать и показать видео рек, чтобы участники могли реально оценить свои силы. В любом случае, последнее слово остается за гидом, который решает проходить порог всей группой или же обносить.

Алтай

Капитан Саня Тырышев вручает сертификаты храбрости за покорение ЧБЧ трем богатырям: Диме Грузину, Диме Французу и бизнесмену Паше


– А сколько сейчас стоит жизнь туриста и кто за нее отвечает?

– В нашей практике несчастных случаев не было. У нас стандартная страховка ОСАО ингосстрах. Гибнут в основном самостоятельные туристы при большой воде. Главные причины – неправильная оценка ситуации, бравада, неудачное стечение обстоятельств, ошибки на воде.

– Когда мы ходили к базовому лагерю Эвереста, альпинисты говорили о том, что на высоте более 8000 м можно забыть о морали. На большой воде это правило действует?

– На реке немного другая ситуация. Как правило, страховка с берега и с воды позволяет помочь человеку. Бывают, конечно, ситуации когда весь экипаж в воде, когда нет страховочного судна или у него нет возможности оказывать помощь. Но у водников заведено бороться за жизнь каждого участника до последнего шанса. Здесь главное быть одной командой. И соблюдать правила: обязательный просмотр, прохождение незнакомых порогов в первую половину дня, страховка с берега и с воды. И конечно, нужна хорошая физическая форма.

– У нас в Карелии полгруппы не умели плавать, вы бы взяли их на сплав?

– Для тех, кто не умеет плавать у нас есть масса других экстремальных программ: конные походы, треккинг, автомобильные и велосипедные туры, спелео туризм – поход в подземное царство известняка, мрамора, доломита, сталактитов, кальцитовых цветов, рек и озер. А недавно мы приобрели для водных прогулок реактивный катер ДЖЕТБОТ, который раньше можно было попробовать лишь в четырех странах земного шара: в Новой Зеландии, США, на островах Фиджи и в Турции. Теперь это чудо есть у нас. Оно несется на огромной скорости по горным рекам и не переворачивается. А для спокойного отдыха у нас предусмотрены экскурсионные туры, которые помогают понять уклад и мировоззрения народов Алтая.

Алтай

Алтай – любовь на грани инфаркта

 

– Жаль, что лето кончилось так быстро…

– А чего жалеть-то? – удивился Алексей. – Самое интересное только начинается. Мы недавно купили новые снегоходы. Приезжайте на Алтай встречать Новый год! Такого вы точно никогда не видели.

Алтай

А это мы: Света и Оксана. Без неопрена. Грустим в ожидании автобуса, который отвезет нас к новым приключениям

 

Благодарим туроператора «Алтай тур»

Адрес: Россия,

Республика Алтай,

г. Горно-Алтайск,

Пр-кт Коммунистический 176-62

Тел. (388-22) 99232, 8 913-999-7363

e-mail: altai.tour@mail.ru

icg: 343432648

Skype: altai.tour

www.altai-tour.ru


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое