Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Убить Чебурашку. Колонка Олега Кашина

Убить Чебурашку. Колонка Олега Кашина

Тэги:

Из Михаила Андреевича Суслова, конечно, получился бы прекрасный герой легенды про старца Федора Кузьмича. Все думали, что он умер, а он не умер. 

В газетах напечатали фиктивный некролог, у Кремлевской стены похоронили пустой гроб, а сам старец в пломбированном вагоне с надписью, например, «Почта» инкогнито уехал в родной Кисловодскдонашивать свои галоши, доживать свой век, наблюдать издалека за тем, как все кончается.

Он же неглупым человеком был, этот Суслов. Понимал прекрасно, что еще лет пять- и повалится все к чертовой матери. Оно ведь уже тогда валилось, и по его ведомству в том числе: ну ясно было, что концерт ансамбля «Бони М» значит для советского человека несопоставимо больше, чем любая первомайская демонстрация, а джинсам и жевательной резинке веры несопоставимо больше, чем газете «Правда». Суслов злился, не спал ночей, плохо ел. Решил бежать, перейти на нелегальное положение.

В курсе были только самые близкие. Вечером накануне бегства он собрал их на даче в Петрове-Дальнем. Настроение у всех было мрачное. С тем, что еще лет десять-пятнадцать, и капитализм вернется, не решился спорить никто. Что делать? При капитализме идеологи-марксисты не нужны никому, хотя - парадокс! - именно при капитализме все по Марксу: у кого деньги - тот и главный, а партбилет ничего не значит.

О деньгах говорили много. Золото партии- это, конечно, чепуха, не было никаких слитков, отлитых из партийных взносов, и никто не увозил их ни в какую Швейцарию. Золото уже превратилось в труху, во все эти обкомы, санатории да типографии, которые рано или поздно отберут, - ну всем всё было ясно. Были еще, конечно, какие-то деньги на зарубежных счетах, но во что их вкладывать, было непонятно.

Долго спорили, засиделись заполночь. Старец хлопнул маленькой ладошкой по столу: тихо, мол, я придумал. Гости замолчали. Суслов говорил долго, негромко, уверенно. Когда закончил, никто уже ни с кем не спорил- верховный идеолог и после своей мнимой смерти оставался верховным идеологом.

За полтора часа до рассвета из ворот дачи выехали темно-синие «Жигули». Почтовый вагон прицепили к проходящему поезду на станции Усово.

Утренние газеты вышли с черной рамкой на второй полосе.

 

***

Никто уже и не вспомнит, как называлась та китайская обувная фабрика, на которой была выпущена первая партия кроссовок с государственным гербом СССР. Моделей- учащихся профтехучилищ (теперь они назывались колледжами и лицеями) привозили в Москву автобусами из дальнего Подмосковья, Тульской и Рязанской областей. Платили по 150рублей за час - не Бог весть какие деньги, но от молодых людей ничего ведь и не требовалось, просто надо было ходить туда-сюда в этих кроссовках. Ездить в метро, пить пиво у станций, заходить в магазины, плясать на дискотеках. Это было в пятницу. Парни в кроссовках провели в Москве (точнее, на юге и юго-востоке, в центр выезжать было не нужно) все выходные. Ночевали в автобусах. Рано утром в понедельник получили деньги и уехали по домам. Тем же утром кроссовки с советским гербом появились в магазинах- там же, на юге и юго-востоке. В Чертанове, Бирюлеве, Капотне, Жулебине. На вещевых рынках и в коммерческих ларьках. Народ покупал- и недорого, и (на моделей в выходные многие обратили внимание) модно.

Операция «Обувь» была только одной из многих составляющих проекта. Из Болгарии привезли первую партию компакт-дисков с записями вокально-инструментальных ансамблей 70-х. Что-то удалось за небольшие деньги пристроить на радиостанции, что-то крутили в киосках с кассетами и дисками возле станций метро. Когда через два дня на «Русское радио» стали звонить слушатели, требующие немедленно поставить в эфир песню «Увезу тебя я в тундру», операцию можно было считать успешной - уже через месяц первый концерт «Наша родина – СССР» (афиши красного цвета висели по всей Москве) собрал полный «Олимпийский».

Задача была сформулирована четко: провоцировать дискуссии по любому поводу, связанному с советским детством

Еще была бригада копирайтеров, круглосуточно дежурившая на самых популярных в те годы сайтах и форумах, от «Кроватки» до только набиравшего обороты «Живого журнала». Задача была сформулирована четко: создавать ностальгические темы, провоцировать дискуссии по любому поводу, связанному с советским детством. «Вы помните, - барабанил по клавиатуре тридцатипятилетний ветеран предвыборных кампаний по прозвищу Брюква, - какая вкусная была газированная вода в автоматах на ВДНХ?»- и сам же себе отвечал: «Да, помню!» «Спасибо большое, что напомнили! А помните песню из фильма “Золото Маккены”?» - тут в обсуждение включался уже какой-то настоящий пользователь, который помнил песню и просил списать слова. Ссылка на форум с помощью поискового спама по словам «порнуха», «сиськи» и «голая Бритни Спирс» поднималась в поисковых системах на первую или вторую строчку.

Эстонский программист, придумавший флэш-версию электронной игры «Ну, погоди!», в которой Волк ловил лукошком куриные яйца, получил 800 долларов вознаграждения в обмен на обещание молчать.

Обстоятельства дальнейшего развития событий до сих пор не изучены. Неизвестно, например, была ли популярность Чебурашки в Японии элементом этой операции или так получилось случайно. «Капитанский конкурс» в очередном полуфинале КВН, когда веселые и находчивые наперегонки должны были вспоминать наиболее трогательные моменты из своего советского детства, тоже случайность или так задумано? Содержались ли элементы НЛП в песне группы «Машина времени» со строчкой «Наше общее детство прошло на одних букварях»? Кто рисовал граффити с Волком из «Ну, погоди!»на стенах московских домов- просто уличные художники или наемные агенты организаторов операции? Мода на пионерские галстукибыла частной инициативой Михаила Куснировича или же заданием, полученным из засекреченного центра?

Рано или поздно, конечно, все это выяснится. Пока же нам остается только констатировать: в начале 2000-х годов в России была искусственно сформирована мода на позднесоветскую эстетику и позднесоветский масскульт. С помощью иногда сложных, иногда вполне примитивных манипулятивных технологий обществу, и прежде всего молодежи,внушили, что совок - это модно, круто, необычно. В шоу-бизнесе, интернете, в производстве одежды и сувенирной продукции была сконструирована теневая индустрия ностальгии, лишенная каких бы то ни было политических подтекстов и ориентированная исключительно на зарабатывание денег узким кругом участников совещания на даче Михаила Суслова в январе 1982 года и их наследников. Чтобы точно выяснить, как именно перемещаются денежные потоки из карманов обывателей на потайные счета сусловского синдиката, достаточно узнать, кто сегодня является реальным правообладателем графического изображения герба СССР, архивов Гостелерадиофонда и фирмы грамзаписи «Мелодия». По степени таинственности и по масштабам заговора эта история вполне может превосходить даже знаменитый «Код да Винчи» Дэна Брауна.

Нам же стоит, печально вздохнув, обратить внимание на то, что история не знала более циничных прагматиков, чем советские коммунисты, для которых конечная цель всегда оправдывала самые бесчеловечные средства. Зарабатывая на искусственно созданной ностальгии, навязанной ими даже тем поколениям, которые уже не застали советской власти, они,по сути,лишают Россию собственной национальной культуры - как, впрочем, и мировой. Обманом убедив миллионы россиян в том, что «дискотека 80-х» - высшее достижение музыкальной культуры, комедии Гайдая - шедевры кинематографа, а Чебурашке нет равных среди героев мультфильмов, они остановили развитие русского масскульта. Кому нужны новые песни, когда у «Ретро-FM»такой рейтинг? Кто снимет новое хорошее новогоднее кино, если все так и смотрят каждый год «Иронию судьбы»? Кому нужна голливудская классика, если есть «Кубанские казаки»? Моду на ностальгию по всему советскому, вначале выглядевшую как забавная причуда массового вкуса, сегодня можно объяснить только как результат хитрого заговора, за которым стоит как минимум Суслов - поверить, что мои соотечественники сами делают выбор в пользу Волка из «Ну, погоди!» и ВИА «Самоцветы», я никак не могу.

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №130, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое