Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Картинки / Фотоистория

Страна красных шаманов. Фоторепортаж Олега Климова

Страна красных шаманов. Фоторепортаж Олега Климова

Тэги:

Тува – республика, где нет железных дорог и мобильных телефонов.  Мифическая страна, которая в своем начале возникла в результате географической ошибки.

Географическая ошибка случилась во время заключения «Буринского трактата о границах» (1727). Вышло так, что со стороны России была проложена граница вдоль Саян, а  Китай обозначил свою территорию вдоль горного хребта Танну-ола, в результате чего и образовалась нейтральная зона в несколько сот квадратных километров. Лишь в1921 году в Туву, находящуюся под покровительством Царской России как «ничейная земля», вошли войска Красной Армии – это и способствовало провозглашению народной республики в самом центре Азии, или первого в истории тувинского народа государства – Страны Красных Шаманов. Сегодня таинственную республику вспоминают, когда речь идет о министре по чрезвычайным ситуациям –  ярком представителе своей родины, который призван на эту должность, чтобы укрощать и предотвращать негативные проявления «сил природы и духов». Ну кто еще с этим справится, как не выходец из республики, где шаманизм – официальная государственная религия?

 

СПРАВКА ОТ ШАМАНА

Сведущие люди подсказали нам, что прежде, чем идти к шаманам, необходимо сделать подарок их главному «светскому представителю», тувинскому писателю-классику Кенину Лобсану, который живет непосредственно в краеведческом музее Кызыла (столица республики) и считает себя одним из «важных экспонатов» этого заведения. В качестве  «жертвоприношения» нами был выбран чайный сервиз из местного универмага. Немного подслеповатый Кенин Лобсан остался доволен и тут же настучал на старой печатной машинке такой документ:

 «Справка. Дана телевизионным людям, которые являются друзьями Шаманской Республики Тыва и снимают кино о тяготах и лишениях шаманов и нашего народа.

Приказываю: оказывать содействие и помощь.

С уважением Кенин Лобсан».

Все относились к этому документу с огромной симпатией и уважением. Чиновники нам открывали двери государственных контор, а шаманы приглашали в свои юрты и говорили о наших душах.

шаманы Тувы

 

шаманы Тувы

 

СОВЕТНИК ПРЕЗИДЕНТА ПО РЕЛИГИИ

Шаман Сайлык-оол, который является религиозным советником президента Тувы, выдает короткие фразы, то и дело поджигая ветки можжевельника и размахивая ими вокруг моей головы. Ужасный запах травы, вонь кисломолочных продуктов, из которых делают местную араку (слабоалкогольный самогон) – не только для удовольствия, но и для религиозных ритуалов, – все это весьма способствует откровению в беседе и легкому головокружению. Дом шамана, его «приемная» поражают воображение. На стене огромная картина, написанная местным художником, «Камлание шамана, или Обряд с огнем». Рядом портрет далай-ламы, очевидно вырванный из перекидного китайского календаря. Вдоль стен, на специальных креплениях – «выставка» всех известных и неизвестных мне черепов животных с разинутыми ртами и отличными белыми зубами. В центре комнаты большое деревянное кресло, убранное в шкуру марала, а в качестве подлокотников служат оскалившиеся черепа волков. В кресле, естественно, сидит сам шаман и ведет прием посетителей. Говорит по-русски. Значит, моя очередь:

– Отсутствие всякой веры – это ваша вера. Это не атеизм. Атеизм тоже вера, но вера в безбожие. Вера против Бога. Я означаю, что прошли времена, когда в ваших церквях был Бог и в каждом человеке жил дух. Вы не верите не только в Бога, вы не верите, что самолет, на котором вы летите, долетит до аэропорта, что поезд не перевернется, а машина в горах не улетит в пропасть. Вы не верите в дух вещей. Вы не верите, поэтому боитесь. Страх – это отсутствие веры. Будет катастрофа, когда последний из вас потеряет веру в то, что взойдет Луна или Солнце, – Сайлык-оол то и дело поджигал «курильницу», закатывал глаза и назидательно разговаривал со мной, как с предметом, который «потерял душу».

– Самолет, на котором я летел или машина, на которой я сюда  приехал, не вызывают даже доверия, не говоря о вере. Горы, которыми восхищался Рерих, всего лишь красивы, но не божественны. Силы природы, как правило, разрушительны, а Ваши слова похожи на правду, но в масштабах этой комнаты с черепами и «благовониями».   Разве у человека не может быть иных принципов, в которые он верит?

– Принципы человека одни и те же – дух, рождение и смерть. Человек может потерять свою тень, «серую душу», которая связывает его с другими духами. Потом духи забирают «главную душу», которая есть суть человека. Потерявший главное, может продолжать жить, но недолго, потому что душа его уже растерзана духами. Человек должен жить там, где родился. Там же умереть. Этот круг предопределен Природой.  Родная земля дает ему силу. Раз в два года я хожу к горе Желтого Льва, в то место, где родился. Это святая земля. Я говорю с духами и прошу у них сил. Потом отдаю эту силу людям.

Сайлык-оол родился в 1947 году в семье наследного шамана Сад Пурпу. Не каждый член семьи может стать шаманом. Его могут избрать коллегиально обществом, или  шаман может увидеть в своем наследнике проявления специальных качеств и знаков.  У Сайлык-оол такой знак был – в детстве его череп был покрыт множеством бугров и язв, которые сохранились до сих пор, – якобы от прикосновения к его голове руки деда-шамана, который сказал: «В 45 лет ты станешь камлать, а до этого будет тьма». Вскоре дед был арестован за религиозные убеждения и погиб в тюрьме Красноярска.

– Настоящий шаман – человек избранный. Уже с детства его можно узнать по поведению и поступкам. Люди не должны скрывать шамана и его способности. Однажды, когда мне исполнилось всего три года, я еще не умел говорить и едва передвигался на четвереньках, я взял медный таз и палку, стал стучать ими, закатывать глаза и кричать. Вся деревня была ужасно перепугана и признала во мне шамана. Но они вынуждены были скрывать мой дар – в том числе и я сам, когда стал взрослым. Я пил молоко матери до шести лет, а в семь лет начал ходить на двух ногах. В девять лет меня отправили в школу, и в тоже время я начал видеть  демонов, чертей, как их тогда называли. Я думал, что их видят все, как и я. Но когда узнал, что нет, стал молчать и лишь изредка давал советы людям: не ходи туда или не делай этого.

«Набираться сил» и посмотреть на Желтого Льва мы поехали вместе, правда, мне пришлось вновь соблюсти обряд «жертвоприношения». В этот раз жертвой пали денежные знаки банка России, которые я передал не из рук в руки, а через посредника и в отсутствие самого шамана. Как мне объяснили, это не страх взяточничества, это ритуал, при котором сохраняются «духовные отношения» между шаманом и человеком. Будучи представителем другого мира, я прекрасно понимал, что нужно платить и получать деньги за работу. Однако было трудно понять логику «ритуала», «духовных отношений», и я расценил это всего лишь как  способ религиозного вымогательства.

Показалось странным и то, что наш водитель, молодой тувинец, который мечтал попасть в Москву только для того, чтобы посмотреть фильм «Властелин колец», к обряду допущен не был. В тридцатиградусный мороз он покорно стоял на берегу реки вдали от костра и, может быть, любовался заходом солнца.

– Ты можешь ходить только в том месте, которое я тебе покажу. Не переступай черту. Иначе духи захватят тебя. Ты поймешь это, если не сейчас, то позже. Со мной не разговаривай, но делай то, что я скажу тебе, – таковы были  последние инструкции президентского шамана.

шаманы Тувы

 

шаманы Тувы

 

КАМЛАНИЕ

На закате солнца Сайлык-оол начал свои таинственные, но нехитрые приготовления: первое, что он сделал, – зажег «курильницу» и ветки можжевельника вокруг будущего костра.

«Благовоние» распространялось с удивительной быстротой. Потом он достал деревянного коня с рогом во лбу. Показал его Желтому Льву, при этом издав странный звук. Затем в руках шамана появился череп волка, он поклацал челюстями животного и, кажется, остался доволен поведением бывшего волка. Следующим предметом оказалась бутылка араки и самые разные продукты питания, начиная от колбасы и кончая конфетами. Каждый предмет он показывал Желтому Льву.

В конце концов шаман поджег дрова в костре. Все это было в абсолютной тишине, казалось, природа умолкла. Ни одного звука, ни одной птички. Тишина. Лишь палки трещали в огне, и иногда шаман издавал звуки, похожие на «уо-уо-уо» или «хо-хо-хо». После очередных вздохов и бормотания он достал из мешка шаманский костюм. Также  продемонстрировал святой горе и надел на себя. Последним предметом был бубен. Шаман бережно развернул его, погладил рукой и поставил рядом с костром, как мне показалось, лишь для того, чтобы замерзшая кожа бубна размякла и не порвалась во время камланья. В это время шаман начал «разговаривать» с костром. О чем они говорили, было трудно судить. Но интонация Сайлык-оола не вызывала сомнения: он ругался или, по крайней мере, говорил на повышенных тонах, то и дело показывая рукой в сторону Желтого Льва. В тот момент, когда солнце скрылось за горизонтом, он вскочил, схватил бубен и стал неистово исполнять «танец шамана». И вдруг с горы Желтого Льва поднялась огромная стая черных птиц, с карканьем и шелестом крыльев пронеслась над шаманом и улетела прочь. Он стал кричать сильнее, громче бить в бубен, закатил глаза и упал на колени – его крики превратились в вой волка или собаки. Картина немного жуткая для не посвященного в шаманизм.

Совершив ритуальные хождения по какому-то определенному правилу, шаман подошел ко мне, из бутылки налил в свою ладонь араки и брызнул в мое лицо. Это не вызвало особого оптимизма и не прибавило мне сил – может быть поэтому, он налил полстакана тувинской водки, протянул мне и сказал: «Твое лекарство». В «лекарстве» я не сомневался и сразу выпил. Это было все что угодно, но меньше всего походило на алкоголь. Жуткий привкус кислого молока вперемешку с какой-то травой и запахом (лишь запахом) типичной русской самогонки. Только из уважения к религии я подавил в себе естественное желание...

«Теперь уходи, – сказал шаман, – я должен остаться один». Мне ничего не оставалось, как составить компанию нашему водителю, который по-прежнему молча стоял у реки и смотрел в черную мглу. Что он там видел – бубен шамана или «кольца властелина» – я даже и знать не хотел.

Издревле на Саянах арака, или молочная водка, считалась символическим напитком, который употребляли не только люди, но и духи принимали ее в качестве подаяния от человека. Однако молочная водка не является ценностью для сакрального мира, в отличие, например, от растительных галлюциногенов, которые в представлении древних цивилизаций имеют магические свойства как для духов, так и для людей.  Среди шаманов считается, что применение араки, а иногда галлюциногенов сближает и является одним из способов соприкосновения двух миров: человеческого и сакрального.

Сайлык-оол вернулся возбужденным, и впервые за наше знакомство улыбка не сходила с его лица. Оказалось, что для меня ритуал еще не закончен:

– Духи сказали: ты человек добрый и еще не потерял свою главную душу. Лишь твоя тень, «серая душа», заблудилась в Царстве Мертвых. Я просил духов – они найдут ее, и мы вернем твою тень, а духам оставим что-нибудь взамен…Теперь посмотри на Луну – это отец наш. Отец всех шаманов мира. Поклонись ему три раза... Теперь посмотри на Плеяды – это судья наш. Он вправе помиловать или наказывать. Поклонись и ему. Большая медведица охраняет твой дух, дух человека, подобно ангелу-хранителю. Поклонись... Вот Орион, он – царь животных, растений и наш царь. Поклонись...

– Кто же мать? – спросил я.

– Мать – Солнце, но ее не видно сейчас.

В гостинице поселка Ак-Довурак (запад Тувы), где несколько дней назад наркоманы украли единственный телевизор, нас разместили с условием, что мы не будем выходить на улицу: «Во-первых, опасно, а во-вторых, не дай бог чего-нибудь еще унесете… Да, еще: анашу не курить, водку не пить. Иначе вызову милицию».  Ни того, ни другого нам и не требовалось.

шаманы Тувы

 

шаманы Тувы

 

шаманы Тувы

 

шаманы Тувы

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №59, 2001


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое