Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Обаятельные неудачники. Интервью с Татьяной Леонтьевой

Обаятельные неудачники. Интервью с Татьяной Леонтьевой

  • 28.06.2021
  • смотрели: 144

Тэги:

В издательстве Foliant вышла книжка рассказов Татьяны Леонтьевой «Суп без фрикаделек». Без ложной скромности мы можем сказать, что причастны к этому событию – ведь впервые рассказы Татьяны Леонтьевой появились на страницах журнала «Медведь». О том, что за книга и о чем она – мы спросили у автора.

Суп без фрикаделек

— Таня, а почему ваша книжка так называется? Суп без фрикаделек это что?

 

—  «Суп без фрикаделек», как ни странно, это не название одного из рассказов, а всего лишь фраза из текста. Такой суп, наверное, символизирует неустроенность быта моих героев и неумение наладить «нормальную», полноценную жизнь.

 

— Герои ваших рассказов — обычные молодые ребята и девушки, обитатели коммуналок и завсегдатаи недорогих кафе в Питере, чувствуется, вы их хорошо знаете. Как можно определить это поколение, если двумя словами?

— Вряд ли в моей книге можно отыскать «голос поколения». Да и не все герои молоды, возраста они разного. Хотя кое-что их объединяет: большинство моих героев — обаятельные неудачники. И каждый из них ищет любви. Не каждый борется, но каждый ждет.

— Как эти рассказы появились на свет, как вы сами для себя сформулировали задачу рассказчика, когда начинали?

— Превратить хаос жизни в космос литературы. Все эти истории на самом деле произошли со мной во времена моей юности. Я, как многие, поехала «покорять Петербург», но вместо вершин очень быстро спустилась практически на самое дно. У меня действительно был муж-алкоголик, нищий поэт, к нам в гости приходили бомжи, я работала няней, потом продавцом в книжном магазине. Когда ушла от мужа, долго снимала жилье — комнату в коммуналке, потом студию пятнадцать квадратных метров. Едва сводила концы с концами, а в личной жизни постоянно был какой-то кавардак. Казалось бы, все эти обстоятельства — не то, чем можно похвастаться. Однако стоило их записать, как они мгновенно обретали особую ценность. Записывание рассказов стало для меня способом обезвреживания суровой реальности.

— Легко ли сегодня живется писателю в России?

— В России писатель должен иметь какую-то обычную, неписательскую, работу, а писать в свободное от этой работы время. Потому что писательскими гонорарами заработать себе на жизнь невозможно. Некоторые писатели сетуют на это, но не я. Не вижу беды в обычной работе: это жизненный опыт, который обогащает и дает материал к творчеству.

Я работаю редактором пять дней в неделю по восемь часов в день, а еще беру подработки. Моя работа никогда не мешала мне писать прозу.

Жить лишь писательским трудом удается единицам, да и то если речь идет уже о переводах книг на иностранные языки, постановках в театрах, экранизациях. Этого уровня невозможно достичь сразу. Поэтому начинающему писателю обязательно нужно запастись терпением.

— Вы являетесь членом жюри премии «Национальный бестселлер». Прочли за свою жизнь сотни рукописей молодых писателей. Зачем они пишут? Ведь если в СССР «писатель» и «книга» были невероятно престижными, значимыми понятиями, в том числе и потому, что писатели были недосягаемой кастой, много зарабатывали, были независимы и свободны — что двигает пишущими людьми теперь?

— Двигает в первую очередь нечто иррациональное. А бумажная книга до сих пор — заветная мечта любого писателя. Ее престиж сохраняется. Правда, возможно, уже не среди широких слоев населения, а внутри писательского сообщества. Стать автором книги — значит реализоваться, высказаться и быть услышанным, утвердить свое существование. Это важная веха, инициация. Пока нет книги, ты вроде как и не писатель. Другое дело, что за этим следуют иные тревоги: а какие продажи, а будет ли книга замечена, а выдвинут ли ее на премию и т. п. Таких переживаний на всю жизнь хватит.

— Какие имена в молодой литературе вам кажутся самыми важными (назовите пять-шесть) и почему? Но речь не идет о тех, кому за 40, их мы и сами более-менее знаем. Действительно о молодых.

— Больше всего ценю Евгения Алёхина и Павла Селукова. Люблю их за честные автобиографические истории и за самоиронию. Уважаю прозу Булата Ханова: у него другой жанр, его герои — идеологи, Булат в своей прозе рассуждает о проблемах современного общества. Оригинальные книги пишет Кирилл Рябов, мастер черного юмора. Очень талантливым считаю Вадима Левенталя — в его романе и рассказах есть какая-то магия. Не пропускаю ни одной книги Полины Жеребцовой начиная с ее чеченских дневников. Жеребцова — это судьба, за которой следишь завороженно, и это личность, которой я не знаю равных по силе среди своих ровесников.

— Количество новых книг все увеличивается, издатели жалуются на падение рынка, на кризис бумажных книг. Каким должен быть роман, или какой должна быть книга рассказов, чтобы потрясти аудиторию, зацепить читателя, совершить переворот в литературе?

— Всегда привлекает внимание новая тема. Например, на «Нацбесте» я голосовала за «Плейлист волонтера» Мршавко Штапича: первая художественная книга о волонтерах — сразу понятно, что это интересно. Уникальный материал!

Возможно привлечь внимание и новой формой. На «Нацбесте» это удалось Ивану Шипнигову — он блестящий стилист.

Еще очень важна интонация рассказчика. Распространенная беда многих современных рукописей и книг — усредненный язык. Когда вроде бы и все в порядке с речью, но индивидуальности нет, по фрагменту автора не узнаешь. А в идеале читатель должен чувствовать, кто там, за текстом, слышать писательский голос. И мысленно вступать в диалог с автором, и закрывать книгу с ощущением, что пообщался с близким другом или старшим товарищем.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое